Семинар о прощении, лекция перед инициацией

  Семинар о прощении, V ретрит учеников, Магдалиновка, 2011 г.

Аннотация:

Принимая посвящение, человек одновременно с этим принимает мантру очень серьезно, то есть дает обет в своем повторении Святого Имени стараться понять неотличность Святого Имени от самого Бога.

***

Харе Кришна. Я скажу несколько слов о смысле церемонии, участниками и сведетелями которой мы с вами будем. Церемония называется кришна-нама-дикша или посвящение в Святое Имя. В каком-то смысле, каждый из здесь сидящих уже посвящен в Святое Имя, каждый из тех, на ком гирлянда, знает наизусть Харе Кришна мантру. Харе Кришна, Харе Кришна, Кришна Кришна, Харе Харе / Харе Рама, Харе Рама, Рама Рама, Харе Харе.

Я разговаривал недавно с одним из последователей Гаудия-матха, он рассказал, что там все проще. Там человек может получить инициацию сразу. Пришла одна матаджи, учитель попросил ее повторить Харе Кришна мантру, выяснилось, что она ее не знает. Учитель был очень расстроен этому факту. Я сказал: «Какие проблемы? Она же получает посвящение в эту мантру. Заодно и узнает». В каком-то смысле можно сказать, что уже посвящение состоялось давно, люди давно повторяют мантру, повторяют на четках. В чем разница, помимо того, что у человека появляется новое имя? И, тем не менее, есть существенная разница, которую нужно хорошо понимать. Эта разница заключается в том, что, принимая посвящение, человек одновременно с этим принимает мантру очень серьезно, то есть дает обет в своем повторении Святого Имени стараться понять неотличность Святого Имени от самого Бога. Если наше повторение Святого Имени до этого, в общем-то, не обязывало нас к этому, и у нас могли быть какие-то другие мотивы. Более того, не то, что они могли быть, наверняка они были. То дикша знаменует тот этап в духовной жизни человека, когда человек сознательно отказывается от всех остальных мотивов. Потому что посторонние мотивы будут означать оскорбление Святого Имени.

В «Шри Харинама-Чинтамани» говорится, что если учитель принимает ученика с какими-то посторонними мотивами, а посторонних мотивов у человека могут быть всего два. Это мотив, отосящийся к категории кармы, то есть желание какого-то благополучия для себя, желание материального счастья, богатства с помощью Харе Кришна мантры. Или мотивы, относящиеся к категории гьяны, желание освобождения, избавления от страданий, освобождение от тревог. И что греха таить? Часто люди повторяют Святое Имя, чтобы избавиться от тревог, от беспокойств каких-то, но все это у тех, кто получает посвящение, должно остаться в прошлом. Посвящение означает, что они отдают себя Святому Имени, и Святое Имя является самостоятельной ценностью для них. Не плоды побочные, которое Святое Имя может принести. Святое Имя может принести все, что угодно. Но само Святое Имя – есть самоцель или самостоятельная самодостаточная ценность. В этом разница.

Именно для того, чтобы понять это, нужен духовный учитель. Повторять мантру с посторонними мотивами – для этого духовный учитель не нужен. Это каждый может делать. И каждый это делает. А попытки избавиться от посторонних мотивов и повторять Святое Имя ради самого Святого Имени, которое неотлично от Кришны, то есть ради того, чтобы стать ближе к Кришне и служить Кришне, для этого нужен духовный учитель, потому что самостоятельно это сделать очень сложно. И в «Шри Харинама-Чинтамани» говорится, что если духовный учитель по недоразумению или по ошибке принял человека с какими-то посторонними мотивами и дал ему посвящение, если человек этот, в сущности, не верит в Кришну, а два посторонних мотива означают неверие в Кришну. Вера в Кришну не значит, что я верю в то, что Бог есть. Вера в Кришну – значит то, что я верю, что мне не нужно ничего кроме Бога и никого кроме Бога. Если я просто верю в то, что Бог есть – это еще не вера в Кришну, это, ну, скажем так, облагороженный атеизм или изощренный материализм. Когда я пытаюсь получить что-то, но уже непосредственно от Бога, без всех посредников. Так вот, там говорится в «Харинама-Чинтамани», что если человек не верит в Бога в полном смысле этого слова, тоесть не верит в то, что для него самое главное – это Бог и отношения с Ним, и что он может обрести эти отношения посредством повторения Святого Имени и развития отношений со Святым Именем, то учитель, обнаружив это, должен отвергнуть такого ученика. Потому что, если он не отвергает такого ученика, то такой ученик становится препятствием на его собственном пути к Богу, такой ученик мешает ему стать ближе к Богу. Я надеюсь, что этого не случится с нами. Хотя реально я ощущаю, как какие-то препятствия, исходящие извне приходят. И источником этих препятствий является cоприкосновение с людьми, которые не хотят избавляться от своих оскорблений. Потому что, что есть оскорбление Святого Имения? Оскорбление Святого Имени есть не что иное, как отведение Святому Имени второстепенного места в нашей жизни. И в этом смысле мне хотелось настроить всех людей, которые сидят здесь перед костром, на очень серьезный лад. Мы пришли к этому костру не для того, чтобы погреться у него, не для того, чтобы поджарить…. Это овес, да? Или что это? Несколько горсток овса на этом костре, не для того, чтобы хором покричать «сва-а-ха». Мы пришли для того, что перейти какой-то рубеж внутри, в своем сознании, в своем сердце так, чтобы обратно уже не возвращаться.

Материализм или наше прибывание здесь, в материальном мире, означает эти два мотива, карма и гьяна, желание материального благополучия или желание освобождение от страданий. Духовная жизнь – значит, мы прощаемся с этими мотивами, машем им рукой, оставляем их на том берегу. И, так или иначе, преодолеваем трудности, которые есть у нас внутри, идем прямой дорогой к Кришне. Если вы действительно хотите это, то поднимите две руки и крикните: «Хари бол!» Окей, будущее покажет. (смех) Я видел разные варианты. Иногда духовному учителю не нужно отвергать ученика, ученик первый отвергает духовного учителя, облегчая его жизнь.

Но еще раз смысл этой церемонии в том, чтобы помочь нам, не оглядываясь назад, идти прямиком к Кришне. И для этого мы даем четыре обета, четыре регулирующих принципа. Эти четыре принципа мы знаем. В «Шримад-Бхагаватам» описывается, как четыре опоры или столпа дхармы, религии, четыре опоры, которые помогают человеку сохранить правильное состояние ума или правильный настрой ума.

В «Махабхарате» рассказывается история, которая объясняет, почему именно эти четыре принципа, мы обещаем этим четырем принципам, мы обещаем следовать до конца своих дней. Там говорится, что некогда Чьявана Риши, великий мудрец, создал демона по имени Мадха. И мы вчера говорили, что такое мада? Да, мада – значит гордыня или мада – значит опьянение. Мада – значит не понимание того, кто я такой. Гордыня, опьянение или безумие – все эти три на первый взгляд разных понятия означают одно и то же. Это не понимание того, кто я такой, и для чего я существую здесь. И когда этот демон Мада был создан, и он готов был уничтожить Индру. Индра разрубил его на четыре части. И тогда эти четыре части хотели уже уничтожить Индру до тех пор, пока Индра не отвел каждой из этих частей демона Мады свое место.

И одна часть демона Мады поселилась в вине, в алкоголе. Разумеется, с тех пор прошло много времени, и эта часть демона Мады освоила много новых территорий. Наркотики, героин, марихуана, чай, кофе, что там еще у нас есть? А, шоколад! (смех) Все это в разных сильных или слабых формах вещи, которые опьяняют человека, и таким образом опьяняя человека, мешают ему реально посмотреть на самого себя. Мешают ему реально понять, кто он такой, укрепляя его гордыню. В сущности, чем плохи эти наркотики? Они плохи именно тем, что они закрепляют наши ложные представления о самом себе. Они мешают человеку трезво и ясно увидеть самого себя, кто я такой. Я маленькая, крошечная частица, я всегда слуга. В сущности, у меня ничего нет, все, что у меня есть, мне дал Бог. И, тем не менее, я выстраиваю какие-то концепции о самом себе. И наркотики помогают это делать, держа сознание человек в тумане. Так что человек все время думает только о себе: «Я такой, я великий, у меня есть то, у меня есть это. Завтра у меня будет еще больше, послезавтра еще больше». Это то, что называется хорошим русским словом «самомнение». Наркотики укрепляют в человеке самомнение, этот дух гордыни становится очень сложным, практически невозможным. Потому что, когда человек употребляет наркотики, ему очень легко мнить о себе все, что угодно, ему не нужно соотносить это с какой бы то ни было реальностью. Все у меня туманно, я могу придумать о себе все, что угодно. Разумеется, этот же принцип означает, что человек должен как огня бояться гордыни. Потому что гордыня не обязательно приходит от наркотиков, не нужно думать, что только благодаря наркотикам человек гордится. Человек может гордится и без наркотиков. И те, кто принимают сегодня обет, обещая не употреблять интоксикаций на нашем вайшнавском жаргоне, они одновременно с этим обещают, что эта привычка раздувать разные представления о самом себе, постоянно приписывая себе какие-то заслуги, тоже будет уходить. Они не будут за нее держаться. Само по себе, сам по себе отказ от наркотиков – это еще небольшая заслуга. Мы знаем, что бараны тоже не употребляют наркотиков, как правило. Это еще не делает их очень духовными живыми существами. Смысл этого принципа в том, чтобы человек постарался очень ясно понять, кто он такой, что мое глубинное предназначение – слуга Бога. А любое проявление безумия или гордыни мешает человеку это сделать.

И вторую часть демона Маду Индра поместил в игру в кости. Это называется акши. Мы знаем опять же, что эта игра в кости с тех пор, она приобрела множество новых форм. Например, Форекс или карты, или множество каких-то игровых автоматов. И смысл этого опять же в том, каким образом тут проявляется Мадха или безумие, гордыня человека в этих вещах. Человек опять же получает иллюзорную…. Иллюзию какой-то власти над этим миром с помощью азартных игр, иллюзию того, что он может что-то сделать сам. То есть эта склонность к обману, опять же к ложным представлениям о самом себе, она очень сильно поддерживается всем этим. Человек выиграл, и он подумал: «О! Успех ко мне пришел». Эйнштейн говорил: «Бог не играет в рулетку». Но Боги в материальном мире играют в рулетку. Они пытаются эксплуатировать эту энергию, скажем так, энергию случайности. Потому что каждый человек думает. Кто-то играл в азартные игры? Каждый человек думает: «Сейчас я сделаю, и все будет по-моему». И иногда бывает по его, и когда это случается, он думает: «Да, да, да! Хари бол! Так и есть». Потом он снова бросает, и не по его: «Ошибка вселенной». Так? Но на самом деле, у каждого человека есть это предвкушение: «Все должно случиться так, как я хочу». И таким образом, мада или безумие, опьянение входит в сердце человека и заслоняет от него реальность, то, что здесь реально от меня ничего не зависит. А человеку кажется, что вот. Случайность выпала, и ему кажется: «Это потому что я. Я расчитал, я сделал, я продумал. Я силой воли своей заставил кости пасть таким образом». И когда это случается, человек привязывается к этому чувству, ему хочется повторить это снова и снова, и снова, ощущение того, что я контролирую здесь что-то. Отсюда берется эта мада или опьянение, от азартных игр.

И когда человек употребляет мясо или рыбу, или другие продукты, связанные с насилием, то это другая форма опьянение, потому что любая боль, которую мы причиняем другому, исходит из представления того, что я выше него. Почему употреление мяса относится к той же самой категории? По очень простой причине, потому что, когда я ем кого-то, это значит, что я выше того, кого я ем. Я просто доказываю это всем. Это желание эксплуатировать или причинять боль, оно может проявляться в тонких формах, когда я, считая себя выше, считая себя в праве причинять другому боль, причиняю ее какими-то тонкими способами. Я могу доказывать свое право на власть над другими грубым способом, когда я ем мясо, когда я убиваю других живых существ. И когда я делаю это, то опять же тонкое представление о своей непогрешимости, о своем высоком положении, поддерживается всем этим. В сущности, эта вещь, которая очень сильно мешает человеку обрести настоящее смирение. Поэтому, если в миру, в христианстве не запрещали мясо, а просто ограничивали употребление, то когда человек переходил в монастырь, то есть переходил на режим человека, который полностью посвящает себя духовной жизни, ему говорилось, что он не должен есть мясо. Может быть иногда рыбу там, не знаю, и то даже это не приветствовалось. Таким образом, проявляется мада или гордыня, безумие в этой форме деятельности.

И наконец, есть поледнее проявление демона Мады. Есть последняя форма безумия или гордыни в этом мире. И эта последняя форма безумия или гордыни в этом мире самая опасная и самая сложная для преодоления. Это незаконные сексуальные отношения. В сущности, любые сексуальные отношения, законные, не законные, но особенно не законные. Потому что законный секс скучный. У меня чисто теоретическое понимание, но…. (смех) Но именно незаконность придает этой форме деятельности особую остроту. Хотя, в сущности, любые сексуальные отношения несут на себе ту же самую частичку яда демона Мады. Демон Мада или демон гордыни, которого Индра милостиво расселил по этим четырем формам человеческой деятельности, сильней всего закрепляет мое отождествление с материальным телом. Для того, чтобы наслаждаться сексом, а это самая острая и самая затягивающая форма материального наслаждения, человек должен полностью отождествить себя с материальным телом. А природа этого отождествления есть гордыня. Я не могу считать себя крошечной душой и при этом заниматься законным или тем более незаконным сексом. Никакого интереса в этом не будет. На самом деле, секс – это священнодействие. И поэтому Кришна говорит:

балам балаватам чахам

кама-рага-виварджитам

дхармавируддхо бхутешу

камо ‘сми бхаратаршабха

Я сила сильных, свободных от страсти и желаний. Я половая жизнь, не противоречащая религиозным принципам, о предводитель Бхаратов. (Б.-г., 7.11)

«О потомок Бхарат, знай же, что Я – есть сексуальная жизнь в соответствии с дхармой и с принципами Священных Писаний». Потому что в результате этого удивительного священного акта, человек может произвести на свет новую душу или помочь новой душе, не произвести на свет новую душу, помочь новой душе получить человеческую форму тела. Мы знаем, Шрила Прабхупада описывал, что раньше в ведические времена проводился обряд гарбхадхана-самскары. Этот обряд проводился таким образом, что в соответствии с астрологическими расчетами, муж и жена подбирали благоприятное время для зачатия ребенка. Утром они приглашали брахманов к себе домой. Брахманы проводили ведическое жертвоприношение, они повторяли мантры из Вед, и сами звуки этих мантр очищали сознание людей. И они настраивали их на то, что этот акт – не просто акт удовольствия, а это жертва, жертвоприношение. Я делаю это ради того, чтобы в высшей степени удивительное таинство произошло. Душа вошла в результате этого во чрево матери и смогла появиться оттуда на свет. Но эти времена давно прошли. Перед зачатием приглашают не брахманов и поют не ведические мантры, а другие песни, и настраивают себя не на какой-то возвышенный лад. Когда зачатие случайно происходит, люди не знают, что делать. Потому что сам по себе этот акт потерял смысл. Люди подменили этот акт или смысл этого акта, заменили его на что-то другое, не понятно на что. Поэтому сложно нам с вами жить. Мы все – результат этой случайности какой-то, не результат осознанного акта служения Богу. Очень смешно, что люди очень тщательно следят за качеством производимых автомобилей, но при этом не обращают никакого внимания на качество производимых ими детей. Когда как опасности от производимых ими детей, если они не очень удачно получатся, гораздо больше, чем от неудачно произведенного автомобиля.

Когда этот акт используется просто как некий акт животного наслаждения, то он опять же помогает человеку полностью через это острое наслаждение отождествить себя с материальным телом, и таким образом лишает его жизнь духовного измерения, или, по крайней мере, мешает духовному измерению в его жизни.

Поэтому во время кришна-нама-дикши или харинама-дикши люди дают эти четыре обета. И нужно очень хорошо понимать важность этих четырех обетов. До тех пор, пока мада или гордыня будет у меня в сердце, у меня будут оставаться корыстные мотивы. Мое повторение Святого Имени никогда не будет тем, чем оно должно быть. Оно никогда не будет повторением Святого Имени ради служения Кришны. Оно всегда будет преследовать какие-то посторонние мотивы, потому что гордыня – значит сосредоточение на самом себе и на своих собственных интересах. И помимо этого, преданные сегодня дают обет повторения как минимум шестнадцати кругов Харе Кришна мантры на четках. Это тоже очень важный обет. Я не знаю, есть ли у меня время говорить о нем или нет. Может быть, несколько слов я скажу, чтобы не слишком затягивать эту церемонию. И также человек должен очень хорошо понимать смысл этого действа. Это мой акт служения Кришне, и я смогу делать его правильно, только если у меня будет правильное настроение или правильное состояние. Только в том случае, если я буду помнить о том, что я слуга Бога и что я частица целого. Бог есть полное целое, а я – маленькая крошечная частица, созданная по Его образу и подобию. И я пытаюсь принести добро в это целое. И поэтому оскорбление, что есть оскорбление? Оскорбление – есть злоба, проявление моей злобы. Эта злоба может проявляться явно, может проявляться не явно. Или проявление той же самой гордыни или моего эгоизма. Если я не буду соблюдать четырех регулирующих принципов, я не смогу повторять Святое Имя чисто. Нет никаких шансов на то, чтобы повторять Святое Имя чисто. И когда я говорю о соблюдении четырех регулирующих принципов, конечно, там могут быть какие-то небольшие исключения иногда. Но, в общем, в целом, я должен очень хорошо понимать, что эти четыре принципа нужны, в конце концов, для того, чтобы я очень хорошо понял, что значит служить Святому Имени через повторение Его. Я очень хорошо понял, что значит вкладывать свое сердце в повторение Святого Имени и вкладывать все то добро, что у меня есть изначально, всю ту благость, которая есть в моей душе в этот акт священного соединения с Кришной через повторение Его Святого Имени.

И мы знаем, что чисто повторять – значит избегать десяти оскорблений, из которых первое оскорбление и седьмое оскорбление являются самыми главными. Человек ни в коем случае не должен оскорблять вайшнавов, особенно вайшнавов, которые посвятили свою жизнь распространению славы Святого Имени. И человек не должен ни в коем случае оправдывать свои греховные тенденции тем, что он повторяет Святое Имя. Он ни в коем случае не должен превращать Святое Имя в индульгенцию или в какое-то право, лицензию, которая дается ему на то, чтобы он мог совершать грехи. Но из всех десяти оскорблений Святого Имени я остановлюсь только на одном сегодня. Вы все знаете эти десять оскорблений Святого Имени. Первое и седьмое – самые важные. И я должен очень четко понимать, что никогда ни при каких обстоятельствах я не должен оскорблять других вайшнавов, потому что оскорбление вайшнавов – это оскорбление Кришны.

Когда Кришна пришел с предложением о мире в Хастинапур, то Дурйодхана стал Ему служить так, как нам и не снилось. Дурйодхана приготовил Ему радж-бхогу. Иногда преданные говорят, что они готовят 108 блюд на какие-то большие праздники. Там было 1008 блюд или 10008 блюд, а может быть даже 100008 блюд. Дурйодхана знал, что Кришна любит поесть. Он пригласил самых лучших поваров, которые самым изысканным образом готовили все эти блюда. Мало этого, он приготовил Ему самые лучшие апартаменты. Он приготовил Ему самые мягкие постели, самые богатые хоромы, чтобы все были довольны, он приставил слуг, которые будут махать Ему чамарами. Мало этого, самое удивительное, что он разослал во все концы города группы харинама-санкиртаны. Люди с мридангами шли и пели Святое Имя Кришны, чтобы доставить Ему удовольствие. Харе Кришна, Харе Кришна, Кришна Кришна, Харе Харе / Харе Рама, Харе Рама, Рама Рама, Харе Харе. Весь город вибрировал от Святого Имени Кришны. Дурйодхана сделал все, что было в его силах, а в его силах было очень многое, чтобы Кришну принять, как следует, чтобы Кришна был доволен. Он нанял лучших певцов и лучших танцовщиц. Если вы думаете, что эти харинама-санкиртаны, которые были там, уступали хоть в чем-то польскому туру, то вы очень сильно ошибаетесь. Самые лучшие танцовщицы, исполнительницы бхаратанатьям танцевали перед этими группами, чтобы доставить удовольствие Кришне.

Кришна даже не посмотрел на все это, Он прошел прямиком в скромный, нищий дом Видуры, сел у него и стал есть банановую кожуру, которой Его кормил Видура с любовью и преданностью. Потому что Кришну невозможно купить всеми этими вещами. И Кришна сказал: «Ты оскорбляешь преданных. Ты оскорбляешь тех, кто дорог Мне. Поэтому Я не хочу иметь ничего общего с тобой». И точно также, когда мы повторяем Святое Имя, если мы оскорбляем тех, кто дорог Кришне, сколько бы мы не повторяли Святое Имя, сколько бы мы не пели харинама-санкиртану, Кришна будет проходить мимо нас, не замечая нас. И это первое оскорбление Святого Имени, которое мы должны очень хорошо знать, но я не об этом хотел сказать. Это была побочная история, некое отвлечение от основной мысли.

Оскорбление, о котором я хотел сказать сегодня, очень важное тоже. Это четвертое оскорбление Святого Имени – шрути-шастра-нинда. Почему именно это оскорбление мне хотелось сегодня осветить? Потому что очень часто мы забываем о той роли, которую должны играть Священные Писания в нашей жизни, и начинаем воспринимать Священные Писания, как обычные книги. И постепенно-постепенно этот дух пренебрежения сначала Священным Писанием, а потом Кришной очень крепко поселяется в моем сердце, и ни о каком чистом повторении Святого Имени не может идти речи. Мы должны очень хорошо понимать, что вся наша духовная жизнь, сам этот путь, по которому мы идем, все то, что мы делаем, целиком основано на Священных Писаниях. Для нас Священные Писания в каком-то смысле выше, чем Бог. Потому что, если Бог придет и будет говорить что-то вопреки Священным Писаниям, что мы скажем такому Богу? Мы скажем такому Богу: «Спасибо большое, Харе Кришна. Попроповедуй кому-нибудь еще». Когда Сам Бог пришел в образе Господа Будды и сказал: «Веды ложные». Мы сказали: «Господь Будда, ки джай!» Прославили его и при этом сказали: «Буддизм – это самая ужасная форма атеизма». Почему? Потому что буддизм отвергает шабда-брахман. Потому что буддизм отвергает то, что Бог приходит в нашу с вами жизнь в единственной форме, которой мы действительно реально можем соприкоснуться с Ним, это звук Священных Писаний. И если я не пользуюсь этим преимуществом, а пренебрегаю Священными Писаниями. Если я не понимаю, что изучение Священных Писаний – это самая удивительная и самая возвышенная форма служения Кришне, если я не понимаю, что без изучения Священных Писаний я никогда не смогу понять, кто такой Кришна, которого я каждый раз, 1728 раз на дню зову. Помножить на 16 еще. 1728 помножить на 16. Так? То есть примерно 25 тысяч раз. Если я не изучаю Священных Писаний, мое повторение Святого Имени никогда не будет правильным. В нем никогда не будет жизни, в нем никогда не будет Кришны, потому что Кришна будет для меня какой-то ментальной конструкцией, которую я где-то как-то создал непонятно из чего, из какого материала, в основном из материала своего собственного ума и своих собственных спекуляций по принципу «одна матаджи на кухне сказала» или «один прабху в ашраме перед сном сказал». Так?

Мы очень хорошо должны понимать, что наша духовная жизнь полностью целиком зависит от наших отношений с духовным учителем и от наших отношений со Священным Писанием. Если я не буду изучать Священные Писания, рано или поздно моя духовная жизнь превратится в достаточно бессмысленное времяпровождение, механическую практику. В конце концов, мне станет скучно, и я пойду искать счастья где-нибудь еще. Это четвертое оскорбление Священных Писаний, шрути-шастра-нинда, когда я не понимаю Священного Писания, начинаю свысока судить, пытаюсь интерпретировать их, вырываю что-то из контекста, пытаюсь приспособить Священные Писания к своим собственным интересам, выдергиваю оттуда только цитаты, которые оправдывают меня самого вместо того, чтобы понять Священные Писания как целое, как шабда-брахман, как дух. Это очень серьезное оскорбление Святого Имени. Святое Имя никогда не докажет или не покажет мне свою тождественность с Кришной, которая проявится в виде, как вчера мне рассказывал один преданный, как он пришел в Храм первый раз, и молния ударила его. Она то ли от Господа Гауранги, то ли от Господа Нитьянанды в него влетела. Это факт, та же самая молния может, тот же самый шок или внутренний трепет может появляться у нас каждый раз, когда мы соприкасаемся со Святым Именем, если мы произносим Святое Имя без оскорблений, и Святое Имя из-за наших оскорблений, вернее из-за того, что мы не оскорбляем, не втягивает свое могущество внутрь, оставляя только оболочку.

Поэтому мне хотелось еще раз сегодня напомнить об этом. Я буду очень рад, если все те, кто принимает сегодня обеты, будут также обещать, что они будут изучать книги Шрилы Прабхупады регулярно, пусть по-немногу, но каждый день. Потому что без этого все остальные обеты, которые они будут принимать сегодня, не будут, реально не будут исполнимы. Вот. Ну, собственно, вот и несколько угрожающих слов, последняя безнадежная попытка отвратить тех, кто хочет получить посвящение, от этого акта. Это серьезный шаг. И он серьезный для вас, он серьезный для меня. Обычно, когда люди получают посвящение, все радуются, кричат, хлопают, бьют в барабаны, кричат: «Хари бол!», благославляют их. Я вас очень прошу, вы меня тоже в своих благословлениях помяните, когда будете кричать: «Хари бол!» Потому что это мне нужно.

Духовная жизнь – удивительная вещь. Потому что она может бесконечно углубляться, давать человеку нава-нава-раса-дхамани удьятам рантум асит, давать человеку вкус постоянно новый, обновляющийся. Человек никогда не дойдет до конца или недонырнет до дна в своей духовной жизни. Но духовная жизнь также:

уттиштха джаграта

прапья варан нибодхата

кшурасья дхара нишита дуратьяя

дургам патхас тат кавайо ваданти

Проснись и попытайся понять, какое благо ты получил, родившись человеком. Духовный путь очень труден; он подобен лезвию бритвы. Таково мнение ученых знатоков трансцендентного. («Катха-упанишад», 1.3.14).

Духовная жизнь также не такая простая вещь. Когда я говорю, что она непростая – это не значит, что духовная жизнь – это мучительный процесс. Это радостный процесс, но непростой. Дургам патхас тат кавайо ваданти – великие мудрецы, кави, прошедшие по этому пути, говорят, что путь сложный. Он как лезвие бритвы, очень легко оступиться, порезаться, отклониться от него. Путь узкий. Даже путь бхакти, который мы привыкли называть столбовой дорогой, широким путем, путем, где нет ям и колдобин, самым прямым путем, лифтом, особенно людям нравится это, про лифт. Потому что нажал кнопочку – и все, оно само поехало. По леснице надо идти, а лифт – пух – и дома.

Хорошо, лифт, никаких проблем нету, но лифт с капканами. Лифт, который иногда останавливается и застревает. И надо звонить куда-то, надо пытаться, чтобы он дальше шел. Даже на лифте все не так просто бывает. Лифт тоже может застрять. Я искренне от всей души хочу пожелать вам успеха на этом замечательном пути, чтобы вы никогда не останавливались и шли как можно глубже, но также помните о том, что есть правила, которые от вас требуются. И сегодня вы даете обеты следовать этим правилам. Если тщательно, внимательно очень, совестливо следовать этим правилам, то духовная жизнь будет приносить нам очень много радости. Вот. Пожалуйста, помните, о чем я сказал, об этом четвертом оскорблении, отсутствие веры в Священные Писания, попытка интерпретировать Священные Писания или уменьшать их роль в нашей жизни. Все остальные девять или десять оскорблений тоже очень важны, и каждое из них нужно сознательно избегать. Но, так или иначе, мне хотелось сегодня подчеркнуть именно этот момент.

Все ясно? Теперь, пожалуйста, все зажмурьте глаза, а тот, кто хочет убежать, мы не будем смотреть. (смех) Потому что от социального давления очень сложно уйти, хочется убежать, но стыдно. Это шутка, конечно, но просто мы должны очень ясно понимать, какие обеты мы сегодня даем. Спасибо большое. Шрила Прабхупада ки джай! Шри Харинама-санкиртана ягья ки джай! Гауре-премананде-хари-бол!

Print Friendly

Комментарии запрещены.

Архивы