Завершение фестиваля 40-летия, (19.06.2011 г.)

Диск «Праздничные лекции за 2011 г.», л. 14

Аннотация:

Несколько зачключительных слов о бесценном опыте слушания рассказов о лилах чистого преданного из уст садху и о могуществе ИСККОН, способного объединить разные вкусы, настроения и уровни разных людей.***

Бхакти Вигьяна Госвами:

Едва ли я смогу добавить что-то существенное к тому, что уже было высказано. Я могу повторять вслед за Шрилой Ниранджаной Махараджем, что я был на многих фестивалях и, если честно, в какой-то момент думаешь: «Еще один фестиваль». Когда мне сообщили, что будет еще один фестиваль в течение восьми дней, я не прыгал в этот момент, я сказал: «Да, я буду».

Но это факт, этот фестиваль особенный, потому что он доказал одну очень удивительную истину. Ее замечательным образом сформулировал сейчас Шьямасундара Прабху, когда он цитировал Шрилу Прабхупаду и сказал, что для Кришны важна только одна вещь – наша решимость и наша искренность. Так вот, этот фестиваль – живая иллюстрация того, что для Кришны все остальное не важно. Человек может пройти бхакти-шастры, может не пройти, человек может жить где-то в святом месте или жить где-то в уголке. Нет, единственное, что по-настоящему ценится в глазах Кришной и в этом величие бхакти. Шрила Рупа Госвами использует этот момент как доказательство того, что бхакти является высшим путем духовной жизни – то, что бхакти могут практиковать все. Бхакти могут практиковать низшие животные – мы знаем собак, которые практиковали бхакти и возвращались к Кришне и бхакти могут практиковать возвышенные брахманы, которые знают санскрит, бхакти можно практиковать, оказывается, даже в России. Единственное, что ценит и принимает Кришна – Кришна принимает не ученость, не внешнюю помпу, не какой-то антураж внешний – Кришна принимает искренность и горячее желание в нашем сердце.

В течение этих дней мы соприкасались с живым опытом искренности, лаулйам. Иногда люди в поисках рагануга-бхакти идут куда-то еще, потому что предварительным условием вступления в сферу рагануги или спонтанной преданности является лобха, горячее желание обрести Кришну. Я всегда поражаюсь как люди не могут увидеть ее тут. Лобха, которая была у Шрилы Прабхупады и которой он так щедро делился со всеми остальными и продолжает делиться, не имеет себе равных. Жадность или желание стать ближе к Кришне, которое жило в сердце Шрилы Прабхупады, где мы еще найдем такое желание, такую лобху? Почему мы должны идти куда-то на Радха-кунду или еще в какие-то странные вещи и думать, что она там? Она тут и доказательством этого является наш фестиваль. В течение семи дней подряд мы видели каким образом лобха, жившая в сердце Шрилы Прабхупады, отражалась в сердцах других, как она заражала других. Шьямасундара сказал, что он подхватил заразную болезнь здесь, русскую болезнь, но на самом деле он заразился этой болезнью от Шрилы Прабхупады, так же как и все мы. Это та инфекция или то, что мы получаем воздушно-капельным путем, когда слушаем слова преданного. У нас вдруг, откуда ни возьмись, появляется желание, которое не может появиться просто так в нашем сердце, желание вернуться к Кришне.

Множество других желаний как микробы живут в нашем сердце, но когда мы слышим чистого преданного и тех, кто слушал чистого преданного и тех, кто слушал тех, кто слушал чистого преданного, и тех, кто слушал тех, кто слушал тех, кто слушал чистого преданного, то мы можем вдруг в своем сердце почувствовать то же самое желание: я хочу к Кришне, я хочу вернуться к Нему, я хочу служить Ему и я, в сущности, не хочу ничего другого. Для меня доказательством могущества этого фестиваля была одна простая вещь. Мы знаем, что в результате слушания у нас должно появляться желание и должна появляться любовь к Кришне. Но внешне эта любовь проявляется как равнодушие ко всему остальному, как дух отречения от всего остального. Это каждый из нас может очень отчетливо пронаблюдать в своем сердце. По крайней мере, я очень отчетливо понял, что вдруг все остальное как-то потеряло свою важность для меня. Очень часто, когда мы живем обычной жизнью и плывем в этой мутной воде нашей жизни по ее течению, мы забываем о каких-то важных вещах – суета наступает и что-то главное уходит именно потому, что мы теряем самую суть: для чего мы здесь, для чего нам дана жизнь и это человеческое тело? Так вот, я бесконечно благодарен всем тем, кто организовал этот фестиваль за то, что они снова вернули это ощущение, которое часто в суете нашей жизни забывается. Ощущение того, что есть нечто самое главное, ради чего я пришел сюда, ради чего я живу здесь, ради чего я пытаюсь служить преданным. Я бесконечно благодарен всем, кто организовывал этот фестиваль за этот опыт. Спасибо большое.

Я помню в самом начале, как только преданные стали организовывать этот фестиваль, они позвали меня на одно из собраний и главный вопрос был: где мы деньги на него возьмем? Естественно, это главный вопрос, который стоит в умах всех организаторов. Но на самом деле, подарок, который эти организаторы подарили всем остальным, дороже любых денег. Я надеюсь, конечно, что это все не послужит какой-то причиной финансового коллапса нашего храма, но я уверен, что преданные откликнуться на это. Еще раз, ни за какие деньги этот опыт получить нельзя. Этот опыт возникает, когда мы слушаем преданных, когда мы погружаемся в катху, в лилы чистого преданного и этот опыт ни с чем другим не сравним.

Последнее, что я хочу сказать, вчера, когда мы смотрели спектакль и завороженные слушали и переживали те же самые чувства, которые испытывала Шачидеви и Вишнуприйа, когда Господь Чайтанья уходил, после этого я зашел за кулисы. Я выходил и я хотел поздравить, поблагодарить актеров, режиссера, и матаджи Гайешвари, игравшая роль Шачидеви, не видя меня, сходя со сцены, она обратилась к Вадираджу Прабху, режиссеру и остальным актерам и спросила: «Ну что, мы завтра опять собираемся, да?» Она знала, что это глупый вопрос, потому что зачем завтра опять собираться, все кончилось уже. Но у нее звучала такая надежда в голосе: «Может быть мы завтра опять соберемся, чтобы еще что-то порепетировать?» Вадирадж, несиментальный мужчина, суровым голосом сказал: «Нет, завтра не собираемся».

Я в этот момент подумал, что у меня тоже этот вопрос зазвучит: «Ну что, мы завтра опять собираемся?» и какой-нибудь несиментальный человек должен будет мне сказать: «Нет, не собираемся, хватит». Я думаю, что это будет президент нашего храма. Завтра мы, к сожалению, не собираемся, но мне хотелось пожелать вам всем, чтобы вы унесли весь этот опыт с собой, чтобы вы оставили его и чтобы вы позволили прорости ему в своем сердце. Чтобы те семена, которые были посеяны за эти несколько дней, не погибли там, а обязательно проросли и дали обильные цветы и плоды, плоды вашей искренности, любви, служения друг другу и отречения от этого скучного и глупого материального мира. Спасибо большое.

Бхарадвадж попросил меня сказать еще два слова. Он сказал, что это была мысль или идея, которая не оставляла его на протяжении всего этого времени. Он сказал: «Я не смогу этого сказать, ты скажи». Опыт, который он вынес из этого или то, что он увидел на протяжении этого фестиваля, это то, что ИСККОН представляет собой удивительную вещь. Мы видим тут огромное количество самых разных людей, разных настроений, разного вкуса, разного уровня, которые, тем не менее, едины в своем стремлении стать ближе к Кришне, понять Кришну, обрести Кришну. Это, безусловно, уникальная особенность. Мы видим тут людей разных поколений, самых разных настроений – и это то, что увидел он. Обычно когда мы находимся в каком-то своем отдельном круге, мы окружаем себя людьми подобными и это удивительное многообразие или палитра очень яркая она куда-то уходит. Но этот фестиваль дал еще один очень важный урок, по словам Бхарадваджа Прабху, он показал нам могущество нашей организации, то, что она способна вместить в себя и объеденить людей абсолютно разных, совершенно противоположных и дать им всем самое важное – центр единый, вокруг которого будет строиться вся их жизнь – Кришна и их любовь к Кришне. За это наша огромная благодарность Шриле Прабхупаде.

Print Friendly

Комментарии запрещены.

Архивы