Москва (20.05.2007 г.) Бхагавад-гита, 13.8-12

Диск 90, л. 5

Аннотация:

Программа – краткая лекция Махараджа и выступление выпускников первого курса “Школы садху” с рассказами-реализациями.

Объяснение того, что знание – это не информация и не образование, а конкретные качества, которые человек развивает, начиная со смирения. Очень проникновенные рассказы студентов о жизни в ашраме, общении с преданными и о том, что они получили за прошедший год. Махарадж сначала представляет каждого из них, а затем публика слушает и оценивает их выступление. Студенты: Арджуна Валлабха, Радхика-Раман, Ромапад, Тимбулат, Намананда, Денис, Коля, Падмалочана; Лилананда. Заключительное слово Нитьянанды Чарана Прабху.

***

Книгу мне пока еще не принесли, но мы прочитаем эти стихи на санскрите:

„Бхагавад-гита” 13.8-12

аманитвам адамбхитвам
ахимса кшантир арджавам
ачарйопасанам шаучам
стхаирйам атма-виниграхах

И я прочитаю остальные стихи из этой серии:

индрийартхешу ваирагйам
анаханкара эва ча
 джанма-мритйу-джара-вйадхи-духкха-дошанударшанам

асактир анабхишвангах
путра-дара-грихадишу
 нитйам ча сама-читтатвам
иштаништопапаттишу

майи чананйа-йогена
бхактир авйабхичарини
 вивикта-деша-севитвам
аратир джана-самсади

адхйатма-джнана-нитйатвам
таттва-джнанартха-даршанам
 этадж джнанам ити проктам
аджнанам йад ато ‘нйатха

Перевод. Это длинный перевод с перечислением разных качеств: Смирение, отсутствие тщеславия, отказ от насилия, терпение, простота; обращение к истинному духовному учителю; чистота, постоянство, самодисциплина; отказ от того, что приносит чувственное наслаждение; отсутствие ложного эго; понимание того, что рождение, смерть, старость и болезни – это зло; самоотречение, отсутствие чрезмерной привязанности к детям, жене, дому и т.д.; невозмутимость в счастье и горе; непоколебимая, безраздельная преданность Мне; стремление жить в уединенном месте, отстраненность от мирских людей, признание важности самоосознания и склонность к философскому поиску Aбсолютной Истины – это Я объявляю знанием, все прочее же называю невежеством.

Тринададцатая глава „Гиты” называется „Кшетра-кшетрагья-вибхага-йога”, что значит йога различения поля и знающего поле. Иначе говоря, йога различения души и тела. Кришна объясняет в „Бхагавад-гите”, что наше тело не что иное, как поле, а душа, находящаяся в теле, отдельна от него и она называется кшетрагьей. Это философский термин, взятый из „Упанишад”, который объясняет простую, но в то же самое время не такую очевидную истину. Эта простая, но не совсем очевидная истина заключается в том, что сознание не сводится к различным реакциям нашего тела. Кришна дает совершенно поразительное, виртуозное описание материальной составляющей живого существа, объясняя, что даже желания относятся к этой категории. Он учит нас в этой главе понять, что есть тело и есть я и я соотношусь в этим телом как нечто, совершенно отличное от него и как тот, кто, в общем-то, пожинает плоды с поля этого тела. Иногда у людей возникают сомнения: „Есть душа или нет души? Есть Бог или нет Бога? Есть черт или нет черта? Есть … не знаю, кто там или нет его?” Кришна говорит: все очень просто. Пойми, дорогой, что есть тело и тело функционирует в соответствии со своими законами. Есть сочетание различных элементов тела – тонких элементов, грубых элементов, есть некие физиологические процессы в этом теле и есть тот, кто все это ощущает. И в мертвом теле происходят те же самые физиологические процессы, в мертвом теле происходит очень много всего, единственное, чего там нет и что отличает мертвое тело от живого тела – это там нет того, кому бы было интересно то, что там происходит (смех). Сейчас мы, душа, наделенная сознанием, смотрит за всем тем, что происходит в нас. Мы едим. Кто ест? Может душа есть? Душа не есть, ест язык – ням-ням-ням. Сигналы, которые поступают с языка, преобразуются в электрические импульсы и душа смотрит на эти электрические импульсы и говорит: „О, какой хороший электрический импульс! Я люблю этот электрический импульс!” И этот электрический импульс называется халава. (смех) Это значит, что я попал в храм Харе Кришны на воскресную программу.

Но смысл, еще раз, в том, что Кришна пытается объяснить нам, что есть я и что не есть я. Что я только считаю собой и что я в силу какого-то недоразумения отождествляю сам с собой и тем самым очень сильно осложняю свою жизнь. И Он делает, как я уже сказал, виртуозный, гениальный анализ, очень изощренный, красивый, интересный анализ, отвечая на вопросы Арджуны: что есть знание? кто есть субъект познания, то есть познающий? и что есть объект этого знания? Потому что наша жизнь не что иное, как процесс познания, наша жизнь – это опыт, правильно? И, к сожалению, в процессе этого познания, я делаю изначальную ошибку, когда я путаю познающего, познаваемое, сам процесс познания, объект знания, познаваемое, и, собственно, что такое знание.

Отвечая на один из самых трудных вопросов, „что есть знание?”… что такое знание, кто может сказать, что “я знаю”, что у меня есть настоящее знание в отличие от невежества? Потому что все что-то знают, все так или иначе живут в этом мире, ощущают, познают его с помощью различных чувств – с помощью языка, с помощью носа, с помощью глаз, с помощью ушей, мы все познаем это и любой дефект в смысле нашей способности познавать, воспринимается как трагедия. Предположим, я слепой. Может ли слепой человек быть по-настоящему счастливым? Нет, потому что он лишен очень важного источника информации или очень важного смысла своего бытия – познавать с помощью глаз. Точно так же глухой человек. Любой человек, который дефектен по одному из органов нашего познания, считает свою жизнь неполной, именно потому, что он не может познавать.

Но теперь, человек может познавать и ничего не познать и большая часть людей именно этим и занимаются – они живут, испытывают что-то, переживают, приобретают какой-то опыт, но в результате этого опыта они так ничего и не узнают. И Кришна говорит, что есть две формы существования в этом мире, когда я познаю и узнаю что-то и когда я познаю и остаюсь ни с чем. Иначе говоря, я могу обрести знание в процессе своей жизни, я могу стать мудрее, я могу стать глубже, мне может открыться что-то, что лежит даже за пределами чувственно воспринимаемого, а может не открыться. Большая часть людей, именно в силу того, что они не совсем правильно понимают изначальные условия, задачи, стоящие перед ними, к концу жизни не становятся ни счастливее, ни умнее, ни лучше. Казалось бы, если я узнаю что-то, должен я стать умнее? Должен я стать мудрее? Я на двадцать килограмм халвы мудрее. Я недавно услышал статистику: что женщина за свою жизнь, среднестатистическая, съедает сорок килограмм помады – это тоже некая важная информация, которую она приобретает в течении жизни. Иначе говоря, если человек живет правильную жизнь, то он должен становиться мудрее и вместе с мудростью, он должен становиться счастливее, он должен становиться полнее внутри. Но мы видим обратное. Самую частую болезнь, которую люди испытывают в старости – это – мы все знаем – старческий маразм. Человек начинает забывать, человек становится рассеяным, человек полностью теряется, теряет направление в жизни. И поэтому, когда Кришна отвечает на вопрос Арджуны: „Что есть знание? Скажи мне, что есть настоящее знание? Скажи мне, как отличить человека знающего от незнающего?”, Кришна не говорит ему: „Арджуна, посмотри, есть ли у него диплом о высшем образовании. Арджуна, посмотри какие у него оценки стоят. Или посмотри, сколько времени он в интернете проводит.” Все это не те вещи. К сожалению, в какой-то период – а был такой период в истории человечества, когда под знанием или под мудростью понималось нечто более глубокое. Но в какой-то период истории человечества произошла подмена и знанием назвали информацию. Отныне знающий человек – это тот человек, у которого много информации в голове, у которого хороший жесткий диск и который забил этот жесткий диск до предела так, что он трещит.

Но Кришна объясняет что есть знание и Он объясняет что есть знание вэтих стихах. Он говорит: аманитвам адамбхитвам ахимса кшантир арджавам ачарйопасанам шаучам стхаирйам атма-виниграхах, и так далее. Он говорит, что знание – это качества, которые обретает человек, которыми обладает человек. И невежественного человека от знающего человека можно отличить по его качествам. Человека, который прожил хорошую жизнь, по-настоящему глубокую жизнь, счастливую жизнь, пусть трудную, но счастливую, можно отличить по тому, что он обретает эти качества: качество мудрости, качество глубины. Кришна говорит, что знание начинается со смирения. Знание начинается с понимания того кто я и что находится в сфере моего контроля. Знание, в сущности, это понимание своей ограниченности или реальное понимание того, кто я есть. Большая часть людей так и остаются в невежестве, потому что они все время находятся в процессе инфляции своего эго. Знаете, когда деньги подвергаются инфляции, то денег становится много, а купить на них ничего нельзя. Денег много, карманы набиты, но они бессмысленны. Точно так же обычный человек, его эго подвергается инфляции – оно становится больше, больше, а человек становится никчемнее и бессмысленнее, его эго растет, его представление о себе становится все жирнее и жирнее, но сам он становится все более и более ничтожным. Поэтому Кришна говорит, что начало знания, настоящее знание, начинается со смирения, аманитвам. И аманитвам – об этом можно долго говорить – аманитвам значит … аман – это значит, что у человека нет этого ложного или завышенного представления о том, кто я есть. Ман значит “я, я, я, аханкара, я делаю, я!” Но настоящее знание, истинное знание, глубинное знание или понимание своей духовной природы приходит тогда, когда человек понимает: я – крошечная душа, частица Бога. Аманитвам адамбхитвам. Адамбхитвам, дамбха – значит гордыня, дамбха значит лицемерие, дамбха значит попытка реализовать себя в какой-то духовной сфере. Аманитвам адамбхитвам ахимса. Ахимса значит ненасилие. Кшантир значит терпение, арджавам значит простота, ачарйопасанам – поклонение духовному учителю или преклонение перед человеком, который обладает знанием, шаучам – чистота и так далее по этому списку, который я прочитал Кришна перечисляет качества и в конце говорит: все это знание. Все остальное – невежество.

Почему я стал говорить сегодня об этом? Потому что мы хотели в каком-то смысле презентовать перед всеми вами нашу программу познания. Сейчас перед вами будут выступать наши студенты, люди, которые учатся в самом первом ваишнавском учебном заведении, еще пока там не все отработано, еще у нас нет очень четких систем или четкого понимания, но у нас есть очень ясное понимание этого принципа, то, что человек, который выйдет оттуда, должен иметь не просто диплом, не просто бумажку о каком-то образовании, не просто сданные экзамены. Он должен обладать качествами. И качества эти вырабатываются в процессе реальной духовной практики, в процессе того, что человек вступает в своей жизни в реальные, непритворные отношения с Богом. И не мне судить – получается у нас что-то или нет – я хочу, чтобы сегодня судьями были вы. Перед вами сейчас, одним за другим будут выступать десять студентов, которые закончили первый курс. Они будут вам что-то говорить, а вы не принимайте все за чистую монету (смех). Вы смотрите на них и старайтесь понять глубже, насколько глубоко они сами поняли то, о чем они говорят. Насколько они научились вкладывать свое сердце в слова, насколько у них есть все эти качества, начиная со смирения и кончая поиском абсолютной истины. Так что сегодня вы – судьи, а мы – подсудимые. Сегодня десять студентов сначала понемножечку выступят перед вами, скажут по несколько слов, буквально два-три слова и не судите слишком строго, вы, конечно судьи, но я прошу вас, чтобы вы были снисходительными судьями. Они будут говорить вам что-то, что лежит у них в сердце, что они поняли за это время, за этот год, который прошел с момента их обучения духовной дисциплине, они будут делиться каким-то своим пониманием достигнутого и им будет страшно. Что греха таить, мне каждый раз страшно, когда я выхожу сюда. Когда я смотрю на людей, у меня уже наметанный глаз, я вижу: этот человек в первый раз тут, этот человек во второй раз тут, этот человек одним глазом смотрит, а другой прищурил и он судит, чего он мне тут скажет (смеется). Им будет страшно, поэтому, еще раз, не судите их слишком строго. И потом, в конце, в конце я может быть сам в заключении скажу еще несколько слов после того, как мы сами посмотрим все это, они покажут вам спектакль. Этот спектакль они сделали сами от начала до конца: они сами написали сценарий, сами написали стихи к этому сценарию, сами поставили его, сами будут играть и вам нужно будет просто еще раз оценить то, насколько в результате этого обучения они смогли приобрести какие-то качества, качества по-настоящему глубокого, мудрого человека, человека, который достиоин нести другим духовные ценности. Разумеется, это всего лишь первый курс, у них впереди еще два курса и даже если они провалятся – а мы услышим это по вашей реакции, вы в конце поставите им оценку – даже если они провалятся, ничего, у них есть еще шанс. Теперь начинается самое страшное, теперь начинается экзамен, теперь вам нужно будет судить каждого из них. У нас есть второй микрофон? Я буду представлять каждого из них на ваш суд, а он будет выходить и будет убеждать вас в чем-то, я уж не знаю в чем, им виднее. Это в основном все молодые люди, со своей историей жизненной, с историей каких-то может быть разочарований или поисков, которые привели их на духовный путь, которые заставили их очень серьезно заниматься духовной практикой и, еще раз, вам нужно будет оценить их искренность и их достижения.

Я первого попрошу выйти сюда Арджуну Валлабху (аплодисменты и крики „Харибол!”) Сюда, сюда, на сцену, чтобы тебя все видели. Я скажу несколько слов про него сначала. Он у нас относительно недавно, где-то года два примерно, год он учиться … не, больше немножко. Я помню, когда он в первый раз появился у нас, он был лохматый, взъерошенный, с длинными волосами, глаза у него бегали и было видно, что он слегка в нервозном состоянии пребывает (смеется). Я не знаю точно его историю, которая привела его к серьезным духовным поискам, но я увидел в то же самое время в нем очень большую решимость и цельность, несмотря на какую-то внешнюю оболочку, я увидел в человеке очень большие задатки, внутренне очень цельного и очень сильного человека. И честно говоря, должен вам признаться и даже покаяться, я не думал, что он надолго у нас задержится (смех). Я думал: ну, побалуется немножко, походит, побегает, пораспространяет книжки, потом вернется опять обратно к себе в Калугу к своей обычной жизни, к обычным ценностям… или, может быть, ну, не совсем обычным, не совсем туда же, но я оказался неправ и я с радостью признаюсь в своей ошибке. Я очень счастлив сегодня, что я ошибся тогда и это он и теперь его очередь говорить.

Арджуна Валлабха: Харе Кришна.

Махарадж смеется: Начало хорошее.

 Арджуна Валлабха: Я хотел начать свое повествование с рассказа. Очень вдохновляющий рассказ, мы как-то с Радхикой-Раманом были на кухне и мыли посуду и там Бхактибринга Говинда Махарадж читал лекцию и он начал рассказывать историю про Господа Шиву и Сати. История такова, что Господь Рамачандра в это время … Равана украл у Него супругу Ситу и Он находился в разлуке и постоянно сокрушался, там ходил, стонал: „Где Сита? Где Сита? Куда она пропала? Когда же Я увижу Ее?” И господь Шива, так как он преданный Господа Рамачандры, он хотел попасть очень сильно на даршан к Господу и как-то у него это получилось и он вместе со своей супругой пришел туда и когда супруга увидела Господа Рамачандру, который сокрушается о Своей супруге, она подумала, что это обычный мужчина, какой-то обычный влюбленный, муж. И она сказала, что это не может быть Богом, что Господь Рама никакой не Бог, а обычный человек и Господь Шива пытался ее убедить, сказать „ Нет, нет, это не правда, это Сам Бог!” Но она сказала: „Я докажу тебе.” И с этой мыслью она ушла, они расстались и тогда Сати превратилась в Ситу и предстала перед Господом Рамачандрой. И Господь Рамачандра, он ходил, говорил: „Сита, Сита, где Ты?” И Он доходил до псевдо-Ситы, разворачивался и шел в другую сторону, как будто ее не было. Потом она так не поняла, что происходит, снова обогнала Его и встала перед Ним, Он снова дошел до нее, развернулся и в другую сторону пошел. И так много раз повторялось и потом Господу надоело это и Он смотрит и говорит: „Сати, а ты что здесь делаешь? Ведь не положено в ведическом обществе супруге одной, без мужа гулять.” И когда Господь сказал это, то она на поняла, что на самом деле переживания, которые испытывал Господь Рама в это время были духовными и с таким сознанием того, что она совершила великое оскорбление Господа, она пришла к Господу Шиве и как известно, ей хотелось сесть ему на колени, но Господь Шива не принял ее, он сказал, что: „Ты осквернилась и ты недостоина того, чтобы сидеть у меня на коленях” и отверг ее. И тогда Сати поняла всю трагичность положения, в котором она попала и она решила себя сжечь в огне. И она сожгла себя и она сделала это незамедлительно. И почему она так поступила? Оказывается, у нее была очень сильная вера в то, что она – вечная спутница Господа Шивы и что если даже она оставит это тело, то в следующей жизни она обязательно будет его супругой. В следущей жизни она родилась как Парвати и так как мы знаем, что все эти лилы, которые разыгрывают преданные Господа, они для нашего блага и то, что мы находимся в обществе таких преданных как Госвами Махарадж, Ватсала Прабху Дайван Прабху и они дают нам знание духовное о самбандхе, о нашем изначальном положении, что мы слуги вечные Господа, что мы Его неотъемлемые частицы… То есть если у нас по их милости, помимо сухой философии, появится сильная вера в то, что мы не отличны, неотъемлемые частицы Бога, Его вечные как бы сказать, спутники, то тогда, что бы ни случилось, в какие бы ситуации сложные мы ни попадали, просто одна вера вто, что мы вечные слуги Бога, что мы Его неотъемлемые частицы, то есть эта вера все препятствия на нашем пути превращает в ничто. Просто одной это верой в то, что мы слуги Бога, это достаточно. Это то, что я хотел сказать. Спасибо. (аплодисменты)

Махарадж: Теперь все – у нас большое жюри, мы не сможем узнать мнение каждого из членов этого жюри – но те, кто считает, что Арджуна Валлабха успешно сдал свой экзамен, должны поднять руки и закричать „Харибол!” Те, кто считает, что он не сдал экзамен, должны сделать то же самое сейчас. (смех; никто не кричит) Ок, единогласно. (аплодисменты) Мы дарим ему, как и всем остальным – тем, кто сдаст, естественно – подарок. Это толстая тетрадь, на которой почему-то написано „National Geographic”, водопады, я думаю, что есть эзотерический смысл в этом во всем, но они об этом вам расскажут на своей следующей лекции в следующем году. Арджуна Валлабха Прабху, спасибо большое.

Следующего я хотел бы попросить подняться на сцену – девять человек у нас будет – Радхика-Рамана Прабху (аплодисменты). Он тоже появился среди нас относительно недавно. Он приехал сам из Архангельска, да? Из Петрозаводска. Я все время путаю Архангельск с Петрозаводском, уж не знаю почему. Вчера я человека из Архангельска назвал человеком из Петрозаводска, а сегодня человека из Петрозаводска – человеком из Архангельска. Приехал он к нам с Севера и тоже я к нему присматривался со стороны так слегка и тоже думал: „Чего такой молодой, красивый, в ашраме делает?” Потому что, ну обычно в ашрамы уходят старые и уродливые (смеется), но он на самом деле очень быстро какие-то мои сомнения в своей искренности рассеял, потому что достаточно было посмотреть с каким невероятным вниманием и серьезностью он повторяет мантру.

Все люди, которые приходят в Общество сознания Кришны, так или иначе приходят, побуждаемые очень искренними мотивами, как правило, это какое-то разочарование в жизни или серьезный внутренний поиск, но судить о том, насколько увенчается успехом этот поиск, можно по тому, как человек повторяет мантру. И когда я увидел как серьезно Радхика Раман отосится к этой ежедневной медитации утренней, к ежедневному внутреннему процессу общения с Богом, я подумал, что это непростой человек. Шрила Рупа Госвами говорит, что, как правило, человек начинает духовный путь уже имея за плечами какой-то духовный опыт и я, присматриваясь ко многим людям, живущим вокруг меня, могу видеть отпечаток этого духовного опыта. И Радхика Раман – один из таких людей. В ашраме его все любят без исключения, он с утра до вечера служит преданным, но с самого раннего утра он служит Святому Имени. И то, как он это делает, с какой интенсивностью, с каким тщанием, я думаю, каждому из нас стоит у него поучиться. Просто от одного наблюдения того, как это делается, появляется очень глубокая вера в эту практику. Потому что видно, что человек мало того, что человек делает это очень серьезно, он получает очень большую ответную энергию от Святого Имени. Теперь я попрошу его … после такого представления очень трудно что-то говорить, я понимаю, но я специально подвергаю его тяжелым испытаниям (смеется) (аплодисменты).

Радхика Раман: Харе Кришна.

Махарадж: Начало каноническое.

Радхика Раман: Вот Госвами Махарадж говорил, что все приходят в общество преданных в результате каких-то поисков или в результате каких-то событий, которые с ним происходят в жизни и за то время, пока мы проходили обучение в Юрлово очень много было вдохновляющих вещей и очень много о чем хочется рассказывать, особенно с преданными, с которыми близко общаешься очень часто есть темы, с которыми можно обсуждать, делиться. Нас просили коротко какие-то вещи рассказать. Я когда думал, мне две вещи сразу пришли на ум, о которых я бы хотел вам рассказать. И первая вещь касается отношений. Я вспоминал свое прошлое, совсем еще недавнее, перед тем, как я еще не знал преданных, не знал ничего о сознании Кришны и у меня все время одна вещь такая вставала вопросом в моей жизни – это то, что я искал каких-то отношений с людьми очень близких, с друзьями близкими, всегда какие-то отношения, но все время было так, что эти отношения, даже если был какой-то очень близкий друг или очень близкий человек в конце концов они заканчивались тем, что из-за того, что сталкивались интересы разные или какие-то качества проявлялись разные во мне и в другом человеке, эти отношения приводили либо к каким-то раздорам, либо к разочарованиям. То есть не было того, чего хотелось, вот таких отношений стабильных. И когда я пришел к преданным, я думаю, что каждый, наверное, такой опыт тоже имеет в своей жизни, когда я познакомился с преданными и начал с ними общаться, у меня на самом деле этот страх оставался и до сих пор у меня остается еще до какой-то степени в сердце страх, я просто понимал, что эти отношения рвались зачастую из-за моих же собственных качеств, потому что у меня у самого качества, которые многие не нравятся людям. И я, когда пришел к преданным, я боялся, что эти качества преданные заметят и тоже перестанут со мной общаться, а мне бы не хотелось этого, потому что мне понравились очень преданные как люди. И когда я попал в ашрам, то я тоже этого боялся и как-то всячески старался скрыть свои недостатки, но все знают, что в обществе преданных невозможно скрывать свои недостатки, что преданные все видят и все вылазит наружу в конце концов. И то, что меня удивило и до сих пор меня продолжает удивлять, это то, что преданные, несмотря на все мои недостатки, которые вылазят постоянно, они закрывают просто на это глаза и не перестают поддерживать отношения, не рвут дружбу. То есть такие очень необычные люди преданные, потому что этого я никогда не мог найти просто в мире среди людей, которые не знают ничего о сознании Кришны. Это первый момент и он меня до сих пор очень вдохновляет и я хотел бы не забывать об этом всегда и хотел бы вас попросить, чтобы меня благословили, чтобы я тоже об этом не забывал, что преданные такие необычные люди, что они умеют так делать, умеют по-настоящему дружить, умеют по-настоящему отношения строить.

А вторая вещь, это тоже я вспоминал и до сознания Кришны у меня такое было впечатление всегда оставалось от жизни, от деятельности, от работы, от каких-то других занятий, от спорта, что эта деятельность тоже мне не приносила какого-то удовлетворения полностью, хотя нравилось, но в конечном счете какое-то неудовлетворение чувствовал. И вот когда я к преданным попал и особенно в ашрам приехал, старшие преданные заняли нас такой деятельностью, которая вроде и кажется внешней, но она уже сама по себе, потому что эта деятельность совершается для Кришны и для преданных, она приносит удовлетворение, приносит счастье. Вроде бы ничего не изменилось, тоже действуем, что-то делаем, но тут счастье какое-то, удовлетворение приходит, если искренне как-то хоть стараешься чуть-чуть, то деятельность в сознании Кришны приносит удовлетворение и счастье. Это тоже меня удивляет до сих пор, как это так, почему – не могу до сих пор до конца этого понять. Вот такие две вещи и я хотел бы сказать спасибо большое за все за это старшим преданным, Госвами Махараджу и особенно поблагодарить преданных, с которыми мы формально в ашраме как бы являемся равными, но только формально, на первом курсе учимся вместе потому что мы с ними больше всего общаемся и они тоже очень сильно помогают. На самом деле больше всего, наверное, помогают. Спасибо большое. Харе Кришна. (аплодисменты)

Махарадж: Еще раз, условие нашего состязания заключается в том, что вы смотрите, слушайте, оценивайте. Даже не столько по словам, потому что слова иногда могут обманывать, сколько по интонации, по чувству, которое человек вкладывает в голос. Теперь ваша очередь ставить оценку Радхика Раману. Все, кто считает, что он прошел экзамен, поднимите руки и крикните „Харибол!” (кричат) Кто считает, что он не прошел? (молчание) Похоже, что тоже единогласно. Спасибо большое, Радхика Раман Прабху, я поздравляю тебя.

У нас на очереди следующий человек, это Ромапад Прабху. Он с нами уже в течении довольно долгого времени находится и он вырос у нас на глазах. Он и сейчас еще очень юный, но пришел он года три тому назад совсем юным. Такой юный, немножечко стеснительный, очень молчаливый и за все это время разные были какие-то периоды у него в жизни. Но при этом, несмотря на сложности, которые есть у любого человека, занимающегося духовной практикой, видно было, что у него есть очень большая решимость. У него был какой-то внутренний поиск или попытка найти себя, понять, что же он будет делать, чем он будет заниматься, реализовать заложенные в нем способности. И спектакль, который вы будете сегодня смотреть – это будет премьера этого спектакля – написан целиком им, в стихах, причем в очень хороших стихах. Он, похоже, находит себя, нащупывает свое собственное место, свою собственную как бы форму служения и я очень рад, что этот процесс внутреннего осмысления и взросления происходит очень успешно в нем. У него множество талантов – он замечательно поет, замечательно играет, пишет стихи ко всему прочему, да еще и живет в ашраме, что одно из самых удивительных качеств. Так что теперь его очередь сказать что-то вам всем.

Ромапад Прабху: Харе Кришна. Много не скажу. Мне всегда нравилось делать какие-то вещи, там уборку например, там творчествовать, что-то фантазировать. Ну и когда я пришел в сознание Кришны, я обнаружил, что все это можно так здорово занять в духовной деятельности. Вот этот сценарий, когда он писался, это тоже был очень таким большим опытом, потому что приходилось именно предаваться преданным тоже, Кришне, чтобы что-то хорошее получилось. Ну на самом деле, самое главное, что я получил в ашраме, это на самом деле то, что у меня было с самого начала в сознании Кришны – это вера в преданных. Когда именно ну в какой-то момент я понял, что моя вера зависит от общества преданных, именно от вас, как вы практикуете сознание Кришны и я как бы просто смотрю на вас и вдохновляюсь насколько удивителен процесс сознания Кришны. Когда живешь в ашраме с преданными и видишь как они меняются у тебя на глазах – старшие меняются, твои друзья меняются, вот первый курс сейчас пришел – там одни полубоги (смех), просто смотришь – дышать боишься.

Махарадж: На первом полубоги, а на втором уже боги (смех).

Ромапад Прабху: Ну я не это имел ввиду… Ну и еще тоже очень важная вещь – это Святое Имя, когда алтарная после мангал-арати превращается в лес наимишараньи – там под каждым деревом сидят мудрецы и медитируют и не то, чтобы что-то там непонятно бормочут что-то, а именно медитируют и думаешь: „ну надо же!” и тоже иногда проникаешься. Я не скажу, что у меня очень хорошая джапа, может даже наоборот, но просто так как-то, по милости преданных, так тоже внутрь проникает Святое Имя. Я как-то вышел из алтарной, взял тетрадку, записал – ну я прочитаю просто:

С почтением взывать попробуй хоть разок, услышав звук.

Ведь Имени глоток способен цепь порвать – твой вечный друг.

Не думай о себе, что ты хорош иль плох, не жди плодов,

Ума переполох вновь подчинить в борьбе ты будь готов.

Как много смысла вдруг найдешь ты в двух слогах Святых Имен!

Что толку в двух ушах – мне б миллионов вдруг – так вкус силен!

Мне б сотни языков, чтоб танцевал на них Господь Хари!

Прими теперь мой стих, пусть я не готов, лишен любви.

(долгие аплодисменты)

Махарадж: Я даже не буду спрашивать вашего мнения, и так ясно. Ромапад Прабху, спасибо большое.

Следующий, четвертый наш человек, экзаменующийся сейчас перед нашим строгим жюри, – это Тимбулат Прабху. Тимбулат тоже приехал относительно недавно, но он со свойственной ему основательностью сразу приступил к духовной практике. Когда смотришь на него – то, что он делает и то, как он делает – то приходит на ум именно это определение: основательный человек. Он все делает очень основательно, очень степенно, очень последовательно и очень честно. У него есть, опять же, та же самая цельность, о которой я говорил, когда представлял Арджуна Валлабху Прабху. Он скроен из одного куска и эта цельность или искренность и при этом решимость, какая-то сила внутренняя, она сквозит в каждом его поступке. Но это всего лишь навсего предварительная характеристика. По-настоящему мы поймем, что у него творится в сердце после того, как он нам что-то скажет.

Тимбулат Прабху: Харе Кришна. На самом деле много очень получилось за один год этот, наверное самый такой был год очень, много всяких событий произошло в жизни. Но самое важное, что в моей жизни произошло – это то, что я начал видеть людей, которые по-настоящему живут по тем принципам, о которых говорит духовный учитель и Бхактивигьяна Махарадж. Я до того еще, как в ашрам попал, практиковал какое-то время тоже сам сознание Кришны и всегда у меня было чувство неудовлетворенности, что я какой-то секрет не могу понять. Мне всегда нравились преданные и Кришна – вроде чувствовалось, что это Бог, но я чувствовал, что где-то у меня ошибка, что-то я не понимаю. Мне преданные казались тем не менее какими-то странными людьми. Я смотрел на них, они там например, могли не работать и думать, что вот, Кришна денег даст или если милиция подходила тоже я удивлялся – и они не паспорт доставали, а книгу и говорили: „Вот, возьми, почитай книгу. Причем здесь я, вообще? (смех) Вот паспорт Кришны.” И мне непонятно было просто – такие интересные люди, но потом я начал слушать, встретил духовного учителя и начал слушать его лекции, лекции Бхактивигьяны Махараджа начал слушать и они начали такие вещи говорить, которые у меня в сознании просто революцию начали совершать. Потому что они говорили: самое важное – это быть смиренным, самое важное – быть слугой, самое важное – понять, что от меня ничего не зависит. И это трудно было понять, потому что я всегда привык жить в своей жизни в режиме соревнований – либо ты победитель, либо ты проиграл полностью, и все так живут в материальном мире. Но мне хотелось все-таки понять, что они имеют ввиду вообще. И я пытался понять это своим умом, как-то логически, пытаться прикинуть – ну, наверное, это как-то удобно или это как-то выгодно там может быть, но не получалось просто. И очень сильно хотелось понять что же это значит. И когда я просто по милости как-то преданных, духовного учителя, Бхактивигьяны Махараджа, я попал в ашрам и сразу увидел таких людей, я просто поразился – они по другим правилам жили совсем, они не жили в материальном мире, ну, по правилам материального мира. Если в материальном мире считается позором мыть туалет, то например когда меня ставили в туалет мыть там и кто-то меня видел, они говорили: „Вот ты совершенства достиг (смех), ты просто самый первый слуга сегодня, больше всех служил.” И я не мог понять, как такое вообще может быть?! Туалет меня мыть заставили! И духовный учитель всегда говорил: „Настоящий преданный – это тот, кто в … список из преданных есть и вот он последний в этом списке как бы и вот этот вот самый лучший преданный.” И вообще удивительно было как-то … вот первым – это понятно, а последним … там же никто не видит тебя. И я вот видел, как преданные на самом деле на каждом шагу они зависят от Кришны, друг от друга, зависят от духовного учителя своего. Они, когда начинают читать лекцию – они все очень разумные и очень такие зрелые личности – но они начинают молиться и понимают, что они просто инструменты в руках Кришны, либо ходят на санкиртану. И невозможно в ашраме просто гордиться, потому что Господь, Он как-то Сам персонально за этим следит, я заметил. Ну, то есть, если только подумаешь, да, можно там Харе Кришна думаешь споешь и забываешь слова или все вообще из головы вылетает просто. Ну невозможно просто, такая вот атмосфера.

И это одна вещь, которую я понял. И вторая – это то, что очень важно вот это, о чем говорят духовные учителя – это общение с преданными. Как рыба в воде вода – это ее естественная среда и также преданный, он не может жить вообще без общества преданных. Как только он попадает куда-то там, выпадает из эфира, да, точно так же как и рыба без воды, он задыхаться начинает. Я вот сейчас начал чувствовать, что как только я из ашрама выхожу, сразу все, перекрывает дыхание и невозможно, хочется хотя бы на немного окунуться, вдохнуть и потом уже дальше. Ну вот это вот такие для меня самые важные вещи были. И я просто надеюсь, что люди, которые живут там, что Махараджи помогут мне понять все то, что хочет сказать, все то, что хочет донести духовный учитель. Ну, может быть я сам когда-то смогу как они жить, потому что сейчас я просто так пребываю. Харе Кришна. Спасибо всем. (аплодисменты)

Махарадж: Так, кто считает, что Тимбулат прошел экзамен, поднимите руки и крикните „Харибол!” (кричат) Кто считает, что он не прошел экзамен? Кто воздержался? Ок, Тимбулат Прабху, спасибо большое.

Не уходите, пожалуйста, у нас самое интересное в конце. Сейчас к нам выйдет Намананда Прабху. Намананда Прабху известен во всех трех мирах (смех). Когда я даю лекции в каких-то других местах, в других городах, я все время ищу глазами Наманадну Прабху в аудитории, потому что без его реплик лекция – это не лекция (смех). Его реплики – это лучшая часть моей лекции (смех; что-то происходит и Махарадж смеется). Подожди … Он обладает совершенно ни на что не похожим и ни с чем не сравнимым чувством юмора. И даже когда он говорит совершенно обычные вещи, все начинают смеяться. И если вы в это не верите, сейчас вы в этом убедитесь на собственном опыте.

Намананда Прабху: ХАРЕ КРИШНА! Один артист, вы его все знаете, он украл у меня мой голос, я теперь говорю его гoлосом частенько. Ну на самом деле я долго думал, что сказать и в какой-то момент я вдруг понял, что мне совершенно нечего сказать – такая вдруг пустота внутри образовалась. Я когда в школе учился, учителя про меня говорили: умная голова дураку досталась (смех). С возрастом как бы голова умной перестала быть, память ухудшилась, а все остальное осталось. И примерно в таком состоянии меня подобрали преданные (смех и аплодисменты). Благо, это были мои родственники – сестра, мама – первые преданные, с которыми я начал общаться и им некуда было от меня уйти – мы жили в одной квартире. Но в какой-то момент мне дома уже было тяжело практиковать сознание Кришны… на самом деле я удивляюсь, что те люди, которые живут дома и поддерживают свое сознание Кришны – это герои на самом деле, потому что мне было очень тяжело совмещать духовную жизнь и ту же обычную работу, то есть общение с материалистами, оно в корне подрывало мою духовную жизнь. И я как бы сдался в этом состоянии на милость духовного учителя, он меня благословил. Он говорит: „Хочешь в храме жить, да?” Я говорю: „Хочу. Не хочу, не могу по-другому жить.” Это было на Гаура-пурниму, он прислал мне письмо и написал, что я вот сейчас стою перед Божествами, сегодня Гаура-пурнима и я молюсь Господу Гауранге и Господу Нитьянанде, чтобы тебя взяли в ашрам – вот почему я оказался тут. И действительно, прошло где-то полтора месяца, ко мне подошел Ачал Прабху и сказал: „Давай, приходи к нам, водитель нужен.” И это спасло. И какое-то время я ездил с Ачалой Прабху, потом мы начали учиться… Но на самом деле, к чему я это говорю – к тому, что действительно, может быть это все весело, ну да, смешно говорю, но хороших качеств у меня практически нету. И что я заметил за два года жизни в ашраме – это очень сильное терпение преданных. На самом деле это та вещь, которую я очень ценю, потому что ну ни в одном другом обществе меня бы держать не стали бы. Посмеялсиь бы и сказали: „Ну, а теперь хватит.” Но преданные – они терпят и как у нас, допустим, вот бывают экзамены – вчера мы сдавали экзамен по „Шри Ишопанишад” и как бы написали контрольную, я так думаю, что написал, готовился, все-таки, но иногда Кришна нам устраивает экзамены на терпение, на смирение и вот эти экзамены я регулярно проваливаю, эти экзамены я сдать не могу пока. И я вот хотел бы вас всех попросить, чтобы вы все за меня помолились, чтобы я вот эти экзамены тоже начал сдавать потихонечку, потому что иначе меня и общество преданных терпеть перестанет. Спасибо. Харе Кришна. (аплодисменты)

Махарадж: На самом деле сегодня особенный день, потому что у Намананды Прабху к тому же еще и День Рождения сегодня (крики „Харибол!”), так что это еще один повод, чтобы дать ему благословение и я так полагаю, что экзамен он свой выдержал.

Следующий – Денис. Денис приехал из Минска к нам и он, до того, как приехал к нам, был преуспевающим бизнесменом. В это трудно поверить сейчас, но это было так. В течении довольно долгого времени у него был свой процветающий бизнесс. Но какое-то неудовлетворение нарастало и это неудовлетворение в конце концов привело его сюда. И я тоже присматривался к нему, смотрел насколько он будет справляться с непростой дисциплиной и непростыми условиями всего этого, потому что вначале не было у меня какой-то уверенности, но я, опять же с удовлетворением, могу сказать, что на мой взгляд он экзамен выдержал, экзамен на искренность. Очень важно, когда человек становится на духовный путь – есть много историй или мистерий с аналогичным сюжетом, когда человеку говорят, что он не должен оглядываться назад. Если человек все время оглядывается назад, то он не сможет идти прямой дорогой и развиваться вперед. И я все время пытался понять: будет он смотреть назад или нет? Потому что у него были деньги, были возможности, были там всякие штуки, которые с собой деньги приносят и все время я искал в нем этих намеков: будет он смотреть назад или нет? И вот ни разу я не поймал его на том, чтобы он оглядывался назад. У меня было очень ясное ощущение, что этот человек идет вперед и хочет идти только вперед. Ну, а теперь вам судить: прав я был или нет. Денис вам сейчас скажет несколько слов.

Денис: Харе Кришна. Когда преданные попросили рассказать, что я получил в ашраме за год, я сразу задумался и сразу большой список начался: много предметов, много всего разного… И на самом деле я понял, что преданные мне буквально за год дали очень много, это был бы огромный список, если бы пришлось … именно то, что мне давали, если бы пришлось это рассказывать. Но я заглянул внутрь и решил: а что же я действительно получил? И я понял, что критерием является та благодарность, которая в сердце у меня появилась из всего того, что они давали. И это я увидел несколько плодов. Во-первых, то уникальное образование, которые преданные составили, то есть систематическое образование, которое я действительно хотел тоже получить, ваишнавское образование. Я учился в университетах, начинал учиться, там менял университеты и нигде не мог найти, понять, в чем же смысл. Я доучивался максимум год и думал: „Какой же это бред!”, бросал его. А тут огромный плод на самом деле даже является то, что я тут на второй год сейчас перешел – это в первый раз за много университетов я на второй год перешел. И на самом деле причина этого – это то, что дается в ашраме – это образование, но уникальность его то, что оно удивляет. Каждый день ты приходишь и ты удивляешься. Это удивление, оно просто как у ребенка, я давно не испытывал таких ощущений. И когда ты удивляешься, то это удивление оно дальше порождает применять разум, хочется погрузиться еще глубже, понять: неужели это так? И с разных сторон заглянуть. И погружаешься и разум, на самом деле разум – я понял, что разум я давным-давно не применял, там уже все просто поросло паутиной. Я очень испытываю сильную благодарность за то, что этот механизм начал работать и что-то начало крутиться. А все благодаря тому, что преданные – я каждый день удивлялся – то, что они живут, на самом деле старшие преданные просто ради нашего образования. Они все оставили, у них … казалось бы в ашраме и так не много как бы удовольствий или еще чего-то, кажется, что аскетично, но даже тот минимум – время изучения „Шримад-Бхагаватам”, дополнительные круги – все это было оставлено просто ради того, чтобы они еще лучше … они хотят все время улучшить наше образование и я это вижу, мы живем вместе и это невозможно не увидеть. Старшие преданные они просто прониклись всем этим и это несколько примеров: Ватсала Прабху, он приехал из Индии и очень заболел и плохо себя чувствует – и я вижу это постоянно, но он живет просто ради нас, ради нашего образования и с преданными со старшими они планируют, с нами, они нам доносят и он живет просто этим и невозможно не вдохновляться, глядя как они это делают. И невозможно не желать принять все это от них.

И все старшие преданные –это вот второй плод – то, что я очень рад, что я живу в этом обществе. Это уникальное общество, где такие святые личности дают свое общение каждый день и невозможно не быть счастливым просто находясь рядом с ними, глядя, как они общаются между собой, это просто духовное знание, которое мы получаем, оно реально реализовывается, просто глядя на их общение, на то, как они действуют в той или иной ситуации. Все это оживает сразу же, просто оживает. Тоже был случай, когда я понял очень сильно свою ответственность, когда мы собирались на санкиртану однажды и все время утром все бегают, копошатся, собирают книжечки на санкиртану. Мы две недели учимся, а две недели распространяем книги и выходит из своей конорки Доял-Нитай Прабху и такой в растерянности к Санджаю Прабху подходит и Санджай тогда у нас был старшим, у нас есть старшие, каждый месяц меняются и к Санджаю подходит и с таким разочарованием говорит: „Санджай, книжек совсем мало распространяют, я не знаю что будет вообще. Мы скоро будем есть одну редиску.” И Санджай Прабху он так серьезно посмотрел на него и говорит: „Ну да, будем. Если понадобится, будем есть редиску.” И повернулся ко мне, взял меня за руку и говорит: „Ты не обращай внимания, просто распространяйте книги и постарайся, чтобы там в машине вы там два часа буквально, три вы распространяете, просто будьте более серьезными, не спите там, пожалуйста, в машине.” И я понял, что ради нашего, что мы учимся, то есть преданные, они идут полностью на аскезу, они готовы жертвовать чем угодно, они полностью себя вложили, всю свою душу в наше образование, они поставили на кон очень многое. И благодаря этому я в первый раз почувствовал, что я действительно, может быть чуть-чуть вообще стал серьезнее и как-то ответственнее и может быть повзрослел. Потому что тело, оно взрослеет, но часто замечаю, что внутри со всеми желаниями как-то что-то делать и быть ответственным. Но тогда я действительно как-то искренне, как-то в сердце я почувствовал, что я действительно должен как-то с преданными сотрудничать и хотя бы что-то для них сделать на моем уровне, как я это могу. Я очень сильно им благодарен. Это очень главный плод, который я пытался оценить и внутри в своем сердце увидеть, что эта семейная атмосфера … то, что бы ни происходило там на самом деле, я могу копать яму, могу и мир спасать, но в этой атмосфере просто можно делать все, что угодно на самом деле, просто идя по стопам этих людей, они очень сильно вдохновляют. Спасибо им большое. (аплодисменты)

Махарадж: Ок, дорогие судьи, кто считает, что Денис сдал свой экзамен и его можно перевести на следующий год в этом университете? (кричат) Ок, спасибо большое, Денис.

У нас три человека осталось, которые расскажут вам – я надеюсь, что скоро мы уже перейдем к заключительной части. Коля, пожалуйста, выйди. Коля, он пришел совсем юным мальчиком к нам, скромным, стеснительным, он с благословения своих родителей пришел к нам и тоже я все смотрел насколько он выживет. Потому что, еще раз, нужна определенная решимость, серьезность и зрелость. Жизнь там хотя увлекательная, но не легкая по-своему. И я присматривался к нему, приглядывался, а он скромно улыбался все время так, как только он может улыбаться – очень скромно, но очень … Потом он пошел работать куда-то, ему преданный сказали – иди работать, тебе повзрослеть надо. И я думал: интересно, выдержит он это или нет? Он пошел работать. Смотрю – все так же улыбается, все так же скромно, ну думаю, не, вернется обратно. Так и произошло – вернулся обратно. И вот он тут, он прошел год и сейчас он поделится с вами каким-то своим пониманием, которое пришло к нему за этот год. Он очень сильно любит служить и я являюсь объектом его служения, каждый раз мне нужно его отгонять, чтобы он перестал мне служить. И даже если я отгоняю его, он все равно говорит: „Ну можно еще немножко, еще чуть-чуть?” И я никак не могу понять что же он нашел, поэтому мне очень интересно понять какой же вкус он во всем этом там нашел. (смеется)

Коля: Харе Кришна. В ашраме я нашел очень много друзей, все они очень дружелюбны … примеры, они выхоидли, рассказывали что-то. Шрилу Прабхупаду однажды спросили: „Надо преданным отмечать новый год?”, а Шрила Прабупада ответил: „Преданные каждый день отмечают как новый год. Они поют, танцуют, вкушают замечательный прасад. Так же нас иногда спрашивают: „А как вы отдыхаете? Вы ведете такой аскетичный образ жизни – не пьете, не курите, мяса не едите, сексом не занимаетесь.” Спрашивают: „А как вы расслабляетесь?” А мы говорим: „А мы не напрягаемся (смех), мы просто поем, танцуем, вкушаем прасад, йогу делаем, баню вот построили ходим, ездим на природу и много еще чего удивительного и хорошего делаем. У нас все хорошо … Я хотел поблагодарить всех старших преданных за свой пример, который они показывают. В особенности хотел поблагодарить учителей, которые вкладывают в нас много сил, чтобы мы получили хорошее ваишнавское образование, это Дайван Прабху, Шри Гаура Хари Прабху, Ватсалу Прабху, Госвами Махарадж. Спасибо вам большое. Харе Кришна. (аплодисменты) Это образование очень сильно отличается от того, которое преподают в институтах, в школах обычных и я когда учился в колледже, я учился только потому, что меня просили родители, мне как бы не очень интересно было, я вел плохой образ жизни даже. А здесь все наоборот – здесь охота учиться, если что-то непонятно, охота спросить и я считаю самым главным то, что надо развивать качество послушания, слушаться преданных и тогда, в таком смиренном состоянии ума, все возможно становится, самые непреодолимые какие-то вещи становятся возможными. Даже медведь может научиться тому знанию, которое нам преподают (смех). Высшему знанию на самом деле, высшему знанию учат человека.

Махарадж: Ок, спасибо большое. Ладно. Как сдал Коля или нет? (крики) Ты переведен на второй курс.

Следующий Падмалочана Прабху. Это олицетворенное смирение нашего ашрама, я думаю, что если мы когда-нибудь, если будем логотип делать, то его лицо на обложку поставим (смех). Его любимая форма преданного служения – это дандаваты делать, он готов их делать с утра до вечера. У него тоже была нелегкая жизнь, он старше многих других студентов, но он с очень большим достоинством и опять же, таким тихим смирением принимает все то, что дают ему, все то, что он получает и видно, что в общем-то, он счастлив и доволен. Мне очень нравится периодически бросать на него испытующий взгляд. Когда он ловит на себе такой вопросительный испытующий взгляд, у него всегда один и тот же ответ, ответ вот такой (Махарадж изображает и смеется) Ответ на все вопросы, которые ему можно задать, это такая примерно улыбка. Но теперь его очередь говорить.

Падмалочана Прабху: Харе Кришна. На самом деле, дорогие преданные, у меня вообще нет никаких качеств, поэтому, собственно, мне ничего не остается делать, как только припадать к стопам Гурудева. А все вы знаете, что видение Гурудева – это видение чистого преданного, поэтому он во всех видит только хорошее. На самом деле смирения нет у меня и я удивляюсь как вообще я был зачислен на первый курс. Я думал только – хотя я в ашраме уже несколько лет – я думал книги распространять, посуду мыть на кухне, уборку делать. И когда мне вдруг сказали, что ты зачислен на первый курс, я не поверил. Ну, поверил, но до сих пор не верится как этот год прошел, потому что – ну как уже было сказано – с возрастом способности учиться как-то слабеют и мне учиться было, честно говоря, нелегко. И еще одно, о чем уже здесь говорили, мои так сказать, уже собратья, что очень важное преимущество жить в ашраме – это жить среди практически святых, а у меня было прошлое очень тяжелое и грешное и я могу честно сказать, что я недостоин жить в ашраме, у меня там много демонических качеств было до сознания Кришны и тем более, когда я узнал, что в ашраме нужно книги распространять, я думал: ну, это не для меня, конечно, я просто так думал, ладно буду там … Я спросил тогда Казанского президента храма: „Может какое-нибудь другое есть служение?” Он сказал: „Ну, можешь там красить, гвозди забивать.” Ну я говорю: „Ну это для меня, нормально.” И только по милости Ачала Прабху я в Московском храме утвердился и стал получать очень часто даршаны Его Святейшества Бхактивигьяны Госвами Махараджа и общение со старшими преданными как Шри Гаура Хари, Ватсала, Адокшаджа, Даяван Прабху. Они очень много помогли мне, чтобы остаться в храме. Когда мы приехали в Юрлово, я просто чувствовал, что у меня много комплексов, поскольку я раньше практиковал уединение и я думал выбрать этот путь служения Богу до конца, ну, быть в уединении и потихоньку повторять Святые Имена. И не мог найти духовного учителя, то есть были до этого духовные учителя, но они оставляли тело и тогда, когда я познакомился с „Бхагавад-гитой”, я думал: “Ну мне нужен русский духовный учитель” и вот Господь все устроил, Он все видит. И потом узнаю вдруг в Казанском храме, что уединение – это не практика для Кали-юги, практика в Кали-югу – это общение со святыми, ну, общество святых, воспевание Святых Имен, слушание Кришна-катхи. Ну я рад был, конечно, попасть в общество преданных и раньше еще признаюсь, не верил, что есть столько много святых на земле, потому что практически мало с кем общался, а когда приехал в ашрам и увидел качества удивительные старших преданных, я удивлялся день за днем – какие же они святые! Как же они живут! Как они общаются! Это ангелы просто! Я просто демон среди них. Смогу ли я удержаться? И начались проблемы, испытания и очень большую мне помощь оказал Гурудев и общение с Даяваном Прабху, он мне очень много дал. И я бы, если бы не общение с ним, я мог бы просто уйти с храма, собрать сумочку. Это ложное эго очень сильно мне, огромное ложное эго, оно мне просто не давало жить там, общаться. Я чувствовал, что не достоин и в уме были сплошные оскорбления. Конечно, это наружное то, что Гуру Махарадж сказал, что дандаваты… Ну, Господи, кто не может делать дандаваты?! Само качество не в этом, а в сердце и в уме, а в сердце порой видит только Гурудев, святые наши Махараджи, что творится в сердце человека. И честно говоря, я Гуру Махараджу признавался, что я такой по Вашим молитвам, Гуру Махарадж, я до сих пор в храме. Гуру Махарадж молился и помогали старшие преданные психологическими советами как правильно жить, как общаться. И в частности мне Даяван Прабху говорит: „А ты дружить учись с преданными. Если ты дружить не научишься, то ты все, ты можешь просто уйти в майу, женишься там и все, и пропал!” (смех) Для меня это, конечно, не смешно, потому что кто-то может и в грихастха-ашраме практиковать преданное служение, но а для кого-то на самом деле это может быть задержкой в служении на несколько лет. И я этого страшно боюсь (смех и аплодисменты). И еще вот что, дорогие преданные, что я хотел сказать, итогом вот этого года, что провел в ашраме, это не столько знания философские, ну чем отличается санхит-карма от крийа-кармы там, прарабдха-карма от апрарабдха-кармы и другое – не это самое главное. Самое главное то, что в этот год просто я ставил перед собой целью учиться дружить с преданными, это очень великая задача в жизни всех преданных. Я услышал однажды, что чем больше человек прогрессирует в сознании Кришны, тем у него больше друзей. И для меня это стало как целью в жизни – учиться дружить, то, что я раньше просто не мог делать, у меня раньше практически не было настоящих друзей. И для меня это до сих пор остается большой задачей и я чувствую, что я с ней еще не справился.

И второе – это то, что я услышал однажды из лекций старших преданных, что Шрила Прабхупада однажды сказал ученикам: „Вы все пойдете в майу.” Они насторожились, спрашивали: „Почему, Гурудев?” Он сказал: „Потому что вы не боитесь майи, а я боюсь, поэтому я не упаду в майу. Вам нужно научиться бояться майи.” И например, Шри Джишну Прабху меня учил, чтобы я каждый день молился, чтобы Господь удержал от падения в майу. За это я очень благодарен старшим преданным и очень благодарен ровесникам, хотя по годам, конечно, это не важно, что младше, многие из них, как уже Гурудев отмечал, что в прошлой жизни накопили большой опыт, в практике преданного служения они намного старше меня. То, что у них большое смирение и терпение к моим недостаткам. И то, что уже было сказано, и молодые преданные у нас на самом деле практически святые и общаться с ними – это великая честь, жить в одном доме, в одной комнате, встречаться каждый день, заниматься преданным служением. У каждого из них большой опыт, даже несмотря на то, что кому-то там 17-18 лет, очень высоко духовные личности. Поэтому я им очень благодарен всем и хотел, дорогие преданные, у вас попросить благословения, хотя я недостоин, я не обладаю никакими качествами, просто прошу: пожалуйста, благословите, чтобы я остался в обществе преданных на всю оставшуюся жизнь. Спасибо вам большое. Харе Кришна. (крики „Харибол!” и долгие аплодисменты) Спасибо, Падмалочана Прабху.

У нас последний студент, который вы должны перевести, это Лилананда. Он тоже пришел из какого-то своего мира к нам, с каким-то своим опытом – он занимался много различными эзотерическими практиками, У-шу какой-то там или еще чем-то… Ну, в первое время, когда новый человек приходит, всегда есть какой-то период притирки и я так же смотрел на него как получится. И он так тихо, тихо, тихо – иногда у-шу, конечно, занимался там по-прежнему или Ци-гуном, я уж не знаю точно, но чем-то в роде этого, но при этом он все равно, видно было, что несмотря на весь предшествующий опыт, тот опыт, который он получает здесь, для него важнее всего. И в общем, тот факт, что он сегодня здесь перед вами говорит – живое и яркое доказательство этому. Поэтому сейчас вам нужно будет послушать его несколько слов и потом мы перейдем к заключительной части.

Лилананда: Харе Кришна. Как тут преданные говорили, многие из них хотели дружить и искали дружбы. У меня так получилось в жизни, что я считал себя наоборот и старался наоборот не дружить и сторонился людей, считал надеяться только на себя, что такие понятия как дружба, любовь – это что-то высокопарное, не из нашей, и вообще в жизни теперешней не существует. И, встретившись с обществом сознания Кришны, познакомившись с преданными, я как-то это увидел и хотел это попробовать – настоящее ли это или нет и так процесс этот у меня как-то затянулся и вот, попав уже сюда в ашрам, я по-настоящему увидел эту атмосферу, когда о тебе заботятся несмотря на то, что ты делаешь что-то не так и это не просто какое-то моральное или психологическое, духовное, это не так выражается может, финансово или как-то, то есть люди реально страдают от твоих поступков и тем не менее они тебя не стараются тебя этим угнетать или как-то укорять, а помогают тебе подняться над ситуацией и сделать правильные выводы, решения принять правильные. И это все происходит не потому что они хотят что-то с тебя поиметь, а это делают они из полноты, потому что у них больше, чем ты можешь себе это представить и что эта внутренняя наполненность, по-настоящему у них есть любовь – та которая бескорыстная, которая за собой ничего не имеет. Они просто хотят, чтобы ты просто стал человеком. И эта сказка про гадкого утенка – это на самом деле, даже цветочки, а сознание Кришны – это сказка, где из чертика из коробочки делают человека, по-настоящему, с большой буквы. То есть те качества, которые оно развивает в людях, они не встречаются на улице где-то. Может быть где-то и есть – в книгах, в стихах – но я в своей жизни этого не видел. Хотелось видеть, но не видел и когда увидел это здесь, меня это очень вдохновляет и я для себя понял, что служить нельзя вверх, служить можно только вниз, потому что Кришне ничего мы не можем дать, потому что у Него есть все и Ему ничего не надо – ну что может дать Ему нищий, у которого ничего нет?! Поэтому и так все идет сверху и служить мы можем только вниз. И поэтому я считаю, что – у меня нет, конечно, того, что я там обязан этим людям, еще как-то – во мне это не проявилось, не очистился настолько, ну хотелось бы этого, но меня всегда вдохновляет то, что преданные бескорыстно стараются, чтобы ты стал человеком и делают это несмотря ни на что. Потому что, смотря на многих своих сверстников, то есть сокурсников, или старших или даже младших, видишь, что есть за что людям жить в этом обществе и понимаешь, что тебе-то тут жить и не за что, по большому счету, а живешь чисто по милости. И вот, ценя эту милость, есть надежда, что ты сможешь как-то все-таки прогрессировать и быть здесь, других шансов просто нет. Мне больше говорить особо нечего, опыта большого нет еще. Харе Кришна. Спасибо большое. (аплодисменты) И так как шансов больших нету, хотелось у вас, как и предыдущие … (Махарадж подсказывает: ораторы), попросить у вас благословения, чтобы я смог идти дальше. (крики „Харибол!” и аплодисменты).

Махарадж: Будем считать это твоим проходным балом.

Сейчас наши студенты будут готовиться к … Они готовы уже? Готовы? Нет? Уже готовы, да? Я просто хотел попросить еще Нитйананда Чарана, чтобы он сказал несколько слов. Этот ашрам или наша школа небольшая, которая делает первые шаги – в каком-то смысле это даже не школа, а детский сад, духовный детский сад. Мы сначала назвали ее там Академией, Университетом, еще чем-то, но на самом деле, по-хорошему, это детский духовный сад, где мы учим людей. Она предназначена, в конце концов, для других. Мы сами учимся служить, уча других или заботясь о других и учим других служить, чтобы они служили дальше, чтобы это настроение служения или дух служения в конце концов меняло сердца людей; чтобы все люди видели, что мы пришли сюда не для того, чтобы властвовать, а для того, чтобы служить; что настоящее счастье, в конце концов, человек обретает когда он получает вкус бескорыстного служения. И учим мы их для вас, для других людей, с которыми они будут сталкиваться. Мы хотим, чтобы они научились служить сами и в будущем учили других. А Нитйананда Чаран – один из наших старших здесь в общине и у него есть очень большой, глубокий духовный опыт и чутье и я очень доверяю ему и мне хотелось, чтобы он сказал несколько напутственных слов что ли или свое понимание, пожелал что-то тем людям, которые успешно закончили первый курс в нашем детском саду и перешли в среднюю группу (смеется).

Нитйананда Чаран Прабху: Харе Кришна, дорогие преданные. Мне в действительности хотелось просто поделиться эмоцией, я сидел вместе с вами и по живым следам, что называется, и мне хотелось бы начать с такой фразы, мир не стоит на месте, потому что вчера мы ехали с Сашей … и с супругой его Наталией и их дочкой Лизой или Ситой в Сухарево на праздник. И мы спешили не пропустить ничего и старались ехать довольно быстро и девочка – ей 4 года сейчас – и она читала все надписи поселков, которые мы проезжали, бегло, вот машина очень быстро едет и в 4 года она все читала и ждала: а когда же Сухарево будет. И я подумал, мне стало это очень интересно, что человек в таком возрасте так бегло читает в таких довольно аскетичных условиях. Я попытался вспомнить чем я занимался в 4 года и честно сказать, я особо ничего не вспомнил, но я думаю, что наверное так пальцем ковырялся сами знаете где (смеется) и на самом деле потом сегодня я сидел здесь и вспоминал, когда я жил в ашраме в начале 90-х около пяти лет и я пытался вспомнить какие у нас были образовательные программы и что я прошел из образовательных программ и, к сожалению своему, ничего … нас ничему не учили так, как сейчас это делается в ашраме. Потому что мир не стоит на месте и нам нужно, чтобы преданные, которые приходят к нам, они были образованы, они были обучены и они обрели настоящие глубинные качества и я думаю, что вы уже видели эти качества в наших студентах и поэтому знаете как родители, они всегда радуются за детей и надеются, что дети всегда будут лучше, чем родители. И я думаю, что все преданные, которые живут дома, семейные преданные, относятся или должны относиться к брахмачари как к своим детям, это ведическая культура. Поэтому я думаю, что вы все радуетесь сейчас, что эти преданные они действительно не просто там как сказали редиску едят… Я знаю каждого из преданных – кого-то больше, кого-то меньше и то, как они говорили …там Падмалочана Прабху говорил, что у него какое-то такое было тяжелое существование и я знаю совсем другую историю, как он пришел к нам и на самом деле как Бхактивигьяна Госвами Махарадж сказал, что вы должны слушать, но не всему верьте, старайтесь понять суть. Для меня вот те слова, которые они говорили, я буквально плакал тут сидел… И единственный момент, который я бы хотел напомнить все-таки, что ашрам называется „Школой садху”, это такое наше послание для семейных преданных, или просьба или ожидание и главное качество садху – это сострадание к падшим и обусловленным душам. Поэтому мы, пожалуйста, учитесь быстрее, мы ждем вас в наших домах, в нашем храме, на наших программах, мы хотим видеть вас здесь и почаще, и слушать вас – нас это очень сильно вдохновляет. Поэтому не забывайте о нас там. Харе Кришна.

Print Friendly

Комментарии запрещены.

Архивы