Семинар «Четыре роли лидера», лекция 6

Семинар «Четыре роли лидера», Алматы, 2014 г.

Аннотация:

Анализ четвертого аспекта третьей роли лидера – умения вовлекать других.

Секрет вовлечения других – в создании таких условий, где люди будут ощущать себя частью целого, где они почувствуют себя частью общего чего-то (создание атмосферы доверия).

Лидер может справиться с тремя последними ролями ровно настолько, насколько он справляется с первой ролью, ролью образца.

Отрывок из лекции Шрилы Прабхупады на день ухода его Гуру Махараджа.

Два самых важных качества для того, чтобы заниматься преданным служением – простота и решимость.

Чем более мы искренни, тем мы ближе к Истине. Три стадии искренности по Конфуцию.

Диспут на тему: «Что важнее – правила или спонтанность?»

О важности следования дисциплине. Настоящая дисциплина должна приводить к развитию разума. Дисциплина минус цель получается муштра. Дисциплина – это наша способность строить свою жизнь в соответствии со своими ценностями. Наши ценности определяются тем, на что мы тратим свое время.

Распорядок дня Бхактивиноды Тхакура.

 

***

Харе Кришна! Я рад приветствовать вас всех сегодня здесь. У нас будет напряженное занятие сегодня, поэтому, пожалуйста, приготовьтесь. Мне хотелось подвести какие-то итоги, дать важный новый материал.

Мы изучали с вами вторую роль лидера, его способность видеть цель, ставить цель перед собой, стремиться к ней неуклонно, держать ее в фокусе постоянно. Вот, и у нас остался последний аспект этого. Какие три аспекта мы прошли вчера этой второй роли?

Из зала: …

БВГ: Откуда она должна приходить?

Из зала: …

БВГ: Да, сверху. Определенная способность фокусироваться или концентрироваться на этой роли. И третья?

Из зала: …

БВГ: Да, каким образом реализовать это или перевести это в конкретный план, то есть, увидеть эту цель и перевести ее в конкретные действия. Естественно, мы очень пунктирно говорили обо всем этом, но, в основном, говорили в приложении к самому человеку.

Четвертый аспект этой роли какой?

Из зала: Способность человека включить …

БВГ: Да, способность включить других людей или так или иначе вовлечь всех остальных. И, в целом, наш подход какой? Изнутри наружу, т.е. я должен сначала понять, что я делаю сам, и потом обязательно я должен передать это другим. И эта четвертая часть будет касаться, прежде всего, того, каким образом вовлекать других людей.

Мой вопрос к вам: если у человека, у лидера есть ясное видение, есть даже разум, который позволяет ему фокусироваться на этом видении, есть план, чтобы сделать, но так или иначе он не смог подключить других, то что из этого получится, какая картина будет?

Из зала: Сам будет работать.

БВГ: Он будет работать сам, другие тоже будут работать, но спустя рукава слегка. Еще что?

Из зала: Истощение будет приходить.

БВГ: Безусловно, он будет истощаться, потому что он работает сам и потому что он не чувствует ответа. Еще что?

Из зала: Разочарован, критиковать…

БВГ: В конце концов, он будет разочарован. Его будут критиковать или он будет критиковать?

Из зала: Он будет.

БВГ: Он будет все время ругать, что они безответственные, его тоже будут ругать, и, в конечном счете, не будет сотрудничества, правильно? Не будет единства.  Появится некая хаотическая организационная структура, где каждый будет пытаться достичь своих собственных целей, правильно? Ему не удалось объединить людей, и он будет все время людей призывать к сотрудничеству, но сотрудничества не будет, потому что объединяющих факторов не будет, каждый будет слегка на себя тянуть, делать что-то свое; у каждого, в сущности, будет своя цель какая-то, так как общих целей нет, и получается хаотическая структура.

Из зала: Включить – значит, что каждый должен стать частью или взять на себя ответственность?

БВГ: Вот мы сейчас будем говорить, о том, что это означает. И еще, что характерно для такого рода структуры или организации – то, что нет официальных критериев, на основании которых люди делают решения, принимают решения. Каждый принимает решения в соответствии со своим каким-то пониманием. У них нет понимания, что решение нужно, поэтому рассогласованность получается, люди немножко все тянут в свою сторону. Вот, и собственно, тут может быть три возможных сценария в этом во всем, когда мы пытаемся подключить людей. Я заранее хотел вам исповедоваться – это не самая сильная моя сторона, поэтому многое из того, что я буду сейчас говорить, я сам толком не реализовал в своей жизни – это сложная вещь.

Объединить людей – что собственно нужно? Людей с разными взглядами, с разными представлениями, с разными сильными сторонами нужно объединить вокруг общего видения. И тут возможно три сценария, два из которых неблагоприятны. Первый сценарий, самый очевидный, какой? Лидер приходит и говорит: «Дети мои, вот вам видение, вот вам цель: плодитесь и размножайтесь. Идите к этой цели». Иначе говоря, первый сценарий – я просто объявляю, так или иначе, об этом. В конце концов, мы же изучали, что видение должно откуда прийти?

Из зала: Сверху.

БВГ: Сверху прийти. Вот я пришел сверху, я принес вам это видение, принес вам эту цель. И, собственно, люди посмотрят, покивают головами и каждый будет своим делом заниматься все равно.

Другой сценарий, противоположный этому – когда человек пытается подключить, но делает это неграмотно. Что он делает? Он пытается вовлечь других, и все время какие-то собрания, и не обсуждают, и обсуждают, и обсуждают, и, в конце концов, ничего не получается, никто ничего не делает. Просто люди толкут воду в ступе, все время пускаются в какие-то бумажки, и, в конце концов, никто не реализует ничего. И это еще больше развращает людей, на самом деле.

Третий сценарий, единственно правильный – это нужно попытаться создать такие условия, когда люди будут ощущать себя частью целого, когда они почувствуют себя частью общего чего-то; когда они почувствовали, что в результате достижения этой общей они цели также достигли какую-то свою цель, и что они при этом реализуются. Есть люди, которые действуют как бы, но при этом они абсолютно несчастны, потому что они не реализованы сами, как самостоятельная личность. Мне периодически приходится встречаться с такими преданными, которые абсолютно не реализованы  как личность, и они очень несчастны из-за этого. И они как бы служение делают, и они думают: «Что же такое, что же не так? Я столько делаю служения, а вот этой реализации нет, включенности нет».

И, собственно, чтобы понять, что нужно делать сначала, прежде всего… Я уже много раз говорил, что весь этот материал имеет отношение к любым сообществам, начиная с самого маленького, – с семьи. Нужно попытаться ответить на два вопроса, но даже до этого, до того, как мы эти два вопроса определим, давайте попытаемся понять с вами предварительные условия.

Наверняка у каждого из вас были попытки, причем не очень удачные, подключать других людей к целям: вам приходит какое-то понимание (причем оно может прийти по парампаре), а подключить других людей не удается, люди не подключаются. Были такие ситуации? Вроде бы стараешься их подключить, не сам хочешь делать, а понимаешь, что нужно других подключить, а не удается подключить других; они, так или иначе, не зажигаются. Как, по-вашему, в чем причина этого? Почему не удается…

Из зала: Они не верят в эту цель.

БВГ: А почему они не верят в эту цель?

Из зала: Нет связи. Они сами не верят. Доверия нет.

БВГ: Доверия нет. Люди не могут отождествить свои интересы с этой целью, потому что они вас подозревают, что вы свой интерес продвигаете.

Из зала: Точно. (смех)

БВГ: Иначе говоря, так как нет доверия, то люди думают, что это просто ему нужно, и он просто хочет сманипулировать нами. На самом деле, эта цель нужна ему, нам она не нужна, и он с помощью: «Прабхупада хотел…» пытается… Ну, много различных способов есть, каким образом мы будем манипулировать. Или, может быть, мы даже не хотим манипулировать, но так как доверия нет, люди будут подозревать нас в этом. Поэтому вторая роль очень сильно зависит от чего? От первой роли, правильно? Первая роль в том, что мы работаем над тем, чтобы возникло доверие  – для этого мы работаем над собой, для этого мы работаем для того, чтобы доверять другим людям. Это очень важный момент. Иначе говоря, справиться со второй ролью по-настоящему можно ровно настолько, насколько мы справились с первой ролью. Ровно до той степени, до какой мы научились действительно эту первую, основополагающую, главную роль играть, до такой степени мы сможем справиться со второй ролью.

И, собственно, чтобы проанализировать эту ситуацию и понять, что у нас имеется сейчас в этом плане, нужно ответить на два вопроса. Первое – знают ли ваши подопечные, какие у нас цели есть как у коллектива? Знают ли они о целях? Ясны ли они им, даже если они ясны вам? (Что тоже не факт, к сожалению.) (смех) Насколько четко вы смогли передать эти цели?  И второй вопрос. Первый вопрос – насколько четко они понимают, видят это. Второй вопрос – насколько они привержены этим целям, насколько эти цели стали их целями? Вот, это собственно две вещи, которые нужно сделать, и которые нужно задавать: насколько вы смогли сообщить, объяснить, прояснить как-то, и насколько вы смогли их подключить к этим целям.

И для того, чтобы ответ на два этих вопроса был положительный, нужно, чтобы четыре условия было соблюдено. Очень важных четыре условия. Давай представим себе эту ситуацию: у вас есть какое-то видение, вы хотите людей куда-то повести за собой, и вы ставите перед собой задачу – так или иначе их к себе  подключить. Как, по-вашему, какие эти четыре основные условия? Первое условие – мы должны достаточное количество людей к этому подключить. Мы должны, так или иначе, достаточное количество людей включить в этот процесс, потому что иногда лидеру даже как бы удается распространить это на какой-то ограниченный круг, на какую-то команду, с которой он работает, с которой у него уже выстроены какие-то отношения, но дальше это не идет, и в результате все равно получается тяжелый груз, который нужно тащить. У меня есть очень хороший опыт этого (вернее, плохой опыт, но, с другой стороны, любой опыт – хороший опыт), когда вроде бы какая-то часть людей подключена, и с ними хорошо и легко, и они идут вместе, и там есть сотрудничество, но есть огромный слой людей, который не подключен к этому, и никак не получается, и очень сильно осложняется все. Иначе говоря, нужно с самого начала понимать, какое количество людей должно быть подключено, чтобы ситуация была в конце концов успешной.

Еще что? Предположим, мы собрали этих людей, и необязательно всех вместе – по частям, так или иначе… Что у них еще должно быть, чтобы мы смогли их подключить?

Из зала: Между собой, наверное, должны…

БВГ: Да, это третья вещь: они в большей или меньше степени должны уже сотрудничать между собой, то есть у них должно быть, по крайней мере, навык открытого сотрудничества, они открыты к сотрудничеству. Если мы соберем слишком разных людей, которые в принципе не хотят сотрудничать друг с другом, ничего не получится, мы не сможем людей подключить. Иногда так бывает : мы собираем людей, и по положению своему они должны находиться тут, но это люди совершенно разные и они абсолютно не готовы к сотрудничеству; и мы пытаемся что-то делать, и все это разбивается, и приводит к очень большим разочарованиям.

Еще что тут должно быть, какие очень важные вещи?

Из зала: Квалификация… Они должны согласиться…

БВГ: Согласиться – да, это некое предварительное условие. Информация у них должна быть вся. У них должна быть полная, достаточная информация.  То есть, нужно обязательно всю картину, которую вы выберете, показать.

Из зала: Полную картину показать? Может быть, не стоит?

БВГ: В зависимости от того, что вы хотите. По крайней мере, необходимая информация должна быть. Иначе не получится, потому что это же видение, это же цель! Она же возникла не случайно, – она возникла на основании информации. Не удастся других людей подключить к этому, если они не видят и не понимают этой картины.

И, естественно, я уже сказал, что главное условие для того, чтобы это все произошло – это доверие, атмосфера доверия. Люди,  которым удается достичь этого… Как, например, Шрила Радханатх Махарадж в Бомбее, Гопал Кришна Махарадж в Дели и в других успешных проектах, где практически все люди чувствуют себя включенным в это во все. Конечно же, результат потрясающий, и там можно чувствовать то, что люди конкретно включены: у них есть общность, у них есть общий фокус, нацеленность, возникает общая культура.

И, собственно, что мы должны людям передать… Мы уже говорили об этом, но давайте еще раз запишем это. Это, в общем-то, три вещи (ну или четыре – в зависимости от того, как разбивать).  Как по-вашему, что это за четыре вещи? Мы в принципе уже говорили об этом. К чему мы должны подключить? Это, собственно, миссия или общее видение, ценности и цель. Вот эти вещи нужно сообщить людям или как-то подключить их к этому, просто чтобы возник, в конце концов, фокус. А мы сейчас говорим об этом, о целеустремленности, о направленности. И есть еще одно очень важное – частное, но важное – условие. Я еще хотел спросить относительно целей. Что бы вы сказали относительно целей? Сколько целей должно быть?

Из зала: Одна главная.

БВГ: Ага, по крайней мере, главных целей должно быть мало. Мы сможем действительно объединить людей, как-то направить их, получить атмосферу единства, сотрудничества. Про такую атмосферу Шрила Прабхупада говорил, что это атмосфера Вайкунтхи, когда у людей нет ссор; если ссоры есть, то не по пустякам и не ссоры, а они просто выясняют что-то, какие-то принципиальные вещи, а не просто ссорятся, ругаются и так далее. Для того, чтобы все это произошло, нужно уметь подключать, и этих главных целей должно быть не много, – максимум две-три, не больше того, потому что иногда люди (опять же – из-за неспособности выделить главное) ставят много всего и все путаются, и, в конце концов, так как ничего не ясно, запомнить ничего не возможно, каждый пытается каких-то своих целей достичь, каждый что-то выбирает свое. Вот такая примерно вещь, и, иначе говоря, нужно людям сообщить две вот эти вещи, и на пересечении возникнет то, что нужно. Они должны знать ответы на вопрос «зачем?» и вопрос «зачем?» –  это вопрос, который определяет что? «Зачем мы это делаем?» – это что значит? У каждой деятельности должен быть какой-то высший смысл. И «как?» и «когда?». Это, собственно, план и ценности. Если все люди под вашим началом знают ответы на эти вопросы, то где все эти вещи пересекаются? Что возникает при этом?

Из зала: Синергия, сотрудничество.

БВГ: Синергия, сотрудничество, энтузиазм и сфокусированность. Собственно, начинаем мы какой-то проект или продолжаем мы какой-то проект, лидер должен подумать над этим – как это сделать, как конкретно вовлечь людей, как передать им этот план, как их сфокусировать, как объяснить им эти главные цели, как донести до них, что достижение этих целей принесет им благо, как это реализовать. И я хотел сейчас прочитать отрывок из лекции Шрилы Прабхупады…

Из зала: Можно вопрос? Чем миссия отличается от цели?

БВГ: Миссия – это нечто более общее, цель – это нечто более конкретное. Цели вытекают из миссии; это, так сказать, некое самое общее видение, а когда мы ее конкретизируем, появляется конкретные цели.

Слушайте меня внимательно сейчас, я буду читать отрывок из лекции Шрилы Прабхупады, а вы пытайтесь понять, какие из тех вещей, о которых мы говорили вчера и сегодня по поводу этого,  Шрила Прабхупада тут делает.  Я потом у вас спрошу, что он тут делает. Пожалуйста, отмечайте себе, как конкретно он это делает, чтобы вы могли сказать. Это лекция, которую Шрила Прабхупада в шестьдесят восьмом году прочитал на день ухода своего Гуру Махараджа в Лос-Анджелесе. Это знаменитая лекция, когда Шрила Прабхупада начал плакать. Слушайте, очень интересно:

«В 1936 году (сегодня девятое декабря 1968 года – это значит тридцать два года назад) в Бомбее. В то время я занимался своим бизнесом. Вдруг, неожиданно для самого себя – может быть даже в этот самый день, девятого или десятого декабря (в то время Гуру Махарадж был немного болен и находился в Джаганнатха-пури, на берегу океана) – я написал ему письмо: “Мой дорогой учитель, другие ваши ученики – брахмачари и санньяси  –  служат вам непосредственно, Я семейный человек, поэтому я не могу жить рядом с вами и, стало быть, не могу служить вам как следует, поэтому я не знаю, чем я могу быть вам полезен”. У меня была только одна мысль: я хотел служить ему. Как я могу служить ему по-настоящему? Ответ пришел, помеченный тринадцатым декабря. В этом письме он писал: “Мой дорогой такой-то и такой-то, я был  очень рад получить твое письмо. Думаю, что тебе необходимо попытаться проповедовать это движение среди англоговорящих людей”, – это было написано его рукой, и дальше: “Это принесет благо тебе и тем людям, которые будут помогать тебе в этом”. Такие наставления он дал мне. Затем, тридцать первого декабря 1936 года, он ушел из этого мира, стало быть, письмо было написано им всего за две недели до ухода. Я принял наставления своего духовного учителя очень и очень серьезно. Я не совсем понимал, что делать. В то время я был семейным человеком, однако Кришна приходит на помощь. Если мы честно пытаемся служить духовному учителю и его воле, то Кришна предоставит нам для этого все возможности. В этом секрет успеха. Хотя в то время у меня не было никаких возможностей исполнить его волю (абсолютно никаких! я даже представить себе не мог, как я это сделаю), я принял его слова очень серьезно, особенно когда прочитал слова Вишванатхи Чакраварти Тхакура на «Бхагавад-Гиту». В «Бхагавад-Гите» есть стих: вьявасаятмика буддхир экеха куру-нандана (Б.-г., 2.41) – комментируя этот стих, Вишванатха Чакраварти Тхакур пишет, что слова духовного учителя нужно принимать как самую большую драгоценность нашей жизни; конкретные наставления духовного учителя должны исполняться неукоснительно, чего бы нам этого не стоило. Что-то я попытался сделать, храня это настроение, и он дал мне все возможности служить ему». Причем непонятно, кого имеет в виду Шрила Прабхупада  –  либо гуру, либо Кришну, потому что непонятно, писал он с большой буквы или с маленькой.  «И он дал мне все возможности служить ему. В таком преклонном возрасте я приехал в вашу страну, и вы приняли это Движение всерьез, делая попытки понять, что же за ним стоит. У нас есть несколько книг, так что теперь это Движение пустило корни. В этот день ухода моего духовного учителя я прошу вас исполнить тот же самый приказ, который я получил от него. Это мое желание, обращенное к вам. Я уже старый человек и могу уйти в любой момент, – таков закон природы, никто не может его отменить. Моя просьба к вам, в этот благоприятный день его ухода: до какой-то степени вы поняли суть Движения, – попытайтесь проповедовать его дальше».

Что тут Шрила Прабхупада делает? Что вы увидели, узнали тут?

Из зала: Чтобы помочь себе, он попросил… нисходящее видение.

БВГ: Нисходящее видение – правильно, совершенно верно. Нисходящее видение – это то, с чего начинается… Он сразу же как бы объясняет, что это пришло по парампаре, что это авторитетно. Еще очень важная вещь – в самом начале он говорит: «У меня была только одна мысль – я хотел служить ему».

Из зала: Желание служить, искренность.

БВГ: Да, это искренность. Он настраивает людей на правильный лад: как я могу  служить (ему) по-настоящему? И с самого начала он как бы фокусируется – я хочу служить ему, я хочу получить эту миссию, чтобы она низошла…

 Из зала: Это как пример сразу получается.

БВГ: Да, и сразу же реальный пример получается.

Из зала: Он задал вопрос.

БВГ: Да, он задает вопрос, то есть он пытается понять. Не сам придумывает что-то. Что еще?

Из зала: Он понимает свое положение. Он принимает все очень серьезно.

БВГ: Да. А серьезность что значит?

Из зала: Это настроение. Решимость.

БВГ: Да, решимость. Это фокус.

Из зала: Он обращается к Кришне в период осознания: как, когда…

БВГ: Да, дальше он пытается понять, как это сделать, то есть, он говорит: «Невозможное возможно». Почему? Потому что Кришна…

Из зала: Потому все возможно для Кришны.

БВГ: С Кришной все возможно. У меня не было никаких возможностей, я стал задавать вопросы, я попытался понять, как это сделать. Еще очень важная вещь. Когда он говорит, он подчеркивает специально, что Бхактисиддханта Сарасвати написал ему: «Это принесет благо тебе и все людям, которые буду помогать тебе в этом». Это что значит?

Из зала: Подключить.

БВГ: Да, он подключает их к цели, он помогает понять: это вам нужно. Он их таким образом через эту цель вовлекает во все, то есть, эмоционально подключает ко всему этому.  Ну и, конечно же, он говорит, что буквально за несколько дней до его ухода это произошло, – то есть, как бы подчеркивает важность, что это были последние окончательные слова. Он говорит: «Я принял это очень серьезно – в этом секрет успеха». Вот он, секрет успеха: получить эту миссию и сосредоточиться на ней.

Из зала: Он еще показывает, как сосредоточиться, сохраняя настроение выполнить миссию.

БВГ: Да, и он пишет: «Что-то я попытался сделать», – очень смиренно: «Что-то я попытался сделать, храня это настроение, и он дал мне все возможности служить ему». И дальше у него план, как мы уже говорили: «Я решил приехать туда, где еще никто другой не потерпел неудачи – в Америку». Вернее, он говорит: «У нас есть несколько книг». Он рассказывает им, через что, собственно, это все должно произойти, план какой-то, и говорит: «День ухода моего духовного учителя станет отправной точкой». Он соединяет все это и подключает людей.

Это один из примеров того, каким образом Шрила Прабхупада это делал.

Из зала: Получается здесь главное – это желание служить?

БВГ: Да, потому что основа всего – это первая роль, цельность. У меня всего одна цель, у меня нет никаких других целей. Он с самого начала говорит: «Я семейный человек был, тем не менее, у меня была одна цель, несмотря на то, что я был грихастхой и не знал, как это делать». Вот он, пример, пример цельности, которая вызывает доверие. Когда люди это видят, им легче подключиться. Понятно, да? Важно то, о чем мы говорим?

Из зала: Да.

БВГ: Сделаем небольшой перерыв или дальше пойдем?

Из зала: …

БВГ: Пойдемте дальше, да? Хорошо, пойдемте немножко дальше еще. Я приступаю к следующему. Я закончил эту третью, вернее, вторую роль. И не забывайте, что вам придется… Я думаю, что сегодня после обеда я специально выделю время, чтобы вы написали какие-то вещи, которые вы будете делать, которые вы попытаетесь делать в соответствии с тем, что вы услышали. Я не отстану от вас.

То есть, есть первая роль, и у нас там было, что человек делает сам для себя и каким образом человек вовлекает других. У нас есть вторая роль, когда человек пытается так или иначе увидеть эту цель, определить ее для себя и передать ее другим. И третья роль – как мы ее определили, как мы ее записали? Никто не помнит?

Из зала: Поддерживающий, настройщик.

БВГ: Настройщик – это очень важная роль и очень сложная. Чем они более конкретизуются, тем сложнее в реальности это все делать, потому что больше ответственности возникает. И мы сейчас поймем, что это значит, но сначала я хотел еще раз вернуться к самому началу, чтобы не теряли всю перспективу. Мы говорили, что есть два подхода: один – изнутри наружу, другой – снаружи внутрь. К чему приводит подход снаружи внутрь, когда, собственно, лидер пытается вести за собой других, движимый собственным эго, своими амбициями. К чему это для самого лидера приводит?

Из зала: К истощению, разочарованию.

БВГ: Да, самая важная вещь, которая приходит при этом – истощение, разочарование и у человека, я уже говорил, есть некая разделенность, и он еще больше отделяется от самого себя, теряет себя. Играя эту роль, роль лидера, неправильно, человек теряет себя, предает самого себя, свою совесть. Человек, который играет эту роль правильно, – что с ним происходит?

Из зала: Наоборот…

БВГ: Да, он находит себя. Это очень важная вещь, что когда мы стали заложником своего эго, мы сами теряем себя, и люди под началом нашим, – что с ними происходит?

Из зала: …

БВГ: Да, тот же самый процесс происходит с ними: они не могут развиваться. Волей или не волей, хотим мы этого или не хотим, мы начинаем подавлять их. Опять же, это могут быть наши дети, это может быть наша жена, это могут быть люди нашей небольшой бхакти-врикши… То есть, люди не развиваются, они чувствуют гнет какой-то, подавление происходит, потому что сам человек неполноценный, он делает это не от полноты, и так как он делает это не от полноты, он что пытается получить от других людей?

Из зала: Энергию.

БВГ: Да, восполнить как-то эту неполноту (и это называется эксплуатацией!) в виде какого-то одобрения, в виде восхищения, в виде преклонения, в виде похвал постоянных. В сущности, человек сам пустой, и он пытается эту пустоту таким образом заполнить; он берет от людей, но он реально не дает ничего людям, и когда люди дают ему какое-то восхищение, у него появляется на мгновение ложное ощущение полноты – «Вот он, мой успех! Вот оно! Вот оно!» Но на эту полноту надо работать, и, в конце концов, человек теряет все равно себя.

Мы все полноты хотим. Как можно полноту обрести?

Из зала: С Кришной.

БВГ: Да, когда мы соединили себя с Кришной, когда у нас есть эта связь. И тогда, соответственно, человек будет находить себя в этом, и люди по его началом что будут делать?

Из зала: …

БВГ: Да, тоже будут обретать себя. Слушайте, я хотел прочитать знаменитого австрийского психолога, Виктора Франкла: «В служении делу или любви к другому человек осуществляет сам себя. Чем больше он отдаёт себя делу, чем больше он отдаёт себя своему партнёру, тем в большей степени он является человеком и тем в большей степени он становится самим собой». Иначе говоря, мы обретаем себя, потеряв себя: мы как бы отдаем себя другим, и таким образом обретаем себя. Такова диалектика жизни.

Я хотел, чтобы немножко вас развеять, прочитать стихотворение Окуджавы:

Так не траться, брат, не сворачивай, плюнь на вздорную суету -

потеряешь свой лик божественный, первозданную красоту.

Ну зачем рисковать так попусту? Разве мало других забот?

Поднимайся, иди, служивый, лишь прямехонько, лишь вперед.

 Мне тут больше всего нравится слово «служивый». (смех в зале) То есть, когда мы служим другим, мы обретаем первозданную красоту, о которой он говорит, – «лик свой божественный». Это способ обрести себя, отдав себя служению. И об этом – первая роль. Вернее, это как бы в целом подход: служа другим, мы реально обретаем себя, обретаем полноту, обретаем «божественный лик» свой.

То есть, первая роль – это наша связь с Кришной, когда мы пытаемся внушить доверие и распространить доверие. Вторая роль – мы получаем видение, сосредоточиваем на нем свой разум, мы формируем план и подключаем, вовлекаем других людей.

И мне хотелось очень любопытную… вернее, даже две любопытных цитаты привести. Бхактивинод Тхакур говорит, что есть… У него есть два списка, и он говорит, что для бхаджана, или для духовной практики… В одном случае он говорит, что есть два самых важных качества, в другом случае он говорит о четырех качествах. Кто знает, какие два самых важных качества для того, чтобы заниматься бхаджаном, или преданным служением?

Из зала: Вкус, искренность.

БВГ: Искренность это близко, да.

Из зала: Жадность, простота…

БВГ: Бхактивинод Тхакур ничего не говорит про жадность.

Из зала: Желание.

БВГ: Бхактивинод Тхакур говорит: «Первое – это шаралата».

Из зала: Простота…

БВГ: Шаралата – простота или искренность, цельность, правильно? Та самая нераздвоенность, внутренняя неразделенность, когда человек не пытается ничего изображать, когда просто он это делает. Это первое качество. Второе качество какое?

Из зала: Решимость.

БВГ: Решимость, совершенно верно. И эти два качества чему соответствуют из того, что мы прошли? Чему-то они соответствуют? Это какая роль?

Из зала: Первая.

БВГ: А это какая роль?

Из зала: Вторая.

БВГ: Первая и вторая роль. В другом случае… Есть любопытная статья Бхактивноды Тхакура, где он перечисляет четыре качества. Это вторая вещь… Он определяет и пишет – экантата. Эка анта – это что значит?

Из зала: Одна цель.

БВГ: Одна цель, один конец, способность сосредотачиваться на одной цели – экантата. И Бхактивинод Тхакур добавляет к этому списку еще два качества, которые соответствуют двум оставшимся ролям.

Из зала: Экантата?

БВГ: Экантатаэка анта. Следующая вещь – дридхата. Дридхата что значит?

Из зала: Непоколебимость.

БВГ: Да, жесткость или непоколебимость.

Из зала: Непреклонность.

БВГ: Непреклонность, дисциплина – это то, о чем мы будем говорить сегодня. Кришна говорит об  этом, и где он говорит об этом в «Бхагавад-гите»?

Из зала: Дридха-вратах.

БВГ: Дридха-вратах, непоколебимость в своих обетах.  Это вот эти обеты, которые человек дает. И четвертая вещь – нирапекша. Нирапекша значит отсутствие ожиданий, независимость, когда я не завишу ни от кого другого. И мы поговорим об этом, – это очень интересное, очень важное качество, но сейчас мы не будем его касаться. Независимость – независимость от мнений других людей, независимость от одобрения других людей. Мы буквально через одно мгновение перейдем к этой третьей роли – дридхата, но мне хотелось… Кто-то завал вопрос насчет искренности, что, дескать, я услышу это и буду искренне глупости делать, чтобы отныне искренним быть, потому что у меня в уме какая-то чушь и я буду эту чушь говорить и делать. Кто говорил это? В первый день задавали вопрос – сомнения относительно того, что можно быть искренним негодяем…

Из зала: Сергей.

БВГ: Сергей. (смех)

Из зала: Разоблачили. Я согласен. Все посмотрели…(смех)

БВГ: Даже если не он, не важно. Я просто в связи с этим хотел сказать, что под искренностью подразумевает не такая вещь, все-таки это немножко другое. И тут я, с вашего позволения, Конфуция вам зачитаю. Он очень хорошо говорит о том, что есть три ступени искренности. Это прямо в точку. Мне так нравится эта цитата, невозможно совершенно! Он, прежде всего, говорит, что значит искренность. Он говорит: «But given the sincerity, and there shall be the intelligence; given the intelligence, and there shall be the sincerity», – иначе говоря,  он говорит, что искренность значит разум. Искренность не значит делать какую-то глупость. Если есть разум – будет искренность. Искренность значит чистый разум какой-то. Он говорит, что, в конечном счете, искренность появляется у человека, который культивирует благость или хорошие качества; настоящая искренность – это именно результат хороших качеств, какой-то благости в уме. И дальше он говорит, что есть три степени искренности.

Он говорит: «Первая степень искренности – это кажущаяся искренность, какая-то внешняя искренность». Видели вы людей, которые только приходят в сознание Кришны, и они ну прям такие искренние! «Ну такой искренний! Ну такая искренняя душа!» – слышали вы это выражение? !Служит, служит, служит! Искренняя душа!» – это кажущаяся искренность. Это начальная степень искренности, когда разум пробуждается и с пробуждением разума человек понимает, что ему нужно служить, и он внешне служит, но при этом у него еще есть некая внутренняя разделенность. То есть, иначе говоря, человек просто понял что-то теоретически, пытается что-то делать в соответствии с теорией, и внешне это все кажется очень искренним, но это еще все лишь кажущаяся искренность, потому что внутри еще все равно есть много сомнений. Он скрывает свои сомнения под этим начальным энтузиазмом. Это некая кажущаяся искренность.

И дальше он говорит, что следующая ступень искренности – это проявленная искренность. То есть, тут у меня есть теория, некое теоретическое понимание, какая-то вера, но эта вера еще не стала моей сутью, и я действую в соответствии с этой верой, поэтому я искренне действую. Я верю, я действую таким образом, и это очень хорошо. Скажем так, это очень хорошее начало. Дальше он говорит – проявленная искренность: мы получили что-то, мы начали размышлять над этим, и в размышлениях над этим мы рассеяли какие-то сомнения, у нас уже нет этих сомнений внутри, и искренность становится проявленной. Действительно, происходит какое-то большее внутреннее слияние человека: человек освоил это не только на уровне веры, на уровне понимания, на уровне разума.

Из зала: Внутренняя убежденность можно сказать?

БВГ: Можно сказать. Внутренняя убежденность появляется. В сущности, это ништха. У человека появляется эта внутренняя убежденность, он сливается внутри, анартхи уходят, Эти анартхи, которые порождали сомнения, про которые мы вчера с вами говорили вечером, они ушли в значительной степени.

И дальше он говорит, следующая вещь это – сияющая искренность, тот самый этап, когда человек может повлиять на других своей искренностью и сделать других искренними. Конфуций пишет об этом. Он говорит, что когда искренность становится сияющей, она воздействует на других, и когда другие соприкасаются с этой искренностью, они меняются сами, преображаются сами, и когда они преобразились сами – это результат. И, собственно, Шрила Прабхупада говорил об этом, он повторял слова Бхактивинода Тхакура. Бхактивинод Тхакур говорит, что каким образом измеряется высота преданного?

Из зала: Способностью…

БВГ: Его способностью менять других, обращать других, преображать других.

Из зала: Какая это стадия?

БВГ: Это уже выше.

Из зала: Ручи?

БВГ: От ручи и выше.

Из зала: Бхава?

БВГ: Да, наверное, бхава. То есть, это континуум, там есть разные ступени, но короче говоря, этот человек передает это, дает другим меняться.

Мы начинали с этого, с искренности. Искренность значит разум, и есть три степени проявления этого, три степени слияния с высшей истиной: вначале это некое внешнее слияние, потом оно становится более глубоким внутренним и, в конце концов, оно начинает распространять свое сияние на других, человек становится проводником этой духовной энергии.

Это то, что касается искренности. А сейчас у нас самое интересное с вами. Сейчас я буду вас бить по голове.

Из зала: Это так интересно… (смех)

БВГ: Я в связи с этим хотел вам еще совершенно потрясающие слова сказать, поделиться. Я от них просто в полном восторге. Это слова Жанны Д’Арк: «Теперь я это знаю. Каждый мужчина отдает жизнь за то, во что он верит. Каждая женщина отдает жизнь за то, во что она верит. Иногда люди верят ни во что (или почти ни во что), и они отдают свои жизни за это ничто (или почти ничто)…» (смех) То есть, иначе говоря, если человек верит ни во что – он отдаст за это свое жизнь. Видели вы людей, которые не на что отдавали свои жизни? Иногда даже в зеркале. (смех) Иначе говоря, если мы верим во что-то, мы отдаем за это свою жизнь, и нужно знать, за что мы отдаем свою жизнь. Все так или иначе отдают свою жизнь за то, во что они верят, и нужно понимать, на что мы отдаем свою жизнь. Собственно, сейчас мы будем говорить о том, как отдавать свою жизнь чему-то, во что мы верим. Если человек не очень сильно верит (как говорит Жанна Д’Арк – «ни во что или почти ни во что»), он отдает жизнь этому, – непонятно как, непонятно на что тратит свою жизнь.

Дисциплина. Мне в какой-то момент понадобится ваша помощь, – мне нужно будет два добровольца, которые могут спорить.

Из зала:  Мадхупати. (смех в зале) Мадхупати за двоих надо…(смех) А вот Сергей поднял еще руку…

БВГ: Еще не сейчас.

Из зала: Махендра прабху… Нет, он спорить не будет.

БВГ: Махендра согласится и сядет на место. (смех в зале)

Из зала: По-узбекски.

БВГ: Сейчас я подумаю… А может, мы сейчас это сделаем?..

Из зала: Тогда Лалита Говинда с Мадхупати. (смех)

БВГ: Нам видение сверху пришло от Карабаджана прабху. (смех в зале) Хорошо! Лалита Говинда и Мадхупати прабху, выходите. (смех в зале, аплодисменты)

Из зала: Разные весовые категории.

БВГ: Нам могут понадобиться несколько тренеров,  – людей, которые могут посоветовать нашим… Мы дадим задания… Выходи-выходи, Мадхупати, сюда. Кто хочет помогать Карабаджане прабху и какие-то аргументы давать? Кто хочет? Кто хочет еще? Можно пару человек, еще кто-то есть? Ну, давайте-давайте. (смех)

Из зала: Только Карабаджане надо помогать?

БВГ: Нет-нет, кто Мадхупати будет помогать? Еще кто-то хочет?

Из зала: Девакинандана.

БВГ: Вам нужно будет буквально… Мы пару минут дадим на подготовку. Значит, у нас сейчас будет диспут, и вы должны будете признать, кто победил в этом диспуте. Карабаджана прабху будет отстаивать необходимость строгой дисциплины, необходимость того, что нужно вставать рано утром, следовать всем правилам, следовать всем регулирующим принципам неукоснительно, а Мадхупати прабху будет говорить, что (смех) это все подавляет человека, что это все его природу разрушает; что Господь Чайтанья принес нам рагу, спонтанность, и что нужно обрести спонтанность. В общем, это две точки зрения, и вы должны привести максимальное количество аргументов. У вас будет примерно две или три возможности… То есть, один говорит немножко, потом другой ему отвечает, и так два или три раза. Пару минут, не слишком много, пожалуйста.

Из зала: А советники для чего?

БВГ: А советники могут сейчас записать все аргументы, все возможности набросать в пользу той или иной точки зрения. У вас две-три минуты.

Из зала: …

БВГ: Да, идите к Мадхупати.

Из зала: Он просто в тему вошел. (смех) Спонтанно. Передача «К барьеру!».

БВГ: А вы судьи, вам нужно будет судить.

Из зала: Начинающие преданные очень часто задают вопрос : «Что значит быть искренним?» Каким образом лучше им ответить?

БВГ: Еще раз… Искренность – значит соответствие высшей истине, когда мы не просто соответствуем тому, что у нас в голове, а когда мы соответствуем некоему высокому идеалу, который мы получили, и степень этого соответствия является степенью искренности. Это может быть внешнее проявление искренности, это может быть более глубокое, это может быть очевидное… То есть, иначе говоря, в чем суть искренности? По мере того, как мы приближаемся к истине, реализуем эту истину, по мере этого мы становимся более и более искренними. Чем более мы отдалены от истины, тем менее мы искренние.

Из зала: То есть, по мере приближения…

БВГ: Приближение к истине – это ключевые слова для определения слова «искренность». Искренность – значит соответствие истине, и наше соответствие… Вначале мы просто принимаем: да, это истина. Я верю в то, что это истина. Я принял это на уровне веры какой-то, и я пытаюсь действовать, но при этом у меня много других мыслей, много других каких-то желаний; я вижу это и меня раздирает это, но, тем не менее, я стараюсь все равно действовать. Это уже искренность, это первая ступень искренности. Потом, когда я обрел способность в большей или меньшей степени соответствовать этому, – это уже очевидная искренность, на уровне ништхи. И потом уже, на уровне очень высоком, я получаю способность влиять на других: моя искренность отражается в сердцах других, и они меняются благодаря этому, они принимают эту истину.

Из зала: То есть, если человек находится в основном на уровне гуны невежества, то там искренности нет?

БВГ: Речи не может быть об искренности, это невежество. Нельзя быть искренним невеждой, это не искренность как таковая.

Из зала: Есть ли искренность в отношении? То есть, в психологии есть такое понимание, что искренность – когда я думаю, делаю и говорю одно и то же. Это можно как-нибудь на начальном этапе развить?

БВГ: Можно, в любом случае можно. Смотрите, на начальном этапе это будет звучать примерно так: то, во что я верю, то я говорю и то делаю, при этом у меня может быть немножко другое разделение, но я верю в это.

Из зала: Махарадж, а если мы уже дров наломали, рассорились, разбежались, поругались… Что может сплотить? Искренность? Доверие? Вот что важнее в отношениях?

БВГ: Надо начинать с себя. Надо начинать развивать эту внутреннюю надежность. Постепенно, потихонечку можно все восстановить, хотя иногда это сложно.

Из зала: Все-таки возможно?

БВГ: Все возможно, иногда сложно.

Где наши друзья? Уже прошло…

Из зала: Позвать?

БВГ: Да, надо звать.

Из зала: Вы в одной из лекций говорили, что необходимо говорить правду, но с любовью, то есть, обратную связь давать с любовью. Это же относится к искренности?

БВГ: Безусловно. Так, Мадхупати и его тренер уже тут?

Из зала: Тренер спонтанно расслабился.

БВГ: Все, тренера больше не понадобятся, они могут сесть.

Из зала: А-а-а… (смех)

БВГ: Карабхаджана прабху, начинайте, пожалуйста.

Карабхаджана прабху: Я начну с простого примера. Дисциплина, или правила, которым мы должны следовать, очень важны. Большинство людей, которые здесь сидят, добрались сюда на транспорте.  Вот водитель – если кто-то водит сам или такси… Очевидно, что нужно следовать каким-то правилам, какой-то дисциплине, потому что… Ну, например, по дороге красный свет горит – значит, нужно остановиться, иначе к цели невозможно добраться. Иначе говоря, правила очень важны касательно достижения цели. То есть, правила направляют нас к цели. Согласны все?

Из зала: Харибол!

Мадхупати прабху: Я не знаю, как… На самом деле, не правила зависят от цели. Вернее, не так сказал: не цель зависит от правил, а правила зависят от цели. В принципе, правила не определяют цель, – правила могут определять движение к цели. Может быть, нам нужны правила, чтобы доехать до фермы, и так далее, но главное, что если есть компас, то в принципе даже без дороги-то, наперерез… (смех в хале) Если мы видим цель, то, даже не зная правил, – там повернул, там завернул… Получается, что наоборот, правила даже увеличивают путь. Допустим, я увидел ферму издалека, крышу ее, – зачем мне ехать вот так и вот так вот, если я могу прямо к ней, по полям, напрямик, очень быстро достичь ее? Если есть еще хороший транспорт (танк, допустим), то он сам проложит дорогу, и ни один гаишник его не остановит! (смех в зале)

Карабхаджана прабху: Вы как танк. (смех в зале) Я чувствую себя всадником на коне с мечом против танка. (смех) Тем не менее, приведя пример с компасом, Вы признали мой аргумент, потому что компас – это своего рода определенные правила, которые точно указывают на стороны света. По этим правилам, или по этому инструменту, который указывает и ограничивает, показывает нам, куда нужно идти, Вы признали мой аргумент, что правила важны. И также я согласен с Вами, что сначала нужно поставить цель, а потом уже идти к этой цели.

Мадхупати прабху: Таким образом, вы признали мой аргумент. (смех в зале)

Из зала: На его танк есть другой танк.

Карабхаджана прабху: Да.

Мадхупати прабху: Ну, конечно, если речь о танках… (смех в зале) Мы, конечно, можем увязнуть, потому что у вас один танк, у меня может быть два танка, дивизия, и так далее… танковые сражения…

Карабхаджана прабху: Я насчет танка скажу… (смех в зале)

Мадхупати прабху: Что вы меня перебиваете? (смех) Вы свое сказали, дайте мне договорить.

Из зала: В конце надо подраться. (смех в зале)

Мадхупати прабху: Вы говорите о правилах, и сами правила нарушаете! Вы сами себе противоречите! Правило такое: вы сказали – я говорю, вы сказали – я сказал… Вот сейчас Вы даже своим поведением… (смех в зале)

Карабхаджана прабху: …

Мадхупати прабху: И все-таки, я говорю. Видите, Вы своими правилами сбили мою спонтанность. (смех в зале) Но я все-таки буду двигаться к своей цели. Но знаете… То есть, нельзя сказать, что… Допустим, я иду… Ладно, я могу без танка! Я могу идти пешком. Конечно же, можно сказать, что это правило: поднял одну ногу – опустил, поднял вторую ногу – опустил, поднял третью ногу – опустил… Конечно, все это можно загнать в правила, но, на самом деле, это – спонтанность. Мы же не думаем о том, что если, допустим, я шагнул правой, какой же мне ногой шагнуть снова?.. То есть, это спонтанность, это естественно! И вот бхакти – это совершенно естественная вещь. И при всем этом, бхакти независима ни от каких правил, она спускается сверху как милость. Как Вы милость можете загнать в какие-то правила?! Это означает, что Вы милость ставите в зависимость от правил, так как же тогда ее независимость?

Из зала: Надо записать. (смех в зале)

Карабхаджана прабху: Вы упомянули несколько аргументов, на которые я хотел бы ответить. Первый момент – Вы сказали, что бхакти не зависит от правил. Да, я могу согласиться, потому что в шастрах говорится, что бхакти независима ни отчего, но, тем не менее, в шастрах говорится… Давайте, потому что в нашем споре мы должны на что опираться, – опять- таки, должна быть точка отсчета…

Из зала: Правила должны быть какие-то…

Карабхаджана прабху: …И вот в Ведах говорится, что шрути-смрити-пуранади-панчаратра-видхим вина аикантики харер бхактир утпатайаива калпате (Бхакти-расамрита-синдху,1.2.101) – если мы не следуем правилам и предписаниям священных писаний – шрути, смрити, пуран, ади (в том числе «Бхагавад-Гиты как она есть», «Шримад-Бхагаватам»), – то такое преданное служение будет просто приносить беспокойство в умах и в окружении, поэтому бхакти должно быть…

Мадхупати прабху: Но, простите, я столько раз видел, как правила приносят беспокойства другим! Допустим, правило рано вставать. Допустим, человек живет где-то и он рано встает, потому что встает по правилам. Естественно, по правилам нужно принять омовение. Шум. Люди спят. Смотрите, сколько беспокойств! По правилам, человек дальше должен читать джапу (причем, громко, внятно ее читать!). Сколько людей получают беспокойства от этого, понимаете? По правилам, я должен петь мангала-арати! И сколько беспокойств людям?! Я с вами не согласен. Вы, значит, не так понимаете шастры. (смех в зале)

Карабхаджана прабху: Беспокойства как раз-таки создают люди, которые не знают, как эти правила применять в своей жизни. Другими словами, у них отсутствует наставник, который может показать на эти правила и…

Мадхупати прабху: Да есть у них наставник! Путин, допустим. Установил им правила, например – не шуметь до восьми, а можно шипеть до одиннадцати. Понимаете? Наоборот, я вижу, что как раз ваши правила, они сталкиваются, и как раз отсюда все проблемы, понимаете? Нужно быть спонтанным, нужно любить! Вот если вы любите всех.. Как можно любить по правилам? (смех в зале)

Карабхаджана прабху: Ладно, я теперь приведу другой пример насчет спонтанности, потому что вторая часть предыдущего вопроса у Вас была о спонтанности, – что, мол, спонтанность не терпит каких-то ограничений. Вот здесь есть музыканты? Я знаю, что вот Джаядев музыкант. Вы все знаете, как Джаядев замечательно играет на гитаре и импровизирует так, что просто улетаешь. Все согласны с этим? И, вот, давайте спросим у Джаядева: он сразу же начал спонтанно так играть, или каким-то следовал правилам? Скажите, пожалуйста. (смех в зале)

Из зала: Помощь зала! (смех в зале)

Джаядев прабху: В джазе есть такое понятие, как импровизация, которое основано на спонтанности, но спонтанность основана на знании, на умении, на правилах.

Мадхупати прабху: Я согласен, но где бы были ваши правила, которые потом вытекали в спонтанность, если бы Ваш учитель не привил Вам любовь к музыке? И ведь он прививал Вам эту любовь не по правилам? Он просто пришел и привил Вам эту любовь! (смех в зале) Сначала любовь, а потом правила! (смех в зале, аплодисменты)

БВГ: Спасибо! Я думаю, оба победили.

Карабхаджана прабху: …Мадхупати, что он меня не побил. (смех в зале)

БВГ: Собственно, очень многое из того, что я хотел сказать, здесь уже сказали. (смех в зале)

Из зала: Кто именно? (смех в зале)

БВГ: Дисциплина – значит правила, но во что превращаются правила, когда забывается цель?

Из зала: В рутину, в ритуалы…

БВГ: Да, то есть, дисциплина превращается в муштру.

Из зала: А что такое муштра?

БВГ: Муштра – это, вот… Людей муштруют на плацу: заставляют что-то делать, непонятно для чего, зачем и почему. Муштра – это дисциплина с забвением цели. Дисциплина минус цель. Дисциплина минус цель получается муштра. То есть, бессмысленное следование правилам.

Как это на санскрите звучит, «правила ради правил»? Да, ниямааграха. Как звучит пренебрежения правилами? – Ниямаграха. Ниямаграха и ниямааграха: одно и то же слово может означать «правило ради правил», когда мы… Знаете, как это слово образуется, почему оно два значения имеет, да? Нияма  значит «правила», граха значит принятие правил, аграха значит «отвержение правил». Если сюда добавить аграхаАграха значит «отвержение», а ааграха значит не просто «принятие», а «фанатичное принятие». Ааграха, то есть, двойное отрицание. Граха значит «”обычное” принятие», а двойное отрицание всегда усиливает смысл слова. Когда они сливаются, то и то, и другое превращается в длинное «а»: слово одно и то же, а означает два разных понятия: одно – «правила ради правил», а другое – «отвержение и неследование правилам». И то, и другое мешает бхакти. Собственно, в этом был смысл спора – показать, что, в конечном счете, нельзя отрицать правила, но и нельзя принимать их слепо.

Вот… И слово «дисциплина» от какого латинского слова происходит? Discipulus, что значит «ученик». Иначе говоря, дисциплина значит ученичество, а ученичество значит понимание цели. Когда ученик упускает цель из виду, он перестает быть учеником; это уже не какой-то поступательный, динамической процесс, – это нечто бессмысленное, толчение воды в ступе. И дисциплина есть не что иное, как… Да, и муштра, собственно, к чему приводит, к какому результату в смысле развития человека? Да, к отупению: разум не развивается. Муштра, или правила ради правил, отупляют человека. Настоящая дисциплина к чему должна приводить? – К развитию разума. К развитию разума, то есть, к увеличению свободы человека, потому что наша свобода основана именно на разуме. В этом смысл дисциплины: мы следуем дисциплине для того, чтобы наш внутренний разум развивался. В этом, собственно, смысл следования правилам.

Мы говорили с вами, что это третья роль, она связана с двумя предыдущими очень тесно. Первая роль возникает из неразделенности сердца (мы говорили с вами об этой цельности, или неразделенности сердца). Неразделенность сердца приводит к чему? – К неразделенности устремлений, правильно? Если сердце едино, у него появляются единые устремления. А неразделенность устремлений к чему приводит? Да, к неразделенности действий. То есть, иначе говоря, это третья роль… Это наша первая роль, это – вторая, это – третья. Когда мы транслируем искренность своего сердца, мы перевели на язык устремления и цели, и устремления и цели переводим на язык конкретных действий… То есть, можно сказать, что цельность сердца приводит к цельности устремлений, и цельность устремлений приводит к цельности действий.

О том, как этого добиться, мы сейчас будем говорить.  Это очень важная и очень практичная вещь. Я сначала хотел вас спросить… Не устали вы, все нормально? Мы через несколько минут прервемся, у нас будет перерыв небольшой. Давайте сейчас, как всегда по нашей традиции, дадим еще какие-то синонимы для дисциплинированного человека (по-настоящему дисциплинированного – который видит цель и реализует ее в своей жизни). Какие еще синонимы вы можете дать?

Из зала: Обязательный, надежный…

БВГ: Обязательный, надежный – да, очень верно. Предсказуемый, верно?

Из зала: Осознанный?..

БВГ: Осознанный, да. Еще какие есть?..

Из зала: Зрелый, ответственный…

БВГ: Ответственный, безусловно. Еще как?

Из зала: Добросовестный… Взрослый…

БВГ: Добросовестный, можно сказать. Взрослый тоже можно сказать. Еще какие можно сказать вещи? То, что он ориентирован именно на исполнение. Он не просто устремленный, а он еще реально… То есть, он – реализатор, практик; он превращает это в практику. Как есть люди, у которых есть какая-то цель, но они не могут ее реализовать. Чем он еще владеет? О решимости мы говорили в прошлый раз. А чем такой человек должен владеть, чтобы это приводить в реальность все эти?.. Умом и чувствами своими он владеет?

Из зала: Да-а-а…

БВГ: Потому что ум и чувства что будут говорить? Спонтанность ему будут внушать. (смех в зале) А еще, с точки зрения выносливости, или еще чего-то?..

Из зала: Терпеливый!

БВГ: Терпеливый, да. Терпеливый он, постоянный… Организованный! Можно так сказать? Еще как можно сказать? С точки зрения того, как он трудится…

Из зала: Трудоспособный?

БВГ: Трудоспособный, да. Трудолюбивый! В конечном счете – успешный, да. Я говорил о том, что все это – формула нашего успеха, в  том числе и в бхакти. Вот эти три первых роли в приложении к самому себе… Мы потом поймем, почему у нас третья роль именно настройщика.

Из зала: Умиротворенный – можно так сказать?

БВГ: Ну, он будет спокойным, да. Но это не главное! Бездельники тоже умиротворенными бывают. (смех в зале)

Я хотел прочитать цитату из книги, которая, собственно, формулу успеха пыталась… «Common Denominator of Success» – о том, что объединяет людей, которые достигают успеха. Слушайте: «Удачливые люди имеют обыкновение делать то, что неудачники делать не любят. Удачливым людям тоже совсем не обязательно нравится это делать, но они подчиняют свои чувства своей задаче».

Иначе говоря, в этом отличие человека, который чего-то достигает, – то, что он подчиняет чувства задаче. Они делают то, что другим не нравится. Им тоже не нравится, но они делают это. Да, они делают то, что нужно.

И я хотел, чтобы мы с вами еще одну очень важную вещь сделали, потому что без нее мы не сможем понять, как то же самое перевести на сферу групп, организаций; чтобы мы с вами связали две вещи, или два понятия. Каким образом дисциплина соотносится с ценностями человека? Как эти два понятия, на первый взгляд – совершенно разные, связаны друг с другом?

Из зала: Дисциплина порождается ценностями… Иерархия ценностей порождает иерархию целей… Дисциплина – она сама по себе уже является ценностью…

БВГ: Дисциплина – это ценность… Иерархия целей… Хорошо, а все-таки, кто-нибудь может конкретно сформулировать связь? Потому что связь тут, на самом деле, самая непосредственная…

Из зала: Дисциплина усиливает ценности…

БВГ: Запишите, пожалуйста: дисциплина – это наша способность строить свою жизнь в соответствии со своими ценностями. Мы можем исповедовать какие-то ценности, но если мы потом не реализуем их в своей конкретной жизни, то эти ценности чем остаются? – Просто они «висят где-то в воздухе»… Чтобы реализовать эти ценности, что мне нужно? – Дисциплина.

Из зала: То есть, получается, что ценности вытекают из дисциплины?

БВГ: Нет, дисциплина поддерживает ценности, дисциплина реализует ценности. Мы верим в какие-то ценности, но чтобы они стали реальностью нашей жизни, нам нужна дисциплина. Потому что мы можем во что-то верить, но если у нас нет дисциплины, и при этом у нас есть какие-то желания в уме и все остальное, – мы не реализуем эти ценности, правильно? То есть, это два очень важных, связанных между собой понятия. А вот скажите, пожалуйста… Мы можем верить в то, что какие-то вещи ценны: в то, что преданное служении – ценная вещь, что повторение джапы – ценная вещь… А предположим, что Бог следит за нами. Можно такое допустить, да? (смех в зале) Как Он будет судить, что для нас ценно? Как объективно будет проявляться ценность в нашей жизни?

Из зала: …

БВГ: Плоды, мотивы, знания… Поступки – немножечко ближе. Смотрите: предположим, я говорю, что повторение мантры для меня ценно. Мы верим в это? При этом я повторяю мантру впопыхах в десять часов вечера… А когда я встаю утром, первым делом я залажу в компьютер и начинаю играть в какую-то компьютерную игру. Вот с чисто объективной точки зрения беспристрастного Бога, что для нас более ценно?

Из зала: Ну, все-таки читаем!.. (смех в зале)

БВГ: Я просто еще один шаг хотел сделать в нашем описании дисциплины. В реальности, наши ценности определяются тем, на что мы тратим свое время, правильно? Наши ценности определяются тем, как мы распределяем свое время, как мы расставляем приоритеты, чему мы уделяем главное место в нашей жизни.

Из зала: …Расставляем акценты.

БВГ: Да. Согласны со мной? Объективный критерий?

Из зала: Да-а-а!

БВГ: Что бы мы ни думали… Мы можем много о себе думать, но на самом деле, реально, если что-то для нас ценно, мы найдем для этого время. Согласны? Иногда люди говорят: «У меня не хватает на это времени!» – что это значит в реальности? Что они на самом деле этим говорят? – «Это для меня не ценно». У меня есть масса времени на все что угодно, но на что-то не хватает. «Не хватает, просто времени нет!» – что мы хотим этим сказать? – «Это не ценно для меня». – «Нет-нет, это ценно для меня, просто времени нет!» (смех) Но это и есть…

Из зала: А где же все-таки в дисциплине спонтанность?

БВГ: До спонтанности дойдем. (смех в зале) Джаядев прабху, Вы же сами объясняли, что она потом появляется. (смех в зале) Потому что сначала надо правилам следовать… Иначе говоря, требуется время. Запишем это ключевое слово… Если мы что-то исповедуем, и хотим, чтобы… И действительно: у нас есть неразделенное сердце, цельное сердце; цельное сердце транслируется, или превращается в цельное устремление, и потом, если мы хотим принести это в жизнь, то мы должны уделить этому время, – причем, существенное время, качественное время.

И перед нашим перерывом  я хотел вам просто ради интереса прочитать расписание Бхактивиноды Тхакура. Это то расписание, в соответствии с которым он жил. Слушайте внимательно, записывать не обязательно. Очень интересная вещь. (Разумеется, мы не должны имитировать это все). Его сын, Лалита Прасад Тхакур, записал очень точно расписание, по которому жил Бхактивинода Тхакур в Джаганнатха Пури.

Из зала: А у него у самого это записано было?

БВГ: Это записал его сын, Лалита Прасад Тхакур. Слушайте, каким образом он был занят, и потом я скажу еще одну очень важную вещь, – собственно, вывод из этого всего. Он пишет: «Он никогда не проводил время напрасно, он всегда занимался каким-то служением Господу. Он ложился спать где-то с семи тридцати до восьми часов вечера, и вставал в десять часов ночи. Он зажигал свою лампу – светильник из касторового масла (электричества тогда не было), и до четырех часов (с десяти до четырех – то есть, шесть часов) писал книги. Затем он немножко отдыхал (максимум на полчаса ложился отдохнуть), и в четыре тридцать он шел омывать свои руки и лицо, садился и начинал повторять джапу. С четырех тридцати до семи часов утра (то есть, два с половиной часа) он повторял джапу, – постоянно, без перерыва. В семь часов, если была необходимость, он отвечал на все свои письма». На все е-мейлы отвечал. (смех в зале) Само это распределении тоже очень важно. Смотрите, чему он отдает приоритет и как он это делает: «С семи тридцати до восьми тридцати он читал различные духовные, религиозные и философские труды (не обязательно по вайшнавизму). Таким образом он оттачивал свой разум. В восемь тридцать он принимал посетителей (если они были). Если посетителей не было, он продолжал читать до девяти тридцати. То есть, два часа он просто читал. После того, как он читал час или два, изучал различные труды, он ходил взад-вперед по своей веранде, размышляя нал разными религиозными и философскими вопросами и решая их. Иногда он делал  это вслух, как бы проповедуя какому-то невидимому гостю, – он как бы вступал в такой диспут и обсуждал эти вопросы в соответствии с тем, что он прочитал. Затем (с девяти тридцати до девяти сорока пяти) он отдыхал…» Вот, собственно, на мой взгляд, его расписание совпадает с нашим только в частоте отдыха, которую он делал. Мы тоже часто отдыхаем. (смех) «…Пятнадцать минут он отдыхал, затем он омывался и завтракал. Завтракал он обычно стаканом молока, двумя чапати и какими-нибудь фруктами. Затем, ровно в девять пятьдесят пять (то есть, ровно десять минут у него было на завтрак) , он надевал свою униформу и шел в суд, где он был мировым судьей. (При этом он носил туласи-малу и у него была гладко обритая голова.) В десять часов (далеко ходить не надо было) начиналась его работа в суде, и до часу дня он выслушивал от тридцати до пятидесяти различных случаев. На то, что у других судей занимало полчаса, у него требовалось пять минут. Затем он еще две минуты тратил на то, чтобы детально обосновать и записать свое суждение. Иногда британцы, которые очень сильно завидовали ему, пытались как-то его подсадить или еще что-то такое, но он не обращал на них внимания, – он просто делал свое дело. С часу до двух у него был перерыв: он отправлялся домой, немного освежался, чуть-чуть отдыхал, и потом возвращался на работу и работал с двух до пяти (то есть, у него был полноценный шестичасовой рабочий день). Вечером он приходил и начинал переводить с санскрита на бенгали различные религиозные труды, диктуя это своему секретарю.  Затем он омывался, ел и ложился спать».

И Лалита Прасад Тхакур очень интересную вещь пишет, очень важную… Да, и он все время работал со своими часами, – то есть, он отмечал на часах, на что он тратит свое время и как он тратит свое время. И Лалита Прасад Тхакур пишет: «Таким образом, каждое мгновение жизни Бхактивиноды Тхакура было украшено его интенсивным желанием служить Кришне».

Такой вот интересный пример. Шрила Прабхупада любил часто цитировать шлоку Чанакьи Пандита:  айушах кшана эко ‘пи на лабхйах сварна-котибхих / на чен нирартхакам нитих ка ча ханис тато ‘дхика (Чанакья-шлока, 34) – что даже за тысячи и тысячи, миллионы золотых монет невозможно вернуть одно мгновение жизни, потраченное зря. И Шрила Прабхупада говорил, что человек не должен напрасно тратить свое время; время – это самое ценное, что у нас есть. И дисциплина – значит попытаться привнести ценности в свою жизнь, распределив свое время в соответствии с этими ценностями, поняв, каким образом строится наша жизнь, чтобы эти ценности из этой жизни вырастали и чтобы на них было достаточно времени.

Мы будем после перерыва уже подробно говорить, как это сделать, – то есть, будут уже совершенно конкретные вещи. Если вы хотите что-то сделать, то есть конкретные инструменты для этого.

Из зала: …

БВГ: Да, в том числе. Но перед этим… Мы знаем, что Шрила Прабхупада жил такой же жестко дисциплинированной жизнью: он просыпался где-то около часу и работал над книгами (несмотря на то, что он постоянно ездил, постоянно менял часовые пояса); целый день он занимался проповедью, ночью писал книги; немного спал, иногда чуть-чуть отдыхал днем… И однажды Тамал Кришна Махарадж подошел к нему и сказал: «Шрила Прабхупада, как Вам удается так мало спать? Как у вас это получается?» И он наверняка ожидал услышать ответ, что, мол, я вот такой вот, таков уровень моей преданности… Шрила Прабхупада посмотрел на него и сказал: «Само это не получается. Приучать себя надо». (смех в зале) Это был его ответ: «Я себя приучил к этому». То есть, постепенно-постепенно можно сформировать эту вещь в себе. В принципе, все возможно, если мы хотим чего-то достичь и хотим, чтобы наше время было «украшено желанием служить Кришне».

Хорошо. У нас сейчас 12:05. Пожалуйста, ровно в 12:20 возвращайтесь сюда.

Из зала: Шрила Бхакти Вигьяна Госвами Махарадж ки – джай!

БВГ: Шрила Прабхупада ки – джай!

Print Friendly

Комментарии запрещены.

Архивы