Амбика Кална (18.10.2009 г.) Парикрама

Диск 126, л. 14

Аннотация:

В Амбика Калне происходило много замечательных событий. Гауридас Пандит переехал сюда, чтобы быть поближе с Махапрабху и участвовать в Его лилах. Великие преданные приходили сюда. Здесь была сама Джахнави деви.

 ***

Мы находимся с вами в Амбика Калне, округ Бурдхван. Это Шрипад Сурьядаса Саркелы, в доме которого мы находимся сейчас, и Гауридаса Пандита, его младшего брата. Тут произошло тоже множество различных лил. Я начну с Гауридаса Пандита. А потом расскажу, что происходило здесь, во дворе и в доме Сурьядаса Саркелы.

Гауридас Пандит был в Кришна лиле Субал сакхой. Место его явления – это Шалиграм, деревня в достаточном удалении отсюда. Но в какой-то момент он переехал сюда, в Амбика Калну, чтобы быть поближе с Махапрабху. Его связывала сакхья раса, узы дружеской любви с Чайтаньей Махапрабху и с Нитьянандой Прабху.

«Чайтанья-чаритамрита» говорит, что его любовь к Кришне была такой сильной, что он обладал  высшей степенью способности отдавать ее и принимать ото всех. Любой, кому он хотел дать любовь к Богу, получал любовь к Богу. Любовь к Богу это вещь, которой люди могут обмениваться. Если у меня есть любовь к Богу, я могу ее дать. В зависимости от силы этой любви, я могу дать ее избирательным людям, людям готовым, чтобы получить ее. Если любовь слишком сильная, или очень сильная, то я могу дать ее любому по своему желанию. Гауридас Пандит обладал этим качеством.

По пути сюда мы проходили мимо тамариндового дерева. ИИ мы на обратном пути подойдем и поклонимся этому тамариндовому дереву. Этому тамариндовому дереву пятьсот лет и оно росло во дворе дома Гауридаса Пандита. Двор был, очевидно, больше чем сейчас.

Однажды Шри Чайтанья Махапрабху вместе с Нитьянандой переплыли Гангу на лодке. Они пришли, и в руках у Нитьянанды было это весло, которое мы видели. Они сели под этим тамариндовым деревом, и Гауридас Пандит выбежал из своего дома им навстречу. Он пришел, он поклонился им, и Шри Чайтанья Махапрабху взял это весло и вручил его Гауридасу Пандиту и сказал: «Возьми это весло (весло на бенгали вайтха). Возьми эту вайтху, с помощью этой вайтхи ты сможешь любого человека перевести через Бхаванади.

Бхаванади значит «река или океан материального существования». Если ты хочешь, посадишь его, у тебя есть весло… и Гауридас Пандит, его мурти мы видели там. Он был удивительным преданным. Еще раз, все, кто видели его, они заражались его любовью, и любой так или иначе мог получить от него, хотя бы крупицу этой любви к Господу Чайтанье и Господу Нитьянанде.

Уже перед самым уходом своим в лес, то есть перед принятием санньясы, Чайтанья Махапрабху, тогда еще Гауранга, Нимай, приплыл вместе с Нитьянандой сюда в Калну, чтоб попрощаться. Он не говорил никому. Что Он собирается принять санньясу, Нитьянанда догадывался об этом, потом он ему сказал. Но он обходил всех своих преданных, чтоб попрощаться, понимая что вскоре они не смогут видеться так часто, как раньше. Нитьянанда вместе с Гаурангой Махапрабху приплыли сюда и зашли в дом к Гауридасу Пандиту. Они начали петь. Гауранга Махапрабху танцевал, как всегда, Нитьянанда пел, а Гауридас плакал. Нитьянанда пел, Гауранга танцевал, а Гауридас плакал. Плакал, плакал и плакал и не мог остановиться. В конце концов, киртан перестали и Гауранга Махапрабху сказал: «Что ты плачешь? Мы не должны плакать. Когда преданные встречаются, это радость. Потому что мы поем о Кришне, мы радуемся».

 - Как я могу радоваться, если скоро не увижу Тебя?

Он догадался об этом, хотя, ему никто не сказал. Он сказал: «У меня есть одна просьба. Одна, только одна. Я никогда у Тебя ничего не просил и никогда больше не попрошу. Одну просьбу Ты должен исполнить.

Гауранга Махапрабху спросил: «Какая просьба? Конечно, Я исполню твою просьбу»

 «Ты должен остаться здесь и никуда не уходить, это моя просьба. Все, у меня нет никакой другой просьбы. Останься здесь!» Он просил, просил и говорил: «Только, пожалуйста, мне не нужно этих вещей там бхава-мурти и «Я в сердце каждого живого существа», «Я присутствую повсюду», это Ты можешь гопи говорить. Мне таких вещей говорить не надо, я уже слышал это когда-то. Ты должен Сам, здесь остаться».

 «Ну, ты же знаешь, что это не возможно».

«Как не возможно, Ты же Бог, все возможно».

Тогда Гауранга Махапрабху сказал: «Хорошо, Я сейчас вернусь скоро. Он вышел. Вдвоем они вышли и вернулись вчетвером – два Гауранги, два Нитьянанды, вчетвером. И говорит: «Вот нас двое тут: Я, Нитьянанда и еще один Я и еще один Нитьянанда. Что ты сейчас будешь делать?» Гауридас бросился, он схватился за голову, бросился в кухню. Он стал готовить и усадил всех четверых и стал кормить. И Гауранга Махапрабху сказал, что двое из нас уйдут, а двое останутся. Ты должен выбрать, какие двое останутся, а какие двое уйдут? Двое были мурти, а двое были Чайтанья и Гауранга. Он сказал: «Конечно, я выбираю вас». Тогда Чайтанья и Нитьянанда подняли руки, встали, а мурти пошли от него. Он говорит: «Вы куда, вы куда?»

«Ну как, ты же выбрал?»

Так они остались. В этот момент Чайтанья Махапрабху произнес стих, который позже Кришнадас Кавираджа записал в «Чайтанья-чаритамрите» (М, гл.17.131): нама, виграха, сварупа – тина эка-рупа.

Нама значит «святое имя», виграха значит «форма» и сварупа значит «Сам Господь». Тина эка-рупа – они не отличны друг от друга. Тине бхеда нахи – разницы между ними никакой нет, и все они – чид-ананда рупа, все они чисто духовные.

Имя: Харе Кришна, Харе Кришна, Кришна Кришна, Харе Харе / Харе Рама, Харе Рама, Рама Рама, Харе Харе. Виграха Господа и Он Сам не отличны друг от друга.

Те формы, которые вы видели, вам очень сильно повезло. Это были первые проявленные Господом Чайтаньей и Господом Нитьянандой формы в виде виграхи. Потом, позже Он дал для поклонения Ганешвара Махадева для Вишну Прии, но это самая первая виграха, которая появилась у Самого Господа Чайтаньи. Вы видели Самого Господа Чайтанью и Самого Нитьянанду, ни больше, ни меньше.

Гауридас Пандит, он был очень счастлив. Он сказал: «Хорошо, ладно, раз вы остаетесь здесь, я буду за вами ухаживать, потому что это единственное, что мне нужно – готовить для вас. Он стал готовить. Каждый день он готовил огромный пир, каждый раз он готовил пир, и так продолжалось изо дня в день. Иногда они убегали, иногда между ними были интересные лилы.

Однажды он подошел к ним, к Чайтанье и к Нитьянанде. Чайтанья закричал: «Эй, Гауридас! Ты разве забыл, что ты Субал?» Он моргнул глазами и когда он открыл глаза, он увидел вместо Господа Чайтаньи и Господа Нитьянанды Кришну и Балараму. Они были одеты в тюрбаны, У Кришны павлинье перо. Они стали бегать и бросаться чем-то там, играть. Гауридас Пандит превратился в Субал сакху, они какое-то время играли, потом Гауридас Пандит сказал: «Хватит», – и он опять стал… В какой-то момент, однажды, он хотел их украсить. Он не очень богатый человек был, и он думал: «Как бы их украсить?» Он стал мысленно предлагать им самые лучшие украшения и когда он подошел, открыл алтарь, он увидел, что все эти украшения на них. Все эти украшения, которые он предложил и больше, на них. До самой старости, каждый день он готовил для них прасад. Он готовил огромный пир для них. Хотя ему тяжело было. Он каждый день приготовлял для них где-то двадцать, тридцать блюд. Разные блюда из овощей, приправы, все.

Однажды Господь Чайтанья и Господь Нитьянанда сказали: «Мы не будем это есть, мы отказываемся это есть» Особенно Господь Нитьянанда был очень сердит. Он сказал: «Сколько можно, вообще. Кормишь нас, кормишь, сколько можно?» Гауридас Пандит сказал: «Если вы не хотите есть, зачем вы заставляли меня сегодня готовить? Зачем я все это готовил? Ну-ка, ешьте!» Нитьянанда сказал: «Последний раз, последний раз. В следующий раз…» Гауридас согласился: «Хорошо, я буду вам готовить один рис и немного шака с завтрашнего дня, но сегодня все съешьте». Они все съели, и потом он уже готовил немного риса и немного шака.

Самая главная лила произошла с учеником Гауридаса Пандита, Хридаянандой, который потом назывался Хридая Чайтанья. У него был ученик. Ученик служил Гауридасу Пандиту очень добросовестно. Однажды Гауридас Пандит сказал: «Я пошел по своим друзьям, их нужно навестить, а ты оставайся здесь и служи Гауранге и Нитьянанде».

Хридаянанда был очень счастлив, что он остался с ними наедине. Он служил, но приближалась Гаура-Пурнима. Он подумал: «Как можно провести день рождения? Это будет большой провал, если устроить праздник, а никто не придет». Он сам лично написал письма и сказал: «Гауранга и Нитьянанда приглашают вас на праздник Гаура-Пурнима. Приходите, будет большой праздник здесь». Когда он разослал все эти письма разным людям, вайшнавам, чтобы они пришли на праздник, в этот момент вернулся Гауридас Пандит. Он смиренно ему сказал: «Извини меня, я без твоего разрешения это сделал». Гауридас Пандит в сердце своем очень доволен был, что его ученик проявил инициативу, сам принял на себя ответственность, но внешне он сказал: «Ах так, похоже что ты слишком независимый. Иди-ка ты на все четыре стороны отсюда».

Ученик – значит ученик. Ученик ничего не должен делать без указания духовного учителя. Он должен спрашивать по каждому поводу, он должен узнавать. И Хридаянанда сказал: «Если ты так хочешь, я пошел». Он пошел на берег Ганги и сел там, на берегу Ганги. Он стал думать, что теперь делать. Он сидел, и в это время проплывала лодка по Ганге. На лодке плыл богатый человек. Он увидел садху сидит под деревом. Ему понравился садху, он увидел, что человек очень чистый. Он подошел к нему и сказал: «Я хочу пожертвовать тебе большую сумму денег. Сделай с ними что-нибудь, используй эти деньги для служения Господу».

Хридаянанда сказал: «Я кто такой, я вообще никто. Меня мой учитель недавно выгнал. Я не заслуживаю ни то что каких-то пожертвований, я не заслуживаю даже его милости. Иди к моему учителю, отдай ему. У него скоро большой праздник».

Он пошел к Гауридасу Пандиту сюда, в ашрам пришел. Он сказал: «Я хочу деньги дать. Там какой-то садху на берегу сидит, он меня к тебе послал, возьми пожалуйста. Гауридас Пандит сказал: «Ах так, он тебя сюда послал, иди обратно и отдай деньги ему. Скажи, что это я приказал, пусть делает с ними все что хочет. Я от него денег не приму».

Бедный, несчастный человек… (пожертвования даже тогда было трудно принимать, бюрократия была (смех) опять идет к нему и говорит: «Я пошел туда. Он говорит: “Я не хочу ничего принимать“, – он сказал тебе… Устраивай тут фестиваль. Он сказал, ты проявил тут инициативу, самостоятельность, сам у себя там, на берегу, и устраивай фестиваль». Хридаянанда сказал: «Если такая его воля, то тогда я устрою здесь фестиваль». И люди стали приплывать с другого берега, из Навадвипы, со всех мест. Они хотели придти сюда, но там Хридаянанда устроил большой праздник. Он приготовил массу прасада, идет киртан, и все люди, они не доходили до сюда. Они остались там, они танцевали и Гауридас Пандит танцевал, а тут никого нет, в этом ашраме никого нет. Гаура-пурнима, Гауридас Пандит приготовил большой пир, у него был друг Гангадас, и Гангадас зашел, чтоб предлагать этот пир Чайтанье и Нитьянанде, а их нет. Зашел к Гауридасу и сказал: «Эй, Гауридас, твоих друзей нет, они убежали куда-то». Гауридас зашел, посмотрел – нет, пусто, лотосы стоят пустые, сразу все понял. Он схватил палку, побежал на берег. Тем временем Они прибежали и танцуют в киртане и никто Их не видит, только Хридаянанда Их видит. И так:: ааааа, йух, Они прибежали сюда! Они поют: Харе Кришна, Харе Кришна, Кришна Кришна, Харе Харе / Харе Рама, Харе Рама, Рама Рама, Харе Харе. Харе Кришна, Харе Кришна, Кришна Кришна, Харе Харе / Харе Рама, Харе Рама, Рама Рама, Харе Харе.

Гауридас Пандит бежит с этой палкой. Чайтанья и Нитьянанда увидели его и перепугались страшно. Они знают, их хозяин бежит с палкой, потому что Они убежали. Они подумали: «Куда спрятаться? Прятаться некуда и Они запрыгнули в сердце Хридаянанде. Гауридас Пандит увидел как они пуф и туда и там стоят, потому что Они у него там и так находились. Тогда он расплакался, прибежал и сказал: «Хари бол! Идем обратно, и отныне тебя будут звать Хридая Чайтанья – тот, у кого в сердце находится Чайтанья.

Когда Гауридас Пандит ушел, а его самадхи находится во Вриндаване в Дхира-Самире. Хридая Чайтанья стал ухаживать за Божествами. И Джахнава Деви, она приходила сюда. Когда Нароттам дас Тхакур и Шьямананда позвали ее, она первым делом пришла сюда. Джахнави Деви это ее дом. Мы сейчас, через несколько минут расскажем про нее. Но еще стоит рассказать немного про Хридая Чайтанью. Хридая Чайтанья служил уже после ухода Гауридаса Пандита, и он тоже был в сакхья расе. До сих пор все пуджари, которые поклоняются там Чайтанье, Нитьянанде, они в сакхья расе. Гауридас Пандит сказал, что отныне все, Их долго никому не показывать, потому что если Они увидят в сердце кого-то преданность, они заскочат в его сердце и уйдут отсюда навсегда. Они могут в Москву убежать с кем-то, все что угодно может случиться. Вы видели Их, от Них все что угодно можно ожидать. Поэтому он сказал: «Все, надолго не показывать! Открыть, закрыть. Открыть, закрыть. Открыть, закрыть, а то убегут». Они по-прежнему следуют этой традиции.

Что случилось дальше, когда Хридай Чайтанья поклонялся Им? Слава о нем разнеслась повсюду. Эта история стала известна повсюду и люди рассказывали, из уст в уста передавали, говорили о преданности Гауридаса Пандита, говорили о преданности Хридаянанды, Хридая Чайтаньи.

На большом расстоянии отсюда родился мальчик. Мальчика этого назвали Дукхи. Дукхи значит… У его родителей рождались дети один за другим, и все дети умирали. Все они умерли, и в конце концов, родился этот мальчик. Чтобы не дай Бог он умер, его назвали «несчастным». Несчастным потому, что у родителей было горе, и на всякий случай чтобы, как бы, не сглазить, его тоже назвали Дукхи. Этот мальчик рос, и отца его звали Кришна Мандала.

Когда мальчику сделали церемонию упанаяны, он был из брахманской семьи и Гауридас Пандит тоже был из брахманской семьи. Его отца звали Камсари, мать его звали Камала деви. Они были из семьи Мишра, это очень возвышенные брахманские семьи, но они все приняли прибежище у Господа Нитьянанды, хотя Нитьянанда считался человеком без рода и племени.

Этот мальчик… отец у него спросил в день упанаяны: «Что ты хочешь?» Он говорит: «Я хочу гуру настоящего». Тот говорит: «А кто твой гуру

- Я знаю, кто мой гуру. Мой гуру Хридая Чайтанья. Я столько о нем слышал, и только он может меня спасти.

Он говорит: «Ну, иди тогда к своему гуру. Как ты его найдешь?» Он говорит: «А, язык до Киева доведет, язык доведет до Амбика Калны. Люди идут на Гангу, и я дойду как-нибудь до Ганги с ними, а там рукой подать». Он мальчик, ему десять лет всего. Он отправился, и он долго долго шел, с людьми путешествовал. В конце концов, он пришел в Амбика Калну, нашел этот ашрам, Хридая Чайтанья и тихо сел под тем же самым тамариндовым деревом, которому мы поклонимся.

Хридая Чайтанья вышел. С утра ему что-то подсказывало, что-то внутри говорило: «Что-то сегодня случится». Он вышел и увидел мальчика. Мальчик маленький сидит. Он говорит: «Ты кто?» А он говорит: «О, я Дукхи». Дукхи значит «несчастный». Я несчастный, я сижу тут и жду, когда ты на меня милость прольешь, без тебя я счастливым не стану. И Хридая Чайтанья сказал: «О, о, я чувствовал, что что-то сегодня случится, отныне тебя будут звать Кришнадас». Тот стал прыгать, кричать: «Теперь я Дукхи Кришнадас! Теперь я несчастный Кришнадас». Мальчик был очень послушный. Он делал все, что Хридая Чайтанья ему говорил, озаботился о нем. В  конце концов, Хридая Чайтанья ему сказал: «Отправляйся во Вриндаван, – когда он немножко подрос, – Поучись там у Дживы Госвами».

Все наверняка знают эту историю про Шьямананду. Потому что этот Дукхи Кришнадас и был Шьямананда. Он служил Дживе Госвами. Джива Госвами дал ему севу, подметать. Обычно подметание улиц, это дело людей «неприкасаемых», но Вриндаван и пыль Вриндавана – она трансцендентна. И Кришнадас мел, мел, мел, пока не нашел ножное украшение от Шримати Радхарани. Она поставила ему тилаку и сказала: Отныне тебя будут звать Шьямананда. У него другая тилака. Шьямананда, он сказал об этом Дживе Госвами, никто другой не знает. Все решили, что он получил реинициацию у Дживы Госвами. Вайшнавы, которые путешествовали отсюда во Вриндаван, они узнали об этом, они вернулись: «Хридая Чайтанья, ты знаешь, что твой ученик реинициировался у Дживы Госвами. Теперь его зовут Шьямананда и у него другая тилака». Пффф!! Хридая Чайтанья разгневался страшно. Разгневался, как не знаю кто. Стал как огонь, сказал: «Притворщик, пришел ко мне, у нас с ним отношения и пошел куда-то и непонятно что теперь делает». Он пришел… Сначала пошел к Дживе Госвами и призвал к ответу Дживу Госвами, сказал что со мной вайшнавы и ты перед вайшнавами должен сказать какое право ты имел его реинициировать. Джива Госвами сказал: «Я ничего не делал, выясняй отношения с ним. Я тут ни при чем».

Он подошел к Шьямананде, схватил Шьямананду и стал бить, бить и лупить. Говорит: «Негодяй, как ты смеешь? Когда меня мой гуру выгнал, я пошел, но у меня не было даже мыслей, даже тени мысли, о том что я могу его предать. А ты ушел на какое-то время и уже у тебя другое имя, другая тилака, другие мантры, другая философия, кто знает, что еще другое. Непонятно что». Шьямананда, он ни слова не сказал. Этикет ученика: учитель ругает, а ученик говорит: «Да гуру Махарадж, ты всегда прав, да, ты всегда прав». Ни слова не сказал в свое оправдание. Представьте себя на месте… Он не сказал: «Мне Радхарани поставила тилаку, между прочим».(смех) Вы бы удержались от такого или нет? Нет. «Гуру Махарадж, вы всегда правы!»

Хридая Чайтанья вернулся к себе. Он уснул, и Радхарани пришла к нему во сне и сказала: «У тебя какие-то претензии ко мне? Это я поставила ему тилаку, это я дала ему новое имя. Если у тебя какие-то претензии, говори, пожалуйста». Хридая Чайтанья, он проснулся, побежал к Шьямананде, стал просить у него прощения. Но ему не давало покоя. Он сам стал раскаиваться сильно. Стал думать: «Как же так? Я его избил, невинного, и он ни слова не сказал в свое оправдание. Я его избил».

Он взял Шьямананду, и они вместе пришли к Дживе Госвами. И Хридая Чайтанья сказал: «Я должен как-то искупить свою вину. Поэтому я обещаю, что я проведу двенадцать фестивалей подряд для вайшнавов. Двенадцать больших праздников. Все вайшнавы будут приходить, я всех буду кормить, я за всеми буду ухаживать…» И Шьямананда сказал: «Гурудев, одна просьба. Можно я вместо тебя их проведу? Можно я буду делать это за тебя?» Хридая Чайтанья сказал: «Да, лучшего ученика, чем ты нет. Нет никого лучше, чем ты». То есть это место, оно удивительно во многих отношениях. Сам Шри Чайтанья и Нитьянанда находятся там. Весло, которым пользовался Сам Господь Чайтанья, и Нитьянанда находится там. Его пальмовый лист, на котором Чайтанья написал «Бхагавад-гиту». Говорят, что целая «Бхагавад-гита», переписанная Господом Чайтаньей, находится где-то там. Помимо всего прочего Гауридас Пандит был тестем Господа Нитьянанды. Его старший брат Сурьядас Саркела жил здесь, поблизости.

 Их было шестеро братьев. Старшего брата звали Дамодар, второго брата звали Джаганнатх, потом был Сурьядас, потом Гауридас, потом Кришнадас и потом Нрисимха Чайтанья. Шестеро братьев и трое из них знамениты. Особенно знамениты Гауридас и Сурьядас. И Саркела это титул. Саркела, значит «бухгалтер». Сурьядас бухгалтер.

Он был бухгалтером Махараджа Бурдхвана. Он служил его казначеем и вел все книги, расходные, приходные. У него было две дочери и здесь, на этом левом алтаре, сам Сурьядас , Джахнава и Васудха, две его дочери. Сам Сурьядас это воплощение Махараджа Какудми из Кришна лилы. Его две дочери – это Ревати и Варуни. Когда они подросли немного, ему нужно было отдать их замуж. Он стал думать за кого отдать их замуж. Он думал, думал, думал и никого не мог найти. Также как некогда тысячу лет назад Махараджа Какудми не мог найти подходящих женихов для своих дочерей.

Тут он увидел сон, и во сне он увидел Балараму. Баларама подошел и сказал: «Почему бы тебе не отдать своих дочерей за меня?» Тот сказал: «Я готов, а где тебя найти?», – и тут он увидел Нитьянанду. Нитьянанда улыбался, он сказал: «Отдай их мне». Сурья дас проснулся вне себя от счастья. Здесь происходила помолвка, здесь происходила свадьба Нитьянанды, Джахнави и Васудхи.

Что произошло дальше? Сурьядас проснулся, он стал искать какого-то брахмана. Брахманы в те времена играли роль сводников или сватов.

 Он сказал: «Ты не мог бы помочь мне выдать замуж моих дочерей?»

 Тот: «Конечно, конечно, конечно», – потому что они знали, это дакшина хорошая, – Конечно, я найду самого лучшего мужа».

Он говорит: «Одна проблема есть, я хочу их выдать замуж за санньяси».

 - Да, уже немножко сложнее, но можно поговорить… А за какого?

 - Нитьянанда

 - О, Нитьянанда!

Он переплыл на другой берег. Нитьянанда в то время был в Навадвипе. Он пришел и сказал, что у нас товар, у вас купец.

Он говорит: «Какой у вас товар?»

 - Хороший товар, не пожалеешь. Меня послали к тебе, есть две замечательные девушки, и их отец, во что бы то ни стало, хочет их выдать замуж за тебя.

Нитьянанда Прабху сказал: «Я так и думал», – он принял это как нечто само собой разумеющееся. Он сказал: «Если он так хочет, что я могу сделать». И они, целая делегация во главе с Нитьянандой Прабху, нарядили его в нарядные одежды, надели на него тюрбаны шелковые, драгоценности. Он не был санньяси формально, никогда не принимал формальные обеты санньясы, он был просто странником, авадхутой.

Они переплыли сюда, и они опять же сели под тем же самым тамариндовым деревом. Сурьядас вышел ему навстречу, поклонился ему, взял пыль с его лотосных стоп. Привел сюда… хотя это вопреки обычаям. Здесь произошла эта помолвка и свадьба. Потом Васудху и Джахнави деви увезли отсюда.

Гоура према ананда! Шри Шри Гоура Нитай ки – джая! Гауридас Пандит ки – джая! Сурьядас ки – джая! Нитьянанда Прабху ки – джая! Гоура према ананда! Хари бол!

Тут, в Амбика Калне происходило много других замечательных событий. Как я уже говорил, великие преданные приходили сюда. Здесь сама Джахнави деви была. В том доме, в котором мы были, в доме Гауридаса Пандита, уже после его ухода Джахнави готовила прасад на кухне для Чайтаньи и Нитьянанды. Что еще тут было? Еще несколько событий. Тут храм в Амбика Калне храм Амбики, как следует из названия этого города Амбика. Это Богиня Дурга. Здесь несколько храмов, это город храмов.

 Тут лет сто тому назад жил Сиддха Бхагаван дас. Он был Бабаджи Махатма и с ним несколько историй было связано удивительных. Одна удивительная история заключалась в том, что он получил посвящение. Он всеми был признан как Сиддха Махатма, великий, совершенный святой. Но в какой-то момент он обратился к Бхактисиддханте Сарасвати, сказал ему, что я получил посвящение не в той сампрадае немножко. Не мог бы ты дать мне посвящение? И Бхактисиддханта Сарасвати посвятил его в Бабаджи.

Десять минут ходьбы отсюда его ашрам – это Сиддха Бхагаван даса, знаменитое место. Однажды к нему в ашрам пришел Джаганнатх дас Бабаджи. Джаганнатх дас Бабаджи, когда он ушел из этого мира, ему было сто сорок лет. Его носили в корзине. Бихариджи, его верный слуга носил его в корзине на голове. И однажды, по пути в Навадвипу, они зашли сюда, он сказал: «Я хочу навестить своего друга Сиддха Бхагаван даса». Когда они пришли туда, он увидел Сиддха Бхагаван даса, Джаганнатха дас Бабаджи спрыгнул с головы Бихариджи. Он подбежал к нему и закричал: «Дорогой мой друг!». Они заключили друг друга в объятия, и Бихариджи и слуги Сиддха Бхагавана стали ждать, когда они разомкнут объятия. Час прошел, другой прошел. С десяти утра до одиннадцати вечера они держали друг друга в объятиях. Они впали в транс, в самадхи. В конце концов, никто есть не может, никто ничего делать не может, все ждут. В конце концов, все поняли – безнадежно и слуги Сиддха Бхагавана стали толкать Бихариджи, стали говорить: «Надо что-то делать. Тогда Бихариджи стал громко повторять: Харе Кришна, Харе Кришна, Кришна Кришна, Харе Харе / Харе Рама, Харе Рама, Рама Рама, Харе Харе и стал массировать стопы Джаганнатха дас Бабаджи. Джаганнатх дас Бабаджи очнулся и сказал: «В чем дело?» Он сказал: «Бабаджи, ночь уже, уже одиннадцать часов». Бабаджи огляделся вокруг: «О, еще вечер просто, ничего. Где прасад? Принесите мне прасада». То есть такие люди жили здесь.

Вчера я рассказал немного про Бхакти Промода Пури Махараджа, он какое-то время занимался бхаджаном тоже здесь, в Амбика Калне, и местный Махарадж Бурдхвана, видя его качества удивительные, подарил ему храм. Храм Ананта Васудевы. Этот храм находится недалеко Этот храм до сих пор принадлежит последователям Пури Махараджа.

Гоура према ананда! Хари бол! Шрила Прабхупада ки – джая!

Print Friendly

Комментарии запрещены.

Архивы