Семинар «Четыре роли лидера», лекция 8

Семинар «Четыре роли лидера», Алматы, 2014 г.

Аннотация:

Подведение итого семинара, коллективный обмен реализациями.

***

Мы с вами поговорили об очень важных вещах, но мне хотелось вдогонку сказать еще несколько слов важных и потом одно задание вам всем дать, чтоб мы его вместе здесь сделали. Два слова по поводу вопроса относительно того, насколько цель очищения сердца может вдохновлять человека даже на первом этапе. Я думал, почему, собственно, этот вопрос мог возникнуть, почему нам может показаться, что эта цель не вдохновляет. И я понял, почему. На самом деле, если человека не вдохновляет цель очищения сердца, это означает очень простую вещь. Это означает, что мы не смогли разбудить его настолько, чтобы он понял, что он страдает.  В материальном мире люди же… Почему людей сразу привлекает цель вкуса? Потому что все наслаждаются. И когда говоришь им о духовном вкусе, они что думают? Они думают: «Это материальный вкус, только еще круче! Целая комната, ЛСД набитая!» То есть, они какими-то такими категориями судят. И люди, которые спят, они не отдают себе отчета в том, что они страдают. Скажи любому человеку на улице: «Вы страдаете!», он скажет: «Вообще ерунда! Что тебе нужно?» Как Шрила Прабхупада объясняет эту удивительную вещь, что когда сознание покрыто, то, несмотря на то, что с объективной точки зрения живое существо страдает, оно думает, что оно наслаждается. Свинья, она страдает или наслаждается? Ей кажется, что она наслаждается. Нормальному человеку (или даже собаке!) кажется, что она страдает, но ей кажется, что она наслаждается. Точно так же, если у нас не хватило силы пробудить в человеке веру в то, что… Когда человек понял, что он страдает, то он понимает, что если он очистит сердце, он будет страдать меньше. И эта цель начнет его привлекать. А у нас нет достаточной силы, элементарной духовной силы для того, чтобы его разбудить даже до этого. Поэтому приходится говорить: «Ручи… ручи… ручи…» А какая «ручи»? Какая на его уровне ручи может быть?! Приходится покупать его какими-то такими приманками… На самом деле, это очень вдохновляющая цель, если человек проснулся. Он понимает: «Чуть-чуть этот огонь ушел, мне уже лучше». Так что, это все зависит от проповедника. Это я как бы вдогонку хотел одну ремарку сказать, чтобы вернуться к этому.

И давайте мы с вами сейчас одно небольшое упражнение сделаем. Вместе. Можете мне привести примеры, где в нашей организации… Когда я говорил, что мы часто видим какое-то лицемерие или несоответствие в нашей организации, – можете мне конкретные примеры привести? Когда мы декларируем одни ценности, а в результате реально судим по другим каким-то критериям, успех по-другому измеряем? Можете какие-то примеры привести?

Преданные: Преданные как-то друг друга обсуждают и осуждают. Мы очень часто говорим: «Больше преданных, больше счастливых преданных», и при этом мы их эксплуатируем и видим, что они все сломленные и несчастные.

Хорошо! Мы говорим: «Больше преданных, больше счастливых преданных». А в чем… Есть этот лозунг, есть эта реальность, а как это получается? Почему? Где лицемерие это? Где?.. Речь идет о том, какие системы или процессы неправильные. Что не так?

Преданные: То есть, мы привлекаем людей, и при этом мы не проявляем заботы об их духовной жизни.

Окей, хорошо. Привлекаем, а потом не заботимся…

Преданные: Привлекаем, используем, а потом не заботимся. Мы просто говорим: «Тупо делай, служи мне, и ты будешь прогрессировать».

То есть, пытаемся, так или иначе, заставить служить людей, и при этом, в общем-то, хотим эксплуатировать их. Про старых преданных кто-то сказал, да?

Преданные: Старых преданных вообще не замечает никто никогда! Не здороваются даже…

Преданные: Более того, указывают на старых преданных пальцем и говорят: «Это – неудачники, и мы не хотим пойти по их стопам».

Преданные: Или говорят: «Не общайтесь с ними! Не общайтесь!»

Преданные: Но там тоже есть нюансы, почему со старшими преданными нельзя общаться… (Смех в зале.) Мне один преданный объяснил, почему со старшими преданными нельзя общаться.

Я уверен, что это было очень позитивное объяснение. (Ссмех в зале.)

Преданные: Есть реальная проблема в том, что преданные служат, например, в храме  десять-пятнадцать лет, а потом они выходят…

Да. То есть, смотрите: мы декларируем… На самом деле, все эти вещи об одном. Мы говорим о какой-то самоценности человека, об индивидуальной ценности, а при этом не ценим людей в реальности. Не создаем систем, которые бы реально поддерживали эту ценность, правильно? Каких-то процессов, систем, которые эту ценность утверждали бы. Это большая проблема. Почему? Потому что мы живем только каким-то этим настоящим моментом, есть какой-то прессинг, нет долгосрочного видения, есть экономическая необходимость… Это все можно понять до какой-то степени. Но, в конечном счете, возникает вот это вот ощущение лицемерия, с которым мы живем, и обязательно нужно попытаться что-то сделать в этом смысле. А давайте – только чисто практично – попробуем, посмотрим, что можно было бы сделать? Давайте не говорить: «Давайте мы всех… какие-нибудь райские условия создадим!» Давайте какие-нибудь практичные вещи говорить. Что могли бы сделать, чтобы эту вещь исправить? Какими процессами мы могли бы эту ценность утвердить? Как это можно было бы сделать?

Преданные: Правильная система образования.

Образование. А в чем должно быть образование?

Преданные: Образование, оно так или иначе оно присутствует, но оно должно быть более расширенным и систематичным. То есть, больший охват должен быть. Это, может быть, как раз и входит в систему заботы о преданных.  Такая глобальная…

Преданные: Она должна быть не общая, а частная.

Преданные: Нет, не частная. Она общая должна быть. Так же, как мы приходим в школу, и человек проходит первый, второй класс, третий… доходит до десятого, получает диплом.

Я с вами согласен, что нам нужно систематическое образование. Я нисколько в этом не сомневаюсь, я сам этим занимаюсь. Я не очень понимаю, каким образом это решит эту проблему?

Преданные: Если мы будем говорить о ценностях… Проблема в том, что мы говорим, как нужно поклоняться Божествам, мы говорим о том, как нужно готовить прасад, но мы не говорим о ценностях!

То есть, иначе говоря, воспитание ценностей. Образование должно воспитывать ценности. Что будет с этими ценностями, если люди, даже получив образование, будут видеть, что в реальности все не так? Давайте посмотрим, все-таки, что можно было бы сделать еще. Хорошо, систематическое образование – я согласен с этим. Мы должны эти ценности внушать. Например, если речь идет об уважении к старшим, то в любом традиционном обществе есть система того, как эту ценность утверждать, правильно? Так, в Азиатском обществе родителей всегда на «Вы» называют. Правильно? Не важно, как он там… Он, может быть, себя ведет не самым соответствующим образом, но, тем не менее, все равно, у него есть определенный пьедестал, с которого его никогда нельзя снять, потому что он уже там. Я согласен: это одна вещь, которую можно делать. Еще какие-то вещи есть, которые?..

Преданные: Обсуждение этих проблем?..

Ну, вот сейчас мы пытаемся, чтобы оно в конкретику какую-то перешло.

Преданные: Знаете, мне кажется, что ценности имеют ппрямое отношение к традициям, то есть, можно закладывать какие-то элементарные…

Да, то есть нужно какую-то традицию. Как, например Шрила Радханатх Махарадж, когда кто-то приезжает из учеников Шрилы Прабхупады из его поколения, он сажает их на почетное место, и так далее. То есть, он всячески подчеркивает, что он старший, что вот это его место. Традиции, да? Традиции – это очень важная вещь, потому что традиции реально защищают людей.

Еще что можно сделать? Какие еще вещи могут быть?

(реплики из зала, неразборчиво)

Это все формирует культуру, безусловно, потому что одна из наших проблем – это то, что у нас реально нет культуры. Мы – молодое общество, у нас замечательная философия, удивительные какие-то вещи, но мы не понимаем, как эту философию в жизни применять.

Преданные: Вы буквально недавно сказали о том, что система должна быть, где эти ценности могут существовать. Не та система, где внешне внешние критерии оцениваются, а где внутренние, личностные.

(реплики из зала, неразборчиво)

Мы сейчас просто….

Преданные: А есть ли разделение мужчины и женщины? Духовное развитие отдельно для мужчин и отдельно для женщин? Это же тоже какой-то дает толчок…

Да, обсуждение специфики этого пути, безусловно, это тоже дает. Короче говоря, сейчас у нас действительно нет времени, чтобы это как следует делать. Но, я думаю, что было бы интересно в рамках такого семинара сделать это: сесть, разбиться на группы, взять конкретную маленькую проблему и попытаться предложить решение для этой проблемы; предложить, какими небольшими вещами мы можем эту ситуацию или такое отношение поменять.

Ну, это как бы такое начало. Я не совсем продумал эту часть нашего обсуждения. Я просто хотел вам сказать, что, в принципе, это то, что нужно делать: когда мы видим, что есть некое несоответствие, нужно попытаться понять, как это несоответствие устранить из реальности.

Преданные: Возможно ли его устранить полностью? Потому что есть люди, которые уже застарели в этих традициях, и в этой жизни уже не в силах что-то изменить.

Спасибо большое, что вы об этом сказали. Это один из корней, или одна из причин всего этого. Беда заключается в том, что у нас уже сложились какие-то неправильные традиции, и любое нарушение этих традиций воспринимается людьми очень болезненно, потому что люди уже привыкли. Любое какое-то нарушение, отхождение воспринимается болезненно, поэтому любому настоящему лидеру всегда приходится некую смелость проявлять для того, чтобы какие-то традиции ломать, если они не совсем правильные. Ему часто приходится эти вещи делать. Потому что другие люди… Когда традиции ломаются, что другие люди начинают ощущать? Страх, неуверенность, незащищенность.

Преданные: Мы начинаем кричать: «Революция-я-я!», «Бунт на корабле!»

Преданные: И еще мне кажется, не хватает среднего звена. Есть генералы (это махараджи), и есть преданные в общем. Не хватает иногда, может быть, каких-то квалифицированных…

Ну, вот об этом мы и говорим сейчас, для этого этот семинар, собственно: человек должен осознать свое положение какого-то лидера на своем уровне и понимать, что он должен делать. Именно об этом наш разговор с вами – что мы должны понять, что у нас все равно есть эта роль и как ее правильно играть.

И я хотел еще в довершение… Это мы все о третьей роли говорим, роли настройщика, – человека, который отлаживает систему, приводит ее в соответствие с ценностями. Есть еще один очень важный механизм, который поможет это сделать. Простой, но очень сложный в исполнении. Этот механизм – обратная связь. Иначе говоря, лидер должен не бояться спрашивать у своих подопечных: «А что у нас не так?» Он должен честно, открыто пытаться получить от них какую-то обратную связь и потом переварить это, попытаться понять, что же нужно сделать. И это, собственно…. Если мы установим один этот механизм… И это может быть механизм, реально. Например, раз в месяц как-то… Ну, то есть, разные формы, как это сделать: нужно в каких-то рамках, чтобы это не было болезненно, чтобы это было конструктивно… Могут быть конкретные формы того, как это сделать, но если это сделать, то тогда, соответственно, очень многих проблем можно будет избежать, и можно будет видеть, как отлаживать эту систему. То есть, такой вот конкретный, специальный, реальный механизм. Обратную связь получают, задавая людям конкретные вопросы, пытаясь конкретно, конкретизировано понять. Я чуть позже скажу, какие это могут быть вопросы.

Это была наша третья роль, роль настройщика. И я хотел немножечко, пару слов сказать о четвертой роли вдохновителя. Одну секунду, сейчас я попытаюсь…

Мы с вами начинали с того, что говорили о разных мотивах. Сколько у нас мотивов было? Четыре мотива. И самый низший мотив какой был? Страх. Как люди будут действовать, когда мотивом их деятельности будет страх? Как бы вы определили их деятельность? «Деструктивное подчинение». Они будут подчиняться, но, на самом деле, при первой возможности саботировать. Механическая вещь – это еще не самый плохой вариант. Деструктивное подчинение. Согласны, да? То есть, они будут искать способа, так или иначе… Какой следующий у нас мотив был? Выгода. Выгода. Ну, или поощрение, когда мы поощряем. Ну, в общем, выгода, корысть человека. Как человек в таком случае действует? «Условное согласие». Правильно? Пока его условия выполняются, он соглашается действовать, да? Следующий какой у нас мотив был? Уважение или долг. Чувство долга или уважение. Уважение, долг, благодарность – это примерно одно и тоже. Как человек в таком случае действует? «Добровольное сотрудничество». Правильно, да? Он как бы включается в это, да? Хотя мы говорили, что следующий мотив может быть не очень широко распространен в этом мире, но, на самом деле, когда мы говорим о вдохновении… Люди, которые действовали под руководством Шрилы Прабхупады, из чего они действовали? Из любви. Даже не из уважения, правильно? Они готовы были на такие жертвы, на которые…  Мне один человек, ученик Шрилы Прабхупады, рассказывал такую историю. Он был юристом. Он учился в одном из лучших университетов (Гарварде или в Принстоне). Он учился в этом университете на юриста. Соответственно, перед ним открывалась какая-то там фантастическая карьера, перспектива, еще что-то такое… Он студентом поехал на две недели на каникулы во Францию. Там он встретился Шрилой Прабхупадой. И он говорит: «Через неделю после встречи со Шрилой Прабхупадой я обнаружил себя в Австрии на чердаке, открывающим храм!» (Смех в зале.) Он забросил свою карьеру, забыл обо всем. «Я сам не понял, как я там оказался!» Шрила Прабхупада сказал: «Иди, открывай храм!» Ровно через неделю после встречи.

Я хотел спросить, как называется человек, который реально вдохновляет, воодушевляет, вдохновляет на эту жертву? Он все-таки вызывает что, в конце концов? Любовь. И как называется деятельность, которая движима любовью? Ну, оно-то и тут бескорыстное… Скажем так, приверженность. Полная приверженность, преданность. И что еще? Творческая самоотдача. Приверженность, самоотдача, самопожертвование.

Преданные: «Безусловное» – подходит?

 Да, очень хорошо. Там оно было у нас условное согласие, а тут – безусловное. Это высший пилотаж. Согласны? То есть, это ситуация, когда человек реально отдает сердце. Правильно? Он отдал сердце и готов делать все, что только можно. Это, собственно, вот тот высший результат, которого мы можно попытаться добиться и нужно попытаться добиться.

Давайте еще несколько вещей про это скажем. Я уже говорил, что наш подход – изнутри наружу: человек вдохновлен сам, у него есть энтузиазм. Кто знает, от какого слова происходит греческое слово «энтузиазм?» Греческое, по-моему?.. Эн теос. Теос значит «Бог», эн значит «в». «В Боге». Иначе говоря, энтузиазм – это состояние боговдохновенности, когда человек чувствует эту энергию Бога, соприкасается с Богом. И когда мы соприкоснулись с представителем Бога и он передал нам эту вещь по-настоящему, то у нас появляется этот реальный энтузиазм.

И я хотел сначала, чтобы мы немножечко природу этого энтузиазма (когда у человека есть это реальное вдохновение, – не умственное, а реальное глубокое вдохновение), чтобы мы ее посмотрели. Бхактивинод Тхакур пишет об этом поразительную вещь. Слушайте очень внимательно. Это из «Шаранагати», из его песен:

томара себая, духкха хоя джато,                                                                                                сео то парама сукха                                                                                                                          сукха-духкха, парама сампада                                                                                                      нашайе абидья-духкха

(Шаранагати, Атма-ниведанам, 8.4). Он говорит, что несчастье, которое я встречаю в служении Тебе, является для меня, чем? Высочайшим счастьем: парама сукха. Томара себая, духкха хоя джато, сео то парама сукха. Это самое высшее счастье для меня, если я служу Тебе и сталкиваюсь с какими-то препятствиями, трудностями, несчастьями. И он говорит, почему: потому что сукха-духкха, парама сампада нашайе абидья-духкха – потому что когда я в служении делаю что-то, я побеждаю абидья-духкха, то есть страдания, вызванные чем? Невежеством. Иначе говоря, через это отношение к служению человек поднимается над двойственностью невежества, и он чувствует соприкосновение с Богом. То есть, это способ выйти за пределы этой обусловленности. И это удивительное состояние, – настоящий энтузиазм – когда человек радуется сложностям. Не просто мирится со сложностями, не просто преодолевает сложности, а радуется сложностям.

В Гималаях, на вершине одной из гор, после того, как человек долго, долго, долго, долго туда поднимался, и, в конце концов, поднялся, его там встречает плакат, и на этом плакате написано: «Научился ли ты радоваться препятствиям?» Для чего ты забирался? Не для того, чтобы просто забраться, для того, чтобы научиться радоваться этим вещам. Научился ли ты радоваться препятствиям? Это и есть, собственно, энтузиазм.

И мы должны понимать, что через трудности в служении я могу избавиться от невежества, от своего невежества. Поэтому человек, который находиться в таком состоянии, – то есть радуется сложностям, радуется трудностям, которые… Кто-то радуется здесь сложностям и трудностям?

Преданные: Слишком много их здесь. (Смех в зале.)

Чересчур! Слишком много радости, слишком много счастья в нашей жизни; не переварить все это счастье. (Смеется.) Просто у нас еще нет настоящего энтузиазма.

Есть эта знаменитая история про Шрилу Прабхупаду. Я ее рассказывал много раз. Это был критический период, сложности всякие… Какая-то группа откалывается, еще что-то такое… Большое мировое движение, Шрила Прабхупада в центре этого всего. Каждый день приходят телеграммы, то, сё… Эта потеря, эта потеря, еще что-то такое… В конце концов, на пике всего этого… Причем, ситуация как бы нагнетается: день за днем, день за днем, день за днем… В конце концов, где-то через неделю такого нагнетания Шрила Прабхупада в Бомбее… Приходит телеграмма, которая вообще ставит точку. Полностью! Шрила Прабхупада раскрывает эту телеграмму, читает… Лицо абсолютно каменное. Он закрывает телеграмму и уходит к себе в комнату. Харикеша Махарадж рассказывает эту ситуацию. Он говорит: «Мне было очень интересно. Я прильнул к замочной скважине посмотреть, что Шрила Прабхупада будет делать. Я увидел его: он лег на пол и… стал смеяться». И он говорит: «Когда он смеялся, казалось, что лепестки роз падают на него. Этот смех был смехом освобожденного человека». Когда он просто… Это и есть энтузиазм.

Преданные: Похоже, этот энтузиазм у Шрилы Прабхупады рожден из реальных взаимоотношений с Кришной.

Конечно! Энтузиазм всегда рождается из реальных отношений с Кришной.

Преданные: А если до тех пор, пока нет отношений, тогда и не будет энтузиазма?

Тогда будет истерический смех. (Смех в зале.) Мы все должны стараться, в конце концов, на своем уровне. Может быть, мы не можем так вдохновлять, но, в конечном счете, нам нужно вести себя так, чтобы энтузиазм в людях пробудить. И для этого нужно быть самим связанным с Богом, безусловно, очень хорошо.

Я хотел вернуться к описанию четырех качеств преданного, о которых Бхактивинода Тхакур говорит, чтобы мы еще как следует поняли это качества. Какие, говорит Бхактивинода Тхакур,  у нас четыре основных качества преданного? Мы три объяснили, а четвертое не объяснили. Простота, да? Как на санскрите? Шаралата. Второе? Решимость. Как на санскрите? Экантата. Следующее? Дисциплина, да? Дритхата. Решимость и потом – такая дисциплина, непоколебимость в следовании обетам, следовании правилам. И последняя какая была? Нирапекша. Нирапекша что значит? Да, независимость от мнения других людей. В обычной жизни мы же все время оглядываемся на других людей, правильно? Нам очень важно, одобряют нас или не одобряют. Понимаете, каким образом эта нирапекша связана с этим качеством энтузиазма? Если у меня энтузиазм есть, то я становлюсь независимым, правильно? А так, до тех пор, пока у меня нет энтузиазма… Пока меня все одобряют – я действую, все хорошо, и все говорят: «Джай! Хари Бол!», в ладоши хлопают… Перестали хлопать – и энтузиазма нету. Если мой энтузиазм зависит от других, то я еще не являюсь нирапекшей. Когда мой энтузиазм зависит от моей связи с Богом, то тогда возникает это качество – нирапекша, независимости.

И это поразительная вещь! Это какая-то статья Бхактивиноды Тхакура… «Бхакти-пратья-апардха» – это статья его в «Саджана-тошане». «Бхакти–пратья–апарадха», где он говорит про эти четыре основных качества преданного. Я взял эту схему, о которой я вам рассказывал, по-своему ее осмыслил… Но я взял ее у господина Кови, где он говорит об этих четырех ролях лидера, и стал думать над этим. Но самое удивительное, что Бхактивинода Тхакур сказал о них тут! В общем-то, это другое описание энтузиазма, когда мы не зависим от внешних условий, от одобрения других людей. Шрила Прабхупада говорит об этом: «Мои духовные братья все время меня пытались как-то разочаровать или еще что-то такое… А я не разочаровывался».

 И мне сейчас хотелось дать вам небольшую, но очень практичную вещь. Это последнее, о чем мы будем говорить сейчас, некое завершение нашего материала.

Преданные: А вот этот стих «Бхагавад-гиты», где описывается, что когда выберешься из дебрей иллюзии, ты перестанешь верить всему, что слышишь:

йада те моха-калилам
буддхир вйатитаришйати
тада гантаси нирведам
шротавйасйа шрутасйа ча (Б.-г., 2.52)

Нирапекша как-то относится к этому качеству?

Преданные: И тот стих, в котором говорится: «Тот, кто равно относится…»

Там много есть! В «Бхагавад-гите» есть много стихов, описывающих человека,  поднявшегося над материальной мотивацией, над уровнем материальной мотивации, когда он уже не мотивирован почетом и удачей, успехом и неуспехом, почетом, бесчестием и так далее. Это нирапекша – человек, находящийся на трансцендентном уровне. И, в общем-то, строго говоря, настоящий энтузиазм… не искусственный энтузиазм этого мира, а настоящий энтузиазм – это очень высокий духовный уровень. Поэтому я сказал, что в сущности, это уровень любви.

Но я хотел сейчас несколько вопросов вам задать, на которые вы должны отвечать. Мы с вами три дня общались, правильно? Скажите мне, пожалуйста, сами: по каким критериям мы сможем оценить успех или неудачу нашего с вами общения? Какие критерии вы предложите? Конкретные, измеряемые. Вот, мы три дня потратили, время много провели, я много горячего воздуха выпустил из себя.

Преданные: Если мы будем с энтузиазмом их исполнять.

То есть, прежде всего, исполнение какое-то, да?

Преданные: Если человек составит свою миссию… Четкий план…

Да! Четкий план, миссия.

Преданные: Спокойствие?..

Если человек обретет какую-то уверенность в том, что он делает, Вы это имеете в виду? Если он будет вызывать доверие, в конечном счете.

То есть, мы сейчас определили некие конкретные критерии, и их можно поточнее определить. То есть, чтобы это было измеримо, еще что-то такое… Я хотел спросить. Вы все понимаете, что, по идее, нужно это все притворить в какое-то действие, превратить в какой-то план для себя, еще что-то такое… Как бы вы с этой точки зрения оценили свою работу сейчас? Вот вы тут сидели… Какую бы вы себе оценку поставили? Как у вас с этим? Намерения у вас есть, что-то вы сделали для этого? В плане претворения, да. То есть, попытайтесь сейчас несколько слов записать для себя. Это, собственно, мой вопрос к вам: как, по-вашему, в принципе, насколько вы усвоили этот материал? насколько вы его прошли, насколько вы работали над ним? думали вы о нем или не думали? Как бы вы оценили себя в этом отношении? То есть, мой вопрос к вам: как вы оцениваете себя? Поставьте себе какую-то оценку. Скажем, по пятибалльной шкале поставьте оценку. В целом, подумайте. Подумайте, что можно было бы сделать, какой результат появился бы, и как вы вообще, в принципе оцениваете свою работу здесь за прошедшие дни. Как вы сами оцениваете свою работу?

Преданные: Ставить оценки?

Да, поставьте. Подумайте, что я не доделал, что я мог бы делать, что мне можно было бы… Просто как бы запишите себе, чтобы… ведь можно было бы с большей пользой это все провести, да? Можно было? Подумайте, немножко. Это первый вопрос, который я вам задаю: как у вас идут дела в соответствии с критериями, о которых мы с вами договорились. Кто из вас собирался планы писать здесь?

Преданные: Собирались… (Смех в зале.)

 Хорошо. Дальше, следующий вопрос я хотел вам задать. Чему-то вы научились за это время? Кто-то может сказать, чему он научился? Кто? Чему?

Преданные: Я понял, что мне нужна, на самом деле, связь. У меня не было связи, мне не хватало силы. Оказывается, что надо почувствовать эту преемственность, почувствовать, что у тебя есть полномочия, именно идущие сверху (а мне всегда казалось, что полномочия исходят от меня). (Смех в зале.)

Еще что? Кто еще?

Преданные: Мне тема очень понравилась, особенно эта таблица, и я намерен себе такую же сделать. Это то, что я точно вынес. И, конечно же, у меня есть потребность еще раз это все проанализировать, чтобы более целостная у меня была картина.

Преданные: Мне очень понравилась вчерашняя вечерняя лекция, когда Вы пошагово разложили, и так ясно было, что это реально достижимые цели… (неразборчиво)

 Преданные: Про мантру, что надо сокращать время чтения и увеличивать внимательность.

Сокращать время чтения и увеличивать количество кругов! (Смех в зале.)

Преданные: Мы уже два дня подряд…  Я уже два дня подряд смотрю на время утром, засекаю. То есть, вот тот треугольник, который мы обсуждали за обедом, и тут Вы его озвучили…  Оказывается, уже начал до пяти минут… То есть, попытки такие.

Преданные: Мне много что понравилось, тут здесь много чего полезного было. И я хочу сказать, что мне очень помог этот семинар, потому что он дал мне толчок еще раз. И  вчерашняя вечерняя лекция была просто супер, потому что Вы так ясно разложили. Реально мне помогло.

 Преданные: А мне понравилось вчера то, что на каждом этапе нужно определить цель в рамках данной фазы твоего прогресса, скажем так. Потому что часто ставишь высокую цель, и на нее зачастую не хватает сил, и в итоге разочаровываешься. А когда конкретная фаза – конкретная цель.

Преданные: Я получила очень много знаний, навыков, и я планирую применить это как в кармической жизни, как руководитель, и в работе с моими подчиненными.

Преданные: Меня вдохновило, как Вы рассказывали историю о Шриле Прабхупаде, в которой Вы показали, что вот эти все четыре роли есть в Шриле Прабхупаде. Реальная история проиллюстрировала это, что Шрила Прабхупада всем этим обладал в себе.

Преданные: Для меня было важно услышать, что Вы подняли вопрос о ценностях и о том, как устранить это лицемерие. Просто я реально сама пострадала от этого, и поэтому очень хочется помочь другим. Вообще, материал вдохновляет, и для меня каждое слово воспринималось как крупица золота. И я буду много думать и постараюсь, насколько мне позволит мой уровень, последовать всем рекомендациям, которые Вы мне дали.

Преданные:  Я думаю, что по тому, что прошли можно еще раз себя пересмотреть: проанализировать то, что уже получалось, и что еще можно подтянуть. Весь материал как бы стал структурированным, теперь можно еще раз все проанализировать и начать снова.

Преданные:  Этот семинар поможет мне найти место в это Обществе, в этом Движении. Я должна найти свое место мое место, чтобы оценить свои способности, возможности на своем уровне, и каким-то образом помогать другим.

Преданные:  А больше всего меня вдохновило то, что преданные сейчас говорят, и Ваша позиция, Ваш мотив.

Преданные:  Здесь очень много говорилось разных моментов, но мне всегда в голове до этого крутилось, что есть эго ложное, и есть эго слуги Господа. В вот как раз мы на одном из занятий раскрывали связь. То есть, я увидела, что все, что сейчас говорится, и позволяет понять эго слуги Господа. Я понимаю, что мне еще далеко до этого, но мы увидели внешние качества, и мы здесь прямо прописывали, как это проявляется внешне; мы также описали квалификацию человека с эго наслаждающегося и квалификацию слуги Господа.

Преданные:  Для меня здесь все очень важно, но самое главное, что я услышала вот эти критерии искренности. Я очень долго искала, долго думала, что такое искренность? Все говорили: «Вот этот искренний, вот этот…» Но как понять, что же такое искренность? И сегодня меня было… ну, просто настолько важно это. Я поняла, что искренность – это на самом деле дисциплина.

Преданные:  Несмотря на то, что нет Карабхаджана прабху, я понял, усвоил, что все-таки дисциплина не может существовать без…. Что дисциплина и спонтанность могут существовать вместе, и что они вообще неразделимы. То есть, мне казалось раньше, что это разные вещи совершенно и совсем противоположные стороны. Здесь четко я понял, что одно без другого в принципе существовать не может, как две шестерёнки.

Преданные:  Я понял, что я еще не раз буду прослушивать этот семинар, чтобы углубиться в него, потому что это очень практично в применении в нашей жизни. Особенно мне понравился стратегический план в духовной жизни, что мы прямо расписываем его, и что очень важна дисциплина.

Преданные:  Мне сегодняшнее занятие очень понравилось, я надеюсь, что мы как организация сможем вынести уроки, чтобы эти ценности на уровне организации воплощались, чтобы была какая-то структура, система, мероприятия, иначе у нас одни столы останутся.

Преданные:  У меня всегда была привычка и желание все обобщать. Из этого семинара получается, что надо чаще под ноги себе смотреть и быть внимательней во всех сферах. Внимательность и детализация.

Преданные:  Я сегодня сделала для себя открытие, что такое энтузиазм, и что энтузиазм очень многое может изменить в моей жизни.

Преданные:  Меня обрадовало то, что человек прогрессирует… Без связи с Кришной человека настигнет неудача.  Этот момент меня очень вдохновил, что надо быть с связи всегда.

Преданные:  Махарадж, вот знаете, я много-много лет думала, что такое счастье. И вот сейчас, сегодня я по-настоящему в первый раз за все годы своей практики я счастлива.

 Я не случайно задаю эти вопросы. Это второй вопрос. Третий вопрос к вам. Можете цели свои в результате всего этого прохождения сказать? Какие у вас цели возникли? Возникли у вас какие-то цели?

Преданные:  Да-а-а!

Преданные: Применить знание.

Преданные:  Улучшить качество.

Преданные:  Анартха-нивритти.

Преданные:  Начинать с себя.

Преданные:  Читать больше кругов в той системе, которую Вы нам сегодня показали. Этот удивительный треугольник – для меня это просто что-то такое… Я буду пытаться.

Преданные:  Больше думать. Чтобы быть полезной, прежде всего надо обрести сознание слуги.

Преданные:  Установить связь.

Преданные:  На самом деле, я уже знал, что у Вас есть такая таблица, как Вы показывал. Я пытался вести ее, но у меня не получалось: какое-то время работаешь над этим, а потом что-то сбивается… Она простая очень, не такая, как у Вас, конечно (там нет и половины Вашего). Но теперь она заработает, надеюсь.

Преданные:  Планировать время рационально и не растрачивать зря свою жизнь.

Хорошо. Смотрите, что я хочу вам сказать: когда вы общаетесь со своими подопечными (не важно – это подчиненный у вас на работе или люди, которые находятся под вашим началом), очень важно помочь им самим почувствовать ответственность за то, что они делают, потому что тогда они будут вкладывать сердце в это дело. Когда вы приходите и оцениваете их, как человек себя чувствует? Если я пришел и начинаю вас оценивать: «Вот, ты такой, тебе такая оценка!» Как человек чувствует?

Преданные:  То, что не раскрыли мой потенциал…

Да. Если человек оценивает себя сам, как он чувствует? Он чувствует доверие, правильно? Причем, как правило, человек себя сам оценивает гораздо жёстче, чем кто-то другой. Но ему нужно дать возможность оценить себя самому. Это один из способов передать ему какой-то энтузиазм. Нужно у человека спросить: «Чему вы учитесь?» Обязательно. То есть, надо напомнить человеку, что его процесс, то, что он делает, – это процесс обучения, процесс развития какой-то, что он не просто дело какое-то делает. Я как бы пытался это с вами проводить, но у нас немножечко не совсем рабочая ситуация… Просто если речь идет о том, что вы поручили человеку что-то делать, вы обязательно должны договориться, по каким критериям вы будете оценивать успех этого человека. Будь то просто это человек на бхакти-врикше или еще что-то. И обязательно нужно у него спросить в какой-то момент: «Как ты сам оцениваешь, как у тебя дела идут? Как у тебя идет обучение? Какие цели у тебя?» И потом нужно еще два вопроса задать. Какие еще два вопроса задать нужно? Да, совершенно верно: «Как я могу вам служить? Как я могу помочь тебе?» Обратили внимание, что я не задавал вам этого вопроса, чтобы не нарываться на неприятности? (Смех в зале.) Но если речь идет о человеке, с которым у вас какие-то постоянные отношения, который находится под вашим началом, вы обязательно должны задать ему этот вопрос:  «Чем я могу реально вам помочь? Я же слуга ваш!» И есть еще один вопрос, который нужно задать. Это как раз вопрос, касающийся обратной связи. Последний вопрос: «Как вы оцениваете мою поддержку или мою помощь?» Иначе говоря, если вы хотите вдохновить… Вдохновение – это не просто некое возбуждение. Часто мы думаем, что вдохновить других людей – это значит… Нужно в человеке некие внутренние источники вдохновения раскрыть. Иногда мы чувствуем вдохновение: какая-то такая крутая лекция, все смеются… Все выходят после лекции, спрашиваешь: «О чем лекция была?»  – «Не знаю, но очень крутая. Не помню, но так круто, вообще! Такое вдохновение, такое вдохновение!» Долго живет такое вдохновение? Нет, это все не вдохновение, это все ментальное возбуждение; это всего лишь на всего возбуждение ума. И любой проповедник знает, как возбуждать умы своей аудитории: у него анекдоты уже запасены, истории в кармане какие-то, еще что-то такое… Суть не в этом. Суть в том, чтобы пробудить в человеке желание вкладывать свое сердце в то, что он делает, – в духовную практику или в какой-то другой процесс… То есть, настоящее вдохновение – помочь человеку стать самому источником этого вдохновения. Как, знаете… Сейчас этого нет, к сожалению, но при Советском союзе, когда у нас были в основном всякие там «Жигули», «Москвичи», зимой мотор глох, и как с этим боролись? Была ручка такая, и ее так… а он все не заводится… Да! Стартер. Иногда мы находимся в таком положении: холодно, и мы пытаемся завести… То есть, роль лидера, настоящая задача лидера в том, чтобы действительно вот этот стартер включить и чтобы мотор заработал сам, потому что… ну, нельзя же крутить это все, чтоб мотор работал, и бежать за ним. Наша задача по отношению к нашим подопечным – пробудить в них этот источник, раскрыть в них источник энтузиазма. Это значит не контролировать их, а как бы показать, как, и что это для них нужно. Вот эти вопросы, они помогают человеку задуматься. Понимаете, о чем речь идет? Когда вы встречаетесь с человеком, это… Ну, какие-то важные вопросы, и не обязательно их прямо так уж задавать один за другим, но, в конечном счете, смысл в этом: чтобы спросить у человека, заставить его задуматься, как он идет, насколько он действует… Для людей это очень важно. Я знаю очень многих людей, которые говорят: «У меня духовный учитель ни разу не спросил, повторяю я джапу или нет?» Им нужно, чтобы кто-то вообще поинтересовался, повторяет он джапу или нет.

Вопрос: А если они говорят: «Ресурса нет»? У них спрашиваешь как дела,  а они: «Ресурса нет». Как вдохновить этих людей, чтобы был ресурс?

Ответ: Все ресурсы Кришна дает. Нет, смысл не в этом. Смысл в том, чтобы мы… Смотрите: когда мы этот вопрос задаем, мы сначала обязательно договариваемся, по какому критерию мы оцениваем, как у нас дела идут. «Просто оцените: у вас все нормально или не все? Если не все, то посмотрите, что нужно сделать, задумайтесь над этим…» – мы как бы обращаем человека к этому и также смотрим, чем я, собственно, могу помочь.

И мне хотелось теперь, завершая наш семинар, пояснить, что, в сущности, этот семинар был о том, что значит настоящая забота о людях. Настоящая забота о людях, по моему глубокому убеждению, заключается в этих четырех вещах. Первое – дать человеку связь или смысл, высший смысл его существования через пример. Второе – что нужно дать ему? Помочь ему увидеть что? Цель. Помочь ему увидеть цель, сфокусировать его на этой цели, потому что когда человек теряет цель, он расплывается, перестает быть счастливым, он теряет покой. Помочь ему показать, как цель достичь, нацелить… Что еще? Третье? Как вы сформулируете третью вещь? Дать ему четкие правила жизни, правильно? Объяснить, какие правила… Помочь ему, скажем так, найти те правила, которым он сам сможет следовать; показать ему ценности и то, как эти ценности нужно в жизни применять; объяснить ему: «Ты, пожалуйста, не задирай слишком планку, пытаясь сымитировать кого-то, парамахамс… Вот это – твои правила, которых тебе нужно придерживаться, чтобы ты шел по этому курсу, не сбивался на пути». И Шрила Прабхупада… Вы чувствуете, Шрила Прабхупада мог это делать? Он абсолютно ясно давал человеку понять, показывал ему связь, какой-то смысл давал, фокусировал человека на цели, правильно? Четко все время определял эту цель, давал правила… Нигде более четких правил нет: «Вот так вот, давайте! Мангала-арати! То, се…» И он помогал, объяснял, зачем нужны эти правила. И четвертая вещь какая? Вдохновение, да. Дать ему возможность как бы еще раз… Вдохновение приходит, когда мы сердце вкладываем в это. Дать возможность сердце вложить, вдохновить человека.

И, собственно, когда мы говорим о наставничестве, обо всех этих высоких, хороших вещах, мы говорим, в общем-то, об этих вещах. Когда мы говорим о воспитании детей, мы говорим о тех же самых вещах. Когда мы говорим… О чем бы речь ни шла, если мы хотим помочь другому человеку, нужно помогать ему таким образом: дать ему почувствовать связь свою, какой-то высший смысл существования; показать цель, объяснить каким правилам он должен следовать, чтобы этой цели достичь; в конце концов, помочь ему сердце вкладывать в то, что он делает, найти себя. Когда человек находит себя, у него есть это вдохновение, энтузиазм. То есть, это то, что мы, в конце концов, должны делать по отношению к людям, которых Кришна послал нам, под нашу опеку. Все, это все, что я хотел вам сказать. Спасибо большое.

Я хотел еще под конец рассказать маленькую историю. В чем роль наша по отношению к людям, с которыми мы встречаемся? Я уже много раз об этом говорил:  наша главная роль – вдохновить других людей, дать им какую-то жизнь, новое дыхание вдохнуть в них, попытаться почувствовать эту связь. (Вы не расходитесь, у нас еще важное дело, потому что я просто свою вещь завершу, а потом еще ваш кусочек будет.) У меня в памяти одна история. Я в свое время приехал в Чечню. Это был, наверное, 1995 год. Лето 1995 года (может быть, лето 1994 года). В разгаре война чеченская шла, стреляли… Мы приехали в Грозный. Опустевший город, разбомбленный, в какой-то школе преданные распространяют прасад. Прасад такой очень аскетичный. Люди приходят с какими-то своими судками, еще с чем-то… И я приехал, чтобы просто как-то вдохновить этих преданных, которые занимаются этой сложной программой в Чечне. Я стал говорить с разными людьми, и пришла одна женщина ко мне. Русская женщина в Грозном. И эта женщина стала плакать. Она говорит: «Я вам так благодарна, так благодарна! Вы даже представить себе не можете, как я вам благодарна!» Я говорю: «А в чем дело?» – «Вы мне жизнь спасли!» Я говорю: «Как мы жизнь спасли?» Она говорит: «Не кашей вашей. Каша у меня, в принципе, есть». Она говорит: «Я была учительницей в школе, и я видела, как из года в год, из поколения в поколение идет какая-то деградация: люди замыкаются в себе, становятся более эгоистичными… И вы знаете, я потеряла веру. Я потеряла веру в человека, я потеряла веру в человечество, я потеряла веру в будущее. Я утратила смысл жизни. Я вообще не видела, зачем жить, потому что видела, что все идет непонятно куда. Я не знала, зачем жить. Я увидела ваших людей, которые приехали сюда. Молодых людей. Ничего не хотят, просто распространяют пищу. Вы мне веру вернули! Спасибо большое! Вы мне восстановили в моем сердце веру. Веру в будущее, веру в жизнь…» Это то, что мы должны делать. Мы должны понимать: люди на нас смотрят, и либо мы будем, эксплуатируя их так или иначе, тонким или грубым образом, лишать их веры, уничтожать их веру, либо наоборот, вдыхать веру в них. И это очень важно.

А теперь я хочу вам сказать, что я вам не верю, что вы дома что-то сделаете, поэтому – у нас есть еще несколько минут – напишите, пожалуйста, хотя бы из трех пунктов программу того, что вы будете делать в результате этого семинара. Подумайте и напишите. Подумайте. А еще лучше – подумайте, что мы могли бы сейчас сделать в этих четырех ролях, о которых мы говорили. Мы с вами разбирали эти четыре сферы нашей деятельности. Вот, четыре пункта – хотя бы по одному пункту для каждой роли.

Преданные:  По отношению к подчиненным, к подопечным, или?..

Неважно, по отношению к себе или по отношению к подчиненным, подопечным. Мы говорили и про тот, и про другой аспект, про две эти стороны мы говорили. Напишите для каждой из этих ролей. И просто подумайте…

Вопрос:  Не обязательно же много писать?

Ответ: Нет, не обязательно. Главное сделать потом. Написать нужно ровно столько, сколько мы будем делать. Ни больше, ни меньше.

Ну, все, на этом теперь уже все. Это была завершающая точка нашего с вами обсуждения. Я надеюсь, что… На самом деле, самой большой наградой для меня будет, если вы что-то будете делать из этого. Я буду очень счастлив. Если вы мне расскажите потом, что у вас что-то получается, я буду вам очень благодарен. Спасибо большое!

Print Friendly

Комментарии запрещены.

Архивы