Семинар «7 привычек», лекция 8

Семинар «7 привычек», 1995 г. (Диск 21, л. 8 )

Аннотация:

Шестая привычка – творческое сотрудничество.  Зачем нужен и что дает киртан.  Стадии формирования коллектива, задачи лидера.
Вопрос:
- можно ли создать варнашрама-дхарму прямо сейчас.

 

***

Итак, сегодня я буду рассказывать о шестой привычке. Изначально я хотел закончить сегодня основной курс, и рассказать ещё заодно седьмую привычку, тем более, что материала не так уж много. Но потом я решил всё-таки не путать. Тем более, что седьмая привычка, она стоит как бы особняком, и является отдельной темой. Поэтому, в сущности, можно считать, что основной материал даётся вот в этих лекциях, которые заканчиваются сегодня. А всё остальное – это уже как бы дополнительный материал, который можно разобрать будет в январе, если у нас будет время и желание для этого. Вот.

Так что сегодня я расскажу о шестой привычке. И эта шестая привычка, её очень трудно перевести в формулировке Кави. Но смысл того, о чём я буду рассказывать сегодня, сводится к тому, что я буду объяснять принципы творческого сотрудничества. То есть, принципы, на которых должно строиться наше сотрудничество и наша работа. Вот. Это – основная тема сегодняшней лекции.

И первое, что нужно понять, как бы в качестве предисловия к этой лекции, или к этой теме, это одну простую вещь, что… То, о чём я сегодня буду говорить, будет показывать, каким образом нужно строить отношения, и что это, в результате, может дать. В сущности, я говорил об этом во всех лекциях. Но это будет, как бы вот, заключительный такой аккорд во всех этих лекциях. И прежде всего, мы должны понять, что самую большую боль, и больше всего страданий в этом мире, людям причиняет, в общем-то, взаимоотношения с другими людьми. Это самый большой источник неприятностей, страданий. Самые сильные, невыносимые, страдания причиняют нам именно другие люди. И чем ближе они к нам находятся, тем в большей степени они способны причинить нам эти страдания. И очень часто они пользуются этим, с очень большим успехом. И эта лекция, она будет как раз посвящена двум сторонам отношений, которые связывают людей между собой. Двум, как бы, формам отношений. Одна форма отношений – это отношения, которые причиняют страдания людям. И наоборот, другая форма отношений – противоположна этому.

И вот эта последняя привычка, шестая привычка, о которой я буду говорить, она является как бы кульминацией всех остальных привычек. И более того, она является тестом того, насколько человек смог развить в себе все остальные привычки, или насколько он обладает ими. Если мы не обладаем тем, о чём я говорил в предыдущих лекциях, то мы не сможем реально практиковать то, о чём я буду говорить сегодня. Это кульминационная точка, или тест, проверка того, насколько у нас есть всё то, о чём мы говорили. И Кави называет её очень хитрым словом, которое, в общем-то, не все англичане знают. На русский язык оно вообще не переводится. Видимо, потому, что в России такого феномена нет. (смех) Это слово, которое звучит по-английски «синерджайз», что значит, в переводе на хороший русский язык, значит «синергировать». Всем сразу всё понятно стало (смех).

Это слово происходит от двух слов. От слова «синтез», и от слова «энергия». «Синтез» и «энергия» дают вместе слово «синергия». Иначе говоря, смысл этой шестой привычки, о которой я сегодня буду рассказывать, заключается в том, что когда части соединяются, когда люди соединяются вместе, то результат соединения нескольких людей получается больше, чем сумма частей. Вот, если такой эффект наблюдается, если результат соединения нескольких частей приводит к тому, что этот результат больше, чем их сумма по-отдельности, то тогда мы имеем вот этот вот феномен синергии, или синтеза энергии. Иначе говоря, что имеется в виду… Это очень распространённый феномен. И я буду рассказывать об этом. И вам будет яснее, что имеется в виду, и как это реально проявляется.

Но, в принципе, мы все имеем опыт этого. И суть этого заключается в том, что если мы просто механически соединяем какие-то части, то есть если мы просто механически берём эти части, эти части не составляют, в результате, такого механического соединения, единого целого. То тогда сумма целиком просто равняется вот этой сумме этих частей. Но если эти части в процессе соединения начинают взаимодействовать друг с другом, между ними начинает происходить обмен энергии, они становятся как бы частями единого организма, они как бы превращаются в нечто большее. То вот эта сумма, она становится в результате больше, чем просто совокупность вот этих вот частей. Потому что сами взаимоотношения добавляются. Если вот эти вот соединения частей приводят, на самом деле, к такому здоровому обмену энергией, к созданию какого-то целостного живого организма, внутри которого возникают какие-то связи, и по этим связям идёт обмен энергии. И всё это целое начинает действовать, как единый, целый организм, то тогда вот такая сумма, она больше, чем просто части, взятые вместе.

Иначе говоря, я буду говорить сегодня о том, каким образом действует коллектив. Что такое коллектив. Что такое сотрудничество в коллективе. Каким образом его можно сформировать, и на каких принципах должна основываться вот такая работа людей вместе, в коллективе. И, как я уже сказал, я буду говорить о принципах творческого сотрудничества. То есть, можно представить себе разные коллективы. Иногда люди просто сходятся, и они остаются индивидуальностями. Они остаются, как они были. Их ничто не связывает. И в этом случае, они не создают ничего нового, единого… никакого нового целого, ничего качественно нового. И в результате, так сказать, от этого соединения, не получается какого-то творческого результата.

Но если в результате такого соединения, это соединение действительно, реально, произошло, то тогда результат получается качественно новый. И он даёт, приводит, к появлению, к возникновению, чего-то очень нового. В сущности, вот то, что я сейчас скажу, этого достаточно, для того, чтобы уже больше ничего не говорить. Основным принципом такого взаимодействия является… Может быть, кто-нибудь отгадает, что? Какое важное должно быть условие, для того чтобы действительно эти части могли взаимодействовать друг с другом нормально? Цельная задача, единая задача, единая миссия – это хорошие условия, но это ещё не всё, потому что у нас может быть единая задача, но сами мы, тем не менее, будем каждый тянуть в свою сторону. (голос из зала: стремление удовлетворить друг друга) Не совсем… Доверие – да, но в данном случае есть более существенный момент.

Да, всё это правильно, но есть самый важный момент. На самом деле, самым главным принципом такого общения является то, что мы должны ценить различия, которые у нас есть. Мы все разные, и если мы ценим то, что мы все разные, то тогда из нас что-то получится. Если мы, наоборот, не ценим этого, и считаем, что если кто-то отличается от меня, то это уже значит, что по определению он плохой, не такой, как надо, потому что он не такой, как я. То это, соответственно… Если кто-то не похож на меня, и только поэтому он плохой, то, соответственно, это уже как бы то, что помешает нам, в конце концов, создать вот это вот единое целое. И мы можем видеть, на самом деле, как вот эти принципы, если они сочетаются, как они осуществляются. Как эти принципы осуществляются в обществе. В сущности, всё общество людей, оно является вот таким большим коллективом, да? И, как известно, в своё время Карл Маркс пришёл и открыл всем глаза на то, что происходит в этом обществе. Он сказал, что во всём обществе, всегда, испокон веков, были только эксплуататоры и эксплуатируемые. То есть, кто-то побеждал, а кто-то… Кто-то был победителем, а кто-то был проигравшим. Одни эксплуатировали других, жили за счёт других.

И, естественно, это нехорошая ситуация. Она не нравится, он сказал, он сформулировал, он описал вот эту вот причину зла, сформулировал это. А потом он нашёл замечательный выход, что нужно просто взять, перестрелять всех эксплуататоров. Отобрать всё то, что есть у них, разделить поровну, и сделать всех одинаковыми. И, таким образом, создастся новое, светлое будущее коммунизма, так? Это, в общем, примерно была его теория. Вот. Но смысл в том, что в своей основе вот эта коммунистическая теория, она как раз не учитывала то, что люди всегда будут разными. Более того, он даже поставил перед собой такую, довольно утопическую, идею. Он сказал, ладно, на переходном этапе, на этапе социализма, какая-то разница будет сохраняться. Но при коммунизме все будут полностью одинаковыми. Все будут абсолютно одинаковыми, и тогда в обществе наступит полный мир.

Вот, то есть, в принципе, есть вот это непонимание того, что на самом деле, различия, которые есть между нами, их можно использовать, для того чтобы мы соединились и результат этого соединения был большим, чем просто сумма частей. Если бы мы были все одинаковые, то нам не нужно было бы соединяться. Потому что мы все одинаковые. Но когда мы соединяемся, мы можем восполнить как бы, при таком соединении, недостатки друг друга. И наоборот, проявить как бы сильные стороны свои. Таким образом, вот это вот соединение, оно будет более мощным, и более сильным, и качественно новым, чем просто сумма частей. И это, в сущности, принцип варнашрама-дхармы. Сам Карл Маркс, он признавал, что удивительно, что вот вся эта его прекрасная теория, она не работает, и не работала, при описании так называемых, как он называл их, патриархальных обществ, там Индии древней, или Китая.

Он говорил, что если мы рассматриваем эти общества, мы можем видеть удивительную вообще гармонию, которая царила в этих обществах. Там, почему-то, никто никого не эксплуатировал. И там было не два класса, а четыре класса: шудры, вайшьи, кшатрии и брахманы. И вот это общество варнашрамы, оно как раз учитывает эти различия, различия в гуне и в карме, в качествах и в роде занятий. И вот это вот соединение различных людей даёт вот единое целое, единый организм. Результат этот больше, чем просто сумма частей. В результате получается нечто качественно новое. Вот, иначе говоря, если описать вот эту вот арифметику коллектива, то, в соответствии с этими представлениями, на самом деле, мы можем видеть это, как это реально происходит. Один плюс один может быть ноль, может быть равняться нулю. Может быть равняться минус пяти, минус десяти, минус бесконечности. Это может равняться единице. Может равняться двум. И может равняться плюс бесконечности. Вот.

Вот это вот один плюс один, в различных формах общения, в зависимости от того, какие отношения связывают людей в коллективе, вот это один плюс один, когда люди сходятся друг с другом, соединяются друг с другом, оно может давать разные результаты. Если между людьми плохие отношения. Если люди сходятся друг с другом, живут вместе, занимаются как бы одним делом. Но, тем не менее, отношения, которые их связывают, очень плохие – то один плюс один будет ноль. Они будут стараться что-то делать, у них ничего не получится, они будут стоять на месте. Или даже… В лучшем случае ноль. В худшем случае, это будет отрицательная величина какая-то. В худшем случае, они будут друг другу глотки грызть.

Если это просто отношения такого мирного сосуществования, да. Термин из периода холодной войны – мы должны добиться мирного сосуществования. То это просто будет, один плюс один будет равняться двум, да. То есть, люди не будут как бы восполнять вот это вот всего. Но на самом деле, смысл общения людей и цель, реальная цель общения людей, в том, чтобы один плюс один равнялось, как минимум, ста восьми, или ещё какой-нибудь хорошей цифре. Вот. Потому что, обычно, когда люди сходятся друг с другом, то что с ними получается? Начинают сталкиваться два эго. Два эго, или три эго, или десять эго, или там, я не знаю сколько, много эго сталкиваются друг с другом. Они начинают биться, и при этом искры начинают лететь в разные стороны.

Но, с другой стороны, если это эго так или иначе устранить, так или иначе попытаться устранить вот это вот столкновение эго, то тогда вот такое соединение, оно приводит к высвобождению огромной энергии. Результат которой получается, он на самом деле очень вдохновляющий. Это, в сущности, принцип, на основе которого Шрила Прабхупада основал ИСККОН. Он сказал, что принципом ИСККОН является (??? 14,26), это значит – единство в различии. (??? 14,30) В отличие от майявади, которые понимают единство, как полная одинаковость, или, в буквальном смысле, всё едино.

ИСККОН – это вот такое единство, которое учитывает индивидуальность людей. Которое учитывает различия людей, которые есть. И, я думаю, что на самом деле, каждый из вас, так или иначе, испытывал вот этот вот момент, о котором я говорю. Момент, когда вот это вот соединение, когда два человека, или три человека, или несколько человек соединяются. И получается какое-то качественно новое целое. Это момент рождения такого нового организма, нового целого, которое способно давать очень хорошие, потрясающие, результаты. Это момент чуда. На самом деле, человек, он испытывает удивление перед этим, когда это действительно случается.

И я думаю, что каждый из нас испытывал это. Самой лучшей иллюстрацией этого является, в сущности, киртан. Киртан, много людей сходятся вместе. Они начинают петь вместе, да? И сначала один тянет в одну сторону, другой тянет в другую сторону. И хочется заткнуть уши и убежать куда-нибудь. Но в какой-то момент, если это действительно киртан, если киртан случается, происходит вот это вот чудо. Я помню очень хорошо, как я в первый раз почувствовал это. И я понял, что что-то в этом во всём есть, во всём этом есть. До этого я не понимал этого. Когда люди сошлись. И как вот это совместное пение оно привело к рождению чего-то качественно нового.

Человек испытал вот это чудо, и он стал… Он перестал быть одним, самим по себе. Он отбросил своё эго в киртане. И он слился вместе. Собственно, Чайтанья Махапрабху, зачем он ввёл киртан? Киртан нужен для того, чтобы поднять людей как можно быстрее до высокого духовного уровня. Сами по себе мы очень трудно прогрессируем. Но если мы сходимся вместе, то тогда нам очень легко прогрессировать. Потому что в киртане мы поднимаемся до более высокого уровня, чем каждый из нас. Мы вместе складываем как бы эти все свои духовные энергии. Приподнимаемся над своим материализмом и выходим. Это према-санкиртана Чайтаньи Махапрабху.

То есть, в сущности, вот этот вот принцип синергирования, он был изобретён не Кави, а Чайтаньей Махапрабху. Когда он пришёл, для того чтобы проповедовать здесь, в эту эпоху, санкиртана-ягью. И мы можем видеть, что киртаны бывают разные. Иногда люди приходят, они поют. И, в общем-то, лучше бы они не пели. Такое тоже бывает. Как Шрила Прабхупада, когда он уехал в Сан-Франциско, то его ученики, ещё тогда незрелые, продолжали в Нью-Йорке заниматься практикой преданного служения. И они проводили тоже киртаны. Потом он приехал из Сан-Франциско в Нью-Йорк. И они, значит, стали ему показывать, как они киртаны поют. Шрила Прабхупада послушал, послушал, и говорит: лягушачье кваканье. Как, говорит, лягушки на болоте (смех). Ужас какой-то. Если люди, так или иначе, не соединились вместе, если у них не произошло вот этого вот синтеза, то тогда киртана не случается, не происходит вот этого феномена соединения.

И вообще, этому вопросу, того, как возникают коллективы, и посвящено очень много работ. И в этих работах во всех, там они по-разному описаны эти стадии. Но, в сущности, описаны одни и те же стадии, через которые проходит в своей эволюции каждый коллектив, или каждое сообщество людей. И я сейчас буду вам их называть, и вы поймёте, на самом деле, что, в общем-то, мы все сталкиваемся с этим так или иначе. Потому что мы все находимся в каком-то коллективе. Мы все действуем в коллективе. Поэтому каждому, не только, скажем, лидеру, нужно знать об этом, как это всё происходит. То есть вначале люди сходятся друг с другом. Они формируют какой-то коллектив, для того чтобы достичь какой-то цели. Обычно у них есть какой-то лидер, который сводит их вместе, и который ставит перед ними эту цель. Он говорит: «Мы должны сделать что-то. Мы должны соединиться, работать вместе. У нас должна быть общая цель».

И при этом сходятся совершенно разные люди. У каждого человека есть свои надежды, свои желания, свои ожидания, свои амбиции. И в начале они не знают, как правило, очень хорошо других людей, с которыми им предстоит работать. Поэтому, естественно, на первом этапе у них есть естественное недоверие друг к другу. Они не знают, что можно ожидать от этого человека. Он не знает, что можно ожидать от меня. И так далее. Поэтому, в первый период, люди, они чувствуют естественную неуверенность. И, соответственно, эта стадия в некоторых работах называется “стадией ритуального обнюхивания”. Как собаки, когда она сходит друг с другом, то у них есть такой ритуал, они обнюхивают друг друга, да.

Вот точно так же и люди, которые соединяются вместе, сходятся вместе, сначала они начинают обнюхивать друг друга. И смотреть, пробовать, что это такое. И, обычно, на этой стадии, отношения между людьми они достаточно такие напряжённые, не очень естественные. Они вежливые, но такие, неуверенно-вежливые. Они как бы слегка отстранённо вежливые. Люди чувствуют себя очень скованно, и вежливость эта формальная. Они смущаются, довольно-таки нервозны. Они, в общем-то, уважительно относятся друг к другу, но недоверчиво, при этом. И в этот момент задача лидера заключается в том, чтобы проявить инициативу. На этом этапе лидер должен быть очень сильным. Лидер должен проявлять достаточно сильный авторитарный стиль в этом случае.

Он должен быть вот таким, настоящим лидером. Он должен чётко определить, во-первых, цели всего этого коллектива. Он должен распоряжаться. Он должен каждому описать его обязанности. Но главное, что он должен сделать… Лидер он должен поскорее… (это достаточно неприятный процесс формирования коллектива) он должен ускорить как бы вот этот процесс взаимного узнавания. Чтобы люди раскрылись друг с другом. Чтобы они лучше познакомились друг с другом. То есть, он должен ускорить процесс взаимного знакомства. Стимулировать открытость. Чётко определить задачу. И сделать так, добиться того, чтобы все люди, которые работают под его руководством, они как бы разделяли эту задачу. Это стало бы их задачей, их миссией. То есть он должен сформулировать миссию.

Потом он должен воодушевить каждого человека, попытаться внести какой-то свой вклад, то есть поделиться своим опытом, который у него есть. И, в конце концов, сформировать климат открытости и доверия. Но потом, после этого, наступает следующий этап. Как бы следующий шаг, следующий уровень формирования коллектива. И обычно что бывает? После того как собаки сводятся и обнюхивают друг друга ритуально, то что они начинают делать? Они начинают лаять друг на друга, да? (смех) Это то, что происходит обычно в коллективах. Сначала люди напряжённые, вежливые, недоверчивые. Но потом они выясняют, кто есть кто, и начинают ругаться друг с другом, ссориться друг с другом.

Второй, следующий, этап – каждый коллектив начинает штормить. Это период вот такого вот шторма. Период, когда отношения могут достаточно сильно портиться. Вот это скрытое раздражение, или скрытая неудовлетворённость, которую испытывает человек, она начинает выходить наружу. И они вступают в конфликты. Начинаются какие-то интриги. Люди начинают формировать различные группки внутри этого коллектива. Одна группка против другой группки. Каждый начинает бороться за какое-то место, за власть, позицию какую-то в этом обществе. Да, я вижу на многих лицах (смех) выражение узнаваемости всего этого. Это очень такая привычная картина, да? Не правда ли?

Люди сошлись. Они немного познакомились друг с другом. Они узнали. Они начали ругаться друг с другом. Потому что каждый хочет как-то свои амбиции проявить, у каждого есть эти свои амбиции. Это… вот эта стадия, она обычно характеризуется такой борьбой за первенство, за лидерство. Это самая ужасная, на самом деле, стадия, для всего коллектива. И страшнее всего она для лидера. Потому что все начинают ругаться на лидера. Все говорят: «Он негодяй, он тиран, из-за него всё это происходит». Вот. И он это делает. Обычно… что ещё… другая характеристика, которая присуща отношениям людей на этом этапе, это такая… сарказм, да? Вот когда один человек говорит,например. Если вы приходите на собрание такого коллектива, да. Один человек выступает. На лицах всех остальных блуждает такая саркастическая улыбка, «знаем-знаем». Потом начинает говорить другой, и эта опять та же самая реакция. То есть, люди постоянно поддевают друг друга какими-то едкими такими выражениями, и так далее.

То есть, это вот этап. И, в общем-то, это вполне закономерный этап развития любого коллектива. В этом нет ничего дурного. И хороший лидер, понимая это, он может воспользоваться вот этой энергией шторма, энергией, которая возникает… Пусть даже негативной энергией трения, которая возникает между ложными эго. И он может продвинуться дальше при этом, коллектив. Потому что, на самом деле, некоторые группы, или некоторые коллективы, они никогда не выходят за пределы этой второй стадии. Они… На уровне этой второй стадии можно оставаться сто лет, пока не помрёшь. Вот. Люди могут вертеться. И если у них нет хорошего лидера, если хороший лидер не возьмёт, не поймёт, в общем, что происходит в коллективе, не возьмёт бразды правления в свои руки, не попытается их вывести из этого состояния, то они так и будут топтаться вот на этом месте. И, в результате, в общем-то, они ничего не добьются. Из такого… Такой коллектив, он крайне непродуктивен, и неработоспособен. У них ничего не получается. Вот.

Настоящий лидер он должен в этот момент воспользоваться, как я уже сказал, энергией шторма, и постараться заставить всех людей выложить на стол свои карты. То есть, избавить людей от вот этих вот амбиций, которые есть, от честолюбия, которое есть. Чтобы они каждый, открыто, постарались выложить то, что у них есть. То есть ему главное, на этом этапе, нужно постараться наладить вот эти доверительные отношения между людьми. Чтобы люди открылись друг перед другом. Чтобы каждый человек смог понять друг друга. Вот. Это – первое, что он должен сделать. Он должен постараться сделать так, чтобы люди постепенно раскрылись и глубже поняли друг друга.

Второе, что он должен сделать. Он должен быть очень невозмутим в этой ситуации. Он ни в коем случае не должен выходить из себя. Он должен подавать пример своей вежливостью, корректностью, и справедливостью во всех этих ситуациях. Люди будут постоянно ругаться, постоянно приходить и говорить: «Он виноват, он виноват!» И тот должен не терять головы при этом. Вот. И главное, что нужно на самом деле, на этом этапе, когда уже… особенно, если коллектив далеко зашёл вот в таком развитии, и уже все успели окончательно переругаться друг с другом. И видеть друг друга не могут. Главная задача лидера на этом этапе, это постараться, чтобы люди выложили прямо, открыто, но вежливо, в лицо друг другу, что они думают. Потому что обычно в таких коллективах… люди обычно не говорят в лицо другому человеку, что они о нём думают. Они обычно говорят это за спиной у него, так. За спиной они обсуждают разных людей, и поэтому отношения и атмосфера становится совершенно невыносимой.

То есть, в сущности, вот тут вот… Это третий этап формирования коллектива. Когда этот лидер, он должен попытаться, чтобы люди выложили всё это на стол открыто, и как-то почувствовали большее доверие друг к другу. И преодолели вот этот вот этап. Чтобы они могли позитивно, вместе, найти решение проблем. Разрешили свои внутренние конфликты, которые возникли. И, в конце концов, выработали какие-то правила взаимного поведения. Вот.

И, наконец, четвёртый этап развития любого коллектива, когда коллектив пройдёт через эти три стадии, то в конце концов он может достичь реальной стадии сотрудничества. Когда все люди начинают действовать, как единое целое, каждый знает свою задачу. Каждый действует, каждый понимает другого. У людей уже нет честолюбия никакого. У людей нету борьбы за власть. Они прекрасно понимают, что я не обойдусь без всех остальных. Я делаю своё дело, он делает своё дело. Я делаю своё дело, и моя задача – делать как можно лучше дело, которое я должен делать. Его задача – как можно лучше делать (его???27,25) дело. На этом этапе лидер уже должен полностью как бы… Он практически не нужен. Коллектив работает сам по себе, каждый выполняет свои функции. У лидера тоже есть свои функции, но он перестаёт быть вот этим вот авторитарным тираном.

На первом этапе, на этапе создания любого коллектива, вот этот авторитарный стиль, жёсткий стиль, он очень хорош. И он практически необходим. Но на последнем этапе… Вернее, если человек держится, если он придерживается всё время этого стиля, то коллектив никогда не выйдет за рамки вот этих первых неприятных этапов. И никогда не достигнет вот этого вот, более высокого уровня, когда они начнут действовать вместе, сообща. Поэтому лидер он должен быть очень чувствителен к этому. Он должен знать, в какой момент ему нужно отпустить бразды правления жёсткие, и дать коллективу действовать самому по себе.

Вот на этом этапе роль лидера, в сущности, снижается. И, в зависимости от задачи, каждый человек может на определённом этапе быть лидером. Уже формальный лидер, в сущности, не нужен, в этом случае. И в этом случае, если такое создаётся, то все члены коллектива начинают поддерживать друг друга. Все члены коллектива начинают уважать друг друга. И ещё одна очень интересная характеристика такого коллектива: каждый успех в таком коллективе, если кто-то чего-то добился, то все сразу же прославляют этот успех. В таких коллективах люди они постоянно заняты тем, что они прославляют друг друга. Они очень радуются успеху другого человека. И каждый успех замечается. Тогда как на тех этапах люди… На низших этапах люди имели тенденцию в основном замечать неудачу других. Неудачам они радовались, как правило. Успехам не радовались.

Вот на этом последнем этапе происходит вот это вот, вот эта ситуация. При этом люди настолько сплачиваются, коллектив формируется настолько, что люди уже не боятся как бы идти на обдуманный риск. Тогда как иначе-то из-за недоверия они никогда не рисковали. В общем, в результате совершается, получается команда, которая способна добиться очень многого. Если человеку удалось сформировать такую команду, если людям удалось сформировать такую команду, то эта команда она может горы своротить. Она может, на самом деле, сделать очень многое. Она может сделать гораздо больше, чем каждый человек в отдельности.

И ещё, другая характеристика такого коллектива, это то, что люди свободно обмениваются информацией. На вот этих вот ранних этапах, как правило, люди они очень ревниво относятся к этой информации. Они каждый сидит на своём, на своём этом самом. Они очень боятся, скажем, кто-то, я не знаю там. Кто-то получил какую-то новую информацию, которая может ему добиться успеха, вот, и он никогда не поделится этой информацией с другим человеком. Я это я даю примеры из жизни. Вернее, я не хочу давать примеры из жизни, чтобы никого не задевать, но я за последнее время столкнулся с очень большим количеством таких примеров, которыми можно было бы очень хорошо всё это проиллюстрировать. Вот.

То есть, вот этот вот синергетический эффект, эффект синтеза, он достигается именно на последнем этапе. И на этом последнем этапе люди начинают ценить вот эту разницу во мнениях. Люди начинают действительно уважать то, что другой человек может иметь другое мнение. Скажем, в коммунистическом обществе, и, собственно, в любом авторитарном обществе, инакомыслие – это самый большой грех, это самый большой ужас, что только может… за инакомыслие нужно расстреливать. Если ты думаешь иначе, чем я думаю, то всё. Ты, соответственно, отщепенец. Тогда как на самом деле, в плюралистическом обществе, в котором мы сейчас живём, никому нет никакого дела до мнения другого человека. У каждого может быть своё мнение, но это мнение, оно так или иначе, оно никому не интересно. И люди пытаются найти какую-то группку, которая более или менее разделяет их мнение.

Тогда как на самом деле, в настоящем коллективе есть, люди ценят мнение другого. Люди ценят разницу во мнениях, потому что понимают, что эта разница во мнениях может привести к какому-то творческому результату. Может привести к какому-то прыжку в общее, есть… прыжку в новое, в неизвестное. Была такая история из… чтобы… чтобы никого не задевать, я буду приводить исторические примеры того, как это случается. В Америке после второй мировой войны… Лиллиан Холл, был такой человек, физик. Ему было поручено сформировать комиссию по использованию атомной энергии. После того как американцы сбросили атомную бомбу на Хиросиму, все очень взволновались, и решили, что нужно сформировать комиссию, которая бы решила насущные проблемы.

И в эту комиссию вошли учёные, Нобелевские лауреаты там, люди, государственные деятели, самые… Очень много сильных, выдающихся личностей. И возглавил её Лиллиан Холл. Так вот, первое, что он сделал. У них… Перед ними стояли очень важные задачи. Им нужно было выработать определённые документы, и определённые нормы, определённую программу, которую они сделали. И, в принципе, на них очень давили, чтобы, потому что все в то время очень боялись, что, не дай Бог, вообще, ещё кто-нибудь на кого-нибудь сбросит другую атомную бомбу, и всему придёт конец. Вот.

Но Лиллиан Холл, вместо того, чтобы начать сразу вырабатывать эту программу, первое, что он сделал. Он собрал этих людей. Совершенно разных людей. Причём, каждый из которых был выдающейся личностью. И он увёз их куда-то в горы, на какой-то пикник. И они там, в течении двух недель, примерно, проводили время просто вместе. И за это время он дал им возможность хорошо познакомиться друг с другом, раскрыться друг перед другом. И понять друг друга. После этого они вернулись.

Его страшно критиковали, за то, что он непонятно вообще, чем занимается. Как он тратит всё это. Но после этого они вернулись. И, после этого, они стали действовать. И, вот таким образом, он как бы создал этот коллектив. В принципе, это тоже очень хороший метод создания коллектива – уйти куда-нибудь на пикник, вместе проводить свободное время. Это, в общем-то, очень эффективный способ создания такого коллектива. Вот. Если этого нет, если мы не создали вот такую команду, то что происходит? То в результате люди постоянно будут сталкиваться друг с другом. Вот эти ложные эго будут всё время тереться друг о друга, и всё время будут лететь искры. И люди постоянно будут находится вот этой… в состоянии внутренней войны.

То есть, обычно люди, особенно, если они не доверяют друг другу, они имеют тенденцию вступать в отношения двух врагов, да? Самый лучший пример этого, не только люди. На самом деле это случается со всеми живыми существами. Все живые существа считают всех остальных своими врагами, да? Вот. Самой лучшей иллюстрацией этого всего является, как два оленя, они сталкиваются друг с другом, и они начинают… сталкиваются рогами, и начинают тереться рогами друг с другом, пока один не добьёт другого. В основном это делается из-за самки, для того, чтобы самку (??? 34,37) Но на самом деле, это все делают. Люди сталкиваются друг с другом, они начинают шипеть друг на друга, да. Или кобра там, она начинает нападать друг на друга. Они выпускают когти, они ощериваются, они делают всё, что угодно. Вот.

И точно так же люди, если у них низкое доверие друг к другу. Они соединяются, им нужно вместе работать. Но вместо этого они шипят друг на друга. И потом, в конце концов, бегут жаловаться, там я не знаю, к духовному учителю, и говорить, что он плохой, или тот плохой. Вот. В сущности, сотрудничество возможно только в том случае, если доверие между людьми очень высокое. Если люди смогли, так или иначе… Если люди смогли, так или иначе, открыться друг перед другом. И обрести, заслужить, доверие друг друга.

На самом низком уровне вот этого доверия, когда уровень доверия очень низкий, то люди не могут сотрудничать друг с другом. Они только воюют друг с другом. И они практикуют вот этот вот четвёртый принцип животного существования, а именно, самозащиту, да? Еда, сон, совокупление и оборона. Этот вот четвёртый принцип, он практикуется в основном, на этом уровне.

Где-то на срединном уровне люди пытаются достигнуть какого-то компромисса, каких-то компромиссных решений. Но обычно компромисс, он никого не удовлетворяет. Компромиссное решение – это решение ни мне, ни тебе. Компромисс, в общем-то, в сущности, никогда никого не удовлетворяет. Формула компромисса – это один плюс один равняется полтора, или что-то вроде этого. Обычно компромисс – это решение, которое, в общем-то, не удовлетворяет ни ту, ни другую сторону. Но все… Просто потому, что они интеллектуально понимают друг друга, они соглашаются пойти на этот компромисс.

То есть, на низком уровне доверия люди вообще не понимают друг друга, и не хотят понять друг друга. Они отказываются понять друг друга. Каждый думает, что он является носителем, единственным носителем абсолютной истины, а второй – просто болван, которого нужно поскорее сдать в сумасшедший дом, чтобы он не испортил всё. На среднем уровне взаимоотношений, на уровне компромисса, по крайней мере, у людей есть интеллектуальное понимание друг друга. Они могут, по крайней мере, теоретически допустить, что он что-то тоже соображает, что он не так уж неправ. Если у нас есть это интеллектуальное понимание, то у нас есть надежда на компромисс. Если у нас нет интеллектуального понимания, то у нас нет даже надежды на компромисс, не говоря уже о сотрудничестве.

И только на самом высоком уровне, значит, происходит вот это вот синергетическое взаимодействие между людьми. Вот. В сущности, в начале, как я сказал, люди считают себя врагами друг друга, так. Потом, если они немного понимают друг друга, то вот эти баррикады, они как бы находятся по разные стороны баррикад. Потом, когда они чуть-чуть, немного, понимают друг друга, они договариваются друг с другом до какого-то мира. Они убирают эти баррикады, и заменяют баррикады, я не знаю чем. Забором каким-нибудь, колючей проволокой. Или, в крайнем случае, в лучшем случае, они проводят черту мелом на асфальте. Но всё равно, вот эта граница между ними остаётся. Они всё равно остаются как бы по разные стороны.

Тогда как, на самом деле, что нам нужно понять, что мы должны понять? Что мы не находимся по разные стороны баррикад. И это иногда очень трудно. Даже преданным бывает очень трудно объяснить это. Что они не находятся по разные стороны баррикад. Обычно люди могут настолько испортить отношения друг с другом, что они никак не в состоянии понять этого. Но на самом деле, реально, мы все на одной стороне. И что нету двух партий. Нету двух партий, которые соперничают друг с другом. Есть только одна партия, партия Кришны, и партия Шрилы Прабхупады. Однако, это не так просто понять.

И другой иллюстрацией, которую можно тут привести, естественно… Это очень частая, и очень распространённая иллюстрация. Это, безусловно, отношения между родителями и детьми, да. Особенно, если дети – преданные, а родители – непреданные. Или если родители – преданные, а дети – непреданные, да. Как только человек становится… Сын становится преданным, а родители остаются непреданными, то, соответственно, если уровень доверия и без того был низкий. Вот скажем, все эти проблемы с родителями, которые мы испытываем. Если уже у ребёнка с родителями был плохой, очень низкий, уровень доверия, если они не доверяли друг другу, то они сразу же превращаются во врагов друг друга.

Сын говорит: «Я хочу жить в храме». А родители говорят: «Нет, ты будешь тут жить». И, в конце концов, сын кричит: «Не оскверняйте меня, не дотрагивайтесь до меня, ты вообще меня осквернила, тем, что ты прикоснулась ко мне!» А мать кричит: «Секта! У меня украли сына!» И идёт в газету и жалуется. Но на самом деле, тут не секта виновата. На самом деле, изначально, такая ситуация происходит только в тех семьях, где уровень доверия между детьми и родителями уже был очень низкий. Не важно тут, это была секта, или не секта. Это могло произойти по любому другому поводу. Они, в сущности, уже были врагами, потому что они уже не доверяли друг другу. Они уже, так сказать, сталкивались лбами друг с другом. И просто секта, она, просто может быть, немножечко катализировала все эти процессы. Но, в сущности, она ничего не прибавила.

Потому что мы видим, что тот же самый сценарий, скажем, в других семьях, где уровень доверия немного выше, он может протекать совершенно по-другому. Скажем, если у родителей есть хотя бы какое-то интеллектуальное понимание своего ребёнка, хотя бы какое-то понимание своего ребёнка, то человек, он, по крайней мере, в принципе, может, так сказать, уважать выбор другого человека. Такой родитель, когда узнает, что его сын стал вегетарианцем, он подумает, что ну… стал вегетарианцем, что ж теперь делать, он стал вегетарианцем, в конце концов, это его право, и нужно пойти на какой-то компромисс. Там, два часа в день я буду готовить на этой кухне мясо, а два часа в день ты готовь на этой кухне прасад там, или ещё что-то.

В общем, в результате этим компромиссом всегда, как я уже сказал, недовольны и та, и другая сторона. Компромисс никого не удовлетворяет. И сын, когда готовит на этой кухне прасад, он думает: «Ах, негодяи! Вообще осквернили кухню! Сколько я могу находиться в этом доме!» А родители думают: «Ух! Он заставил нас готовить не в то время, в которое нужно вообще! Одни неприятности от этого вегетарианства!» Но, по крайней мере, это держится на каком-то более-менее пристойном уровне. И только когда уровень доверия между родителями и детьми действительно высок, и между ними есть реальное какое-то взаимопонимание и уважение друг к другу, как к человеку и старание понять другого, то мы можем видеть, что всегда…

Есть очень много примеров того, как родители не становятся преданными, но при этом они уважают, действительно уважают выбор своих детей. Они понимают своих детей. Они сочувствуют своим детям. Они приходят в храм. И дети к ним хорошо относятся. Они носят родителям прасад, и так далее. Потом, в конце концов чаще всего такие родители в конце концов начинают читать мантру и тоже становятся сектантами.(смех) Но, в сущности, критерием этого является вот этот уровень доверия, который изначально существует между двумя людьми, или в данном случае, между родителями и детьми.

Чтобы вот такое синергетическое решение, взаимовыгодное решение, могло произойти, должны соблюдаться вот эти вот условия. Первое: должен быть высокий уровень доверия между людьми. Люди должны доверять друг другу, первое. Второе:  у них должна быть вот эта четвёртая привычка. Они должны стремиться найти во всех случаях взаимоприемлемое решение, взаимовыгодное решение. И третье условие, самое важное условие, на самом деле: они должны стремиться понять друг друга, реально. То есть развить то, о чём я говорил в прошлый раз. Но, как правило, мы знаем, что, как правило, обычно взаимоотношения между людьми они приводят к трениям. Эти трения неизбежны. Мы должны понять, что трения будут. Что трения – это, в общем-то, достаточно неизбежная характеристика человеческих взаимоотношений.

Однако, если трутся друг о друга люди слабые, люди неуверенные в себе, люди, которые сами не очень твёрдо стоят на своих собственных ногах, то тогда их естественное желание – заткнуть рот другому человеку, да? Они сталкиваются друг с другом, и они говорят: «Ты молчи вообще, заткнись, я не хочу слушать тебя!» Они не признают право другого человека иметь своё мнение. И они пытаются заставить всех людей мыслить одинаково. Пытаются, так сказать, всех людей «обратить». Мы видим этот феномен на примере неофитов-преданных. Сами преданные-неофиты, они самые большие фанатики, самые большие борцы за идею. И куда бы они ни пришли, где бы они ни были, они сразу же начинают всех обращать, неважно куда. Неважно, независимо от ситуации, неважно, где они находятся, с кем они разговаривают. Они сразу же всех должны обратить.

Они говорят, что если вы едите мясо, то вы в ад пойдёте. Если вы курите, там… (смех) Я не так давно, этим летом, провёл несколько дней с одним таким человеком. Это были самые кошмарные дни во всей моей жизни, потому что я вынужден был всё время с ним ходить. И куда бы он ни пришёл, он сразу же пытался обратить всех остальных в нашу веру, в истинную веру. А мне приходилось, значит, его постоянно затыкать, просить, чтобы он не говорил. Это ужасно совершенно. (смех) Вот. То есть, мы можем видеть, что такой человек, он с места в карьер, он бросается на свою новую жертву, и хочет, чтобы эта жертва… На самом деле, психология, которая стоит за этим: он сам не уверен в этом. И чтобы, так сказать, утвердиться ещё больше в своей собственной вере, он самоутверждается за счёт того, что он пытается всех остальных обратить в свою веру. Он сам совершенно не уверен, но поэтому он говорит, что вообще, это самое… Если ты не будешь, то ты – демон. Вот я – не демон. А ты – демон. Давай, тоже не демоном будь! (смех) Вот.

Эти люди думают, что единство заключается в одинаковости людей. Они не могут, в действительности, понять, что есть разные люди. И что эти люди имеют право быть разными. Что у каждого человека как бы есть своя правота. Они не могут ценить различия. Эти люди кричат, что мои очки самые лучшие, у меня самые лучшие очки. Все остальные очки никуда не годятся, но у меня самые лучшие очки. Все остальные не знают, что это (??? 45,40) Только я прав. Никто другой не прав. Только я являюсь носителем объективной истины. Все остальные являются носителями непонятно чего. Все остальные… У всех остальных только субъективное мнение. Вот. Они не могут понимать, что на самом деле, у каждого человека есть какая-то своя правота, поэтому они не могут чувствовать сострадание к людям. На самом деле, наши отношения с другими людьми должны основываться на сострадании. Если мы действительно сострадаем другого человека, то есть стараемся понять его, стараемся понять какую-то его правоту, то тогда мы получаем ключ к нему. И тогда мы сможем, действительно, понять его. И сможем как-то воздействовать на него. И тогда он сможет принять от нас что-то. Вот.

Без этого нельзя. Как в «Бхагавад-гите» есть замечательный стих, который иллюстрирует всё это. Это стих из пятой главы. Может быть, кто-то скажет это. О том, как смотрит смиренный мудрец на разные живые существа. Да. видйа-винайа-сампанне… весь стих, ты знаешь?

??? 46,43 пропуск в записи

видйа-винайа-сампанне

брахмане гави хастини

шуни чаива шва-паке ча

пандитах сама-даршинах (Б.-г., 5.18)

??? 46,57 конец пропуска в записи

Человек, который действительно обладает знанием. Видья – значит знание. Человек, который действительно образован. И другое слово – винайа – вот это две характеристики смиренного мудреца. Шрила Прабхупада переводит эти два слова, как смиренный мудрец. Видья винайа. Винайа, значит человек действительно очень смиренный, очень скромный человек, который не навязывает другому человеку своё мнение, мягкий человек, винайа – это слово антоним высокомерия… не высокомерный человек, который не привязан вот к этому своему ложному эго. Такой человек может увидеть в разных живых существах… Он может увидеть, что на самом деле они все… Что у них есть единая основа. И он может одинаково относиться к этим живым существам. Не в том смысле, что он будет одинаково относиться, в буквальном смысле одинаково относиться. Одинаково, в том смысле, что он будет понимать их разницу, и делать то, что нужно каждому живому существу. Это не значит, что он, так сказать, будет одинаково относиться к больному и к здоровому. Он не дурак, такой человек. Он видйа-винайа, он смиренный мудрец, но он при этом понимает, что все живые существа в основе своей едины.

То есть, это вот то качество, которое мы должны развить в себе. Если мы разовьём в себе это качество, то тогда мы сможем жить вместе. Тогда мы сможем работать вместе. Тогда мы сможем добиться вот этого вот уровня, сотрудничества реального. И тогда мы сможем делать чудеса. Если мы сможем сформировать какой-то коллектив, даже небольшой коллектив. Мы можем увидеть, что вот этот коллектив, он может, он сможет сделать чудеса. Лидер, который ведёт такой коллектив, первое, что он должен сделать – он должен понимать, что вот эти трения существуют между людьми. И он должен попытаться разрешить эти трения. Он должен попытаться вернуться назад, найти корень и источник этих трений, попытаться объяснить людям, что, в общем-то, в конечном счёте, все эти трения, они в основном основаны на недоразумениях.

Как правило, все ссоры в этом мире возникают просто из-за недоразумения. Просто из-за того, что люди чуть-чуть немного неправильно поняли друг друга. Один не так посмотрел на другого. Косо посмотрел на кого-то. Или просто не посмотрел в какой-то момент. Особенно это характерно для женщин. Если в коллективе есть женщины, то женщины, они по природе своей, они более мнительны. И они иногда вот, бывает просто очень удивительно, когда начинаешь говорить, выяснять причину какого-то ссора, то в конце концов получается, что причиной ссора, который длился несколько лет, и который вообще, выливался в какие-то трагедии, в валокордины, в корвалолы, и другие сердечные лекарства, в скорую помощь и всё остальное, в конечном счёте, всё началось именно с того, что кто-то когда-то вот так вот посмотрел, косо на неё. И с этого всё началось. Это было тотчас же интерпретировано самым сложным и загадочным образом, сразу же были найдены очень глубокие мотивы этому всему, они все были истолкованы соответственно. И выводы были сделаны, и поэтому приступили к боевым действиям сразу же, и так далее. (смех)

Нужно понимать вот эту реальность человеческих отношений. Нужно понимать то, что люди действительно разные, и то, что эти недоразумения они существуют, и будут существовать. Нужно попытаться разрешить эти недоразумения, понять, что мы находимся, в конце концов, по одну сторону баррикад и что наша цель одна. И что мы должны постараться вместе достичь этой цели. Если мы достигнем вместе этой цели, то мы удовлетворим своего духовного учителя, мы удовлетворим Кришну, и все будут довольны.

Поэтому тут вот, чтобы так или иначе попрактиковать это, есть… Я могу дать один такой совет. Попытайтесь составить список людей, которые вас больше всего раздражают. Так. Сядьте отдельно, и составьте этот список. У кого-то он будет более длинным, у кого-то менее длинным. Кому-то несколько тетрадей придётся исписать (смех). Можете расставить их в хронологическом порядке. Самый-самый… И попытайтесь определить, что меня раздражает в этом человеке. Почему меня он так раздражает. И в конечном счёте  попытайтесь понять, что на самом деле источником раздражения является ваша неуверенность в себе. Что вы не до конца уверены в себе, и поэтому, соответственно, этот человек, он имеет какое-то другое мнение, отличное от вас. Из-за вашей неуверенности это другое мнение раздражает вас. Он раздражает вас просто потому, что он другой. И, почему он вас раздражает? Вы не можете воспользоваться тем, что он другой, именно потому, что вы сами слабые, вы сами неуверенны в себе. Вот. И попытайтесь понять, что в общем-то, если бы вы откинули эту слабость, это раздражение, то вы могли бы, на самом деле, действительно, реально, сотрудничать с этим человеком. И достичь чего-то, и воспользоваться его сильными сторонами. А он бы мог воспользоваться вашими сильными сторонами.

Ну, как я уже сказал, у меня сегодня достаточно короткий материал. Я изложил всё то, что я мог и хотел сказать. Тем более, что начался марафон. Поэтому сегодня можно сделать более короткую лекцию. (реплику из зала не слышно) А? Она стоит действительно особняком, и в общем, я не думаю, что стоит это делать. Тем более что, в общем, не так много времени, для того чтобы весь этот материал дать. Я думаю, что мы можем просто поговорить в целом обо всём том, если есть желание, обо всём том, что мы прошли. Но для начала я хотел спросить опять, по традиции, какие стихи из ведических писаний подтверждают это? Где можно найти указание на то, что, в общем-то, Кришна тоже хочет этого от нас? Не хочет этого от нас Кришна? (смех) Нет? Никак не хочет? (реплики из зала) Да, это знаменитый стих, где Кришна… где Шрила Прабхупада объясняет принципы сотрудничества. Да, это важный, знаменитый стих такой. Я не помню его наизусть, конечно. (реплика из зала) Ну есть ещё три стиха из чатур-шлоки «Бхагавад-гиты», которые очень, на самом деле, очень много говорят в этом отношении. Кто знает эти стихи? (реплика из зала) Да.

То есть тут говорится именно о том, что преданные всегда находятся вместе. В следующем, и ещё в следующем, начиная с этого стиха, мач-читта мад-гата-прана (Б.-г., 10.9.), в трёх последних стихах из чатур-шлоки «Бхагавад-гиты», там упоминается всё время о преданных во множественном числе. Это самое важное. Это сущность «Бхагавад-гиты» изложена в этих стихах десятой главы «Бхагавад-гиты». Там о преданных говорится во множественном числе. И начинается это с того, что преданные сходятся вместе. Они начинают беседовать о Кришне. Они просвещают друг друга о Кришне. И, таким образом, тушйанти ча раманти ча, они чувствуют удовлетворение.

Потом:

тешам сатата-йуктанам

бхаджатам прити-пурвакам

дадами буддхи-йогам там

йена мам упайанти те

Если эти люди все вместе… Опять Кришна говорит во множественном числе о Своих преданных. Если они вместе поклоняются Мне, то я даю им разум, с помощью которого они все вместе могут прийти ко Мне. И дальше, Я пребываю в их сердцах, светом знания рассеиваю мрак невежества, который царит в них. Он всюду говорит во множественном числе об этом. Он говорит именно о том, что люди должны быть вместе, что они должны помогать друг другу. Они должны заниматься преданным служением вместе. Это единственный способ, каким образом можно достичь успеха в преданном служении. (реплика из зала) А? Да. сататам киртайанто мам, там тоже говорится во множественном числе о махатмах. Это занятие махатм, сататам киртайанто мам, они постоянно занимаются воспеванием моей славы, вместе. И Кришна говорит, что Я нахожусь не там, где сидят йоги отдельно, и медитируют. Я не нахожусь в сердце медитирующего йога. Я нахожусь там, когда преданные сходятся вместе, и они начинают прославлять Меня. При этом получается вот этот вот эффект синергии. (реплика из зала) Йаджнаих санкиртана- прайаир йаджанти хи сумедхасах (Бхаг., 11.5.32) Ну, в общем, да, йаджнаих санкиртана- прайаир йаджанти хи сумедхасах.

О кей. Есть какие-нибудь вопросы, может быть? (реплики из зала) Нужно помнить, что нужно соблюдать, или помнить, чтобы два человека могли общаться и ладить друг с другом. Нужно помнить, что другой человек тоже является личностью, самоценной, что он тоже является индивидуальностью, что у него тоже есть своё мнение. И это мнение, оно ценно. Обычно, если человек высказывает чужое, другое мнение, противоположное ему, то наша первая реакция, вообще: «Ты дурак!» На самом деле, когда мы слышим другое мнение, мы должны кричать: «Джай! Харибол! Ты по-другому думаешь, чем я!» Это значит, что я могу что-то получить от тебя, я могу что-то, так или иначе… Это значит, что у тебя есть какой-то другой взгляд на эти вещи. Если мы объединим наши взгляды, мы можем прийти к какому-то третьему решению. Мы можем найти какое-то творческое решение всего этого. Иначе мы просто зациклились на своём мнении.

Если два человека сходятся, и у них полностью одинаковое мнение… Хотя такого не бывает. Но есть такая тенденция, окружать себя людьми, которые полностью одинаковое мнение с нами имеют, так? То, если два таких человека сходятся, то один из них лишний. Они, на самом деле, не нужны, два человека, если у них одинаковое мнение. Это – склонность людей с очень сильными авторитарными наклонностями. Если человек – деспот, или тиран по своей природе. Он становиться во главе какого-то коллектива, он пытается, так сказать, всех людей заставить думать так же, как он. Если они не думают так же, как он, то он их сажает в тюрьму, убивает, устраняет как-то физически, химически, или ещё как-нибудь. В сущности, мы просто должны ценить и уважать другого человека, и разницу во мнениях.

(Не слышно) Я пытался это объяснить. Чтобы перейти со второй стадии развития коллектива, на третью стадию развития коллектива, люди должны открыто выложить, высказать в лицо друг другу, что они друг о друге думают, иначе говоря. Строго говоря. Они должны все свои недовольства, которые они высказывают, и так высказывают, но высказывают за спиной, они должны выложить друг другу. Открыто, вежливо, с учётом определённых норм и правил поведения. Но они должны попытаться выложить вот эти скрытые какие-то, все свои мотивы, и свои недовольства, которые у них есть.  Тогда их доверие очень сильно увеличится по отношению друг к другу. Они начнут понимать немного друг друга. И вот это вот понимание, оно сможет, в конце концов, привести к тому, что они смогут работать вместе лучше.

(Вопрос из зала)

Если бы я сейчас сказал, что он не может сохранять, то это значит, что… Если бы мы были честными, то тогда нам всем нужно было бы в тот же момент встать отсюда и уйти, начиная с меня. И просто никогда уже не приходить сюда. И пусть Гаура-Нитай Сами тут наслаждаются (смех). Они, в конце концов, самодостаточные, Им ничего не нужно. У нас у всех есть привязанности. И мы не можем искусственно отказаться от своих привязанностей. Мы должны очень чётко это понимать. Мы не должны держаться за свои привязанности, после всего того, что мы услышали. Потому что это является оскорблением повторения мантры. Но, тем не менее, мы должны как бы понимать, что далеко не все люди могут быть в одинаковой степени отречённости. Это очень большая ошибка, требовать от людей быть одинаково отречёнными. Это – та же самый коммунистический менталитет. Все должны быть  одинаковыми. Если я очень отречённый, то все остальные тоже должны быть такими же отречёнными. А если они не отречённые, значит они в майе. Поэтому они должны уйти куда-то, или не раздражать вообще меня тут своим присутствием.

Мы должны понимать, что все люди разные. Они находятся на разных уровнях духовного развития. Они в разной степени реализовали те истины, которые мы ищем. И мы должны, в общем-то, испытывать сострадание к ним. И понимать, что одни стараются, чтобы отречься от привязанности к пицце, другие стараются, чтобы отречься ещё от каких-то привязанностей. У каждого человека разные привязанности. У кого-то сильнее, у кого-то меньше. У каждого человека разные проблемы. Кто-то вот сражается за то, чтобы вот, от пиццы отречься. Кто-то сражается с собой, чтобы отречься от привязанности к славе, почёту, ещё чему-то. Кто-то сражается, чтобы отречься ещё от каких-то других привязанностей… Но если мы будем видеть, что все эти люди, так или иначе, они стремятся отказаться от этих привязанностей, они находятся здесь… Иначе зачем бы они находились здесь? Мы находимся здесь, не для того чтобы, в общем-то… если бы не наше желание прийти к Кришне, то, в общем-то, не было бы никакого смысла находиться вместе, одни неприятности только, одни какие-то столкновения.

И если мы увидим это, если мы будем видеть, что каждый человек, он по-своему искренен в этом… пусть он на разном уровне эту искренность проявляет, да? Но, тем не менее, по-своему искренен. То мы сможем уважать и ценить, и не будем требовать от каждого одно и то же. Это глупо, требовать от каждого одно и то же. Мы должны понимать, что мы не можем предъявлять всем одинаковые требования. Для кого-то большое вообще достижение, если он один раз в неделю на мангала-арати придёт. Вообще-то я не должен этого говорить. Все должны приходить на мангала-арати (смех) Но, вот… все должны приходить на мангала-арати. Для кого-то большое достижение, если он вообще дхоти одевает. Некоторые люди вообще почему-то дхоти не любят одевать, я не понимаю, почему. Для него отречься от каких-то джинсов – это уже большой подвиг.

Но это вот то, что иногда отталкивает людей и делает вот такую атмосферу сектанской. Когда мы начинаем требовать от каждого человека. Вот он переступил за ворота нашего храма, и мы начинаем сразу же судить его. Если он сразу же не отрёкся от всего вообще, то значит он всё уже, плохой. Нужно видеть вот это искреннее желание в человеке.

Вопрос (не слышно)

Ответ: Ишта-гоштхи – это замечательная традиция, когда люди собираются вместе и говорят о Кришне. Изначальный смысл слова ишта-гоштхи – значит поговорить о Кришне. Почему-то в ИСККОНе ишта-гоштхи оно превратилось в что-то вроде комсомольских собраний, как (смех) производственных собраний. Но, в общем-то, если мы правильно обсуждаем друг с другом наши производственные темы, то они должны так или иначе сводиться о том, как удовлетворить Кришну. И мы должны говорить о Кришне. Но это, в принципе, очень хорошая традиция. Однако, собрания, они могут быть очень хорошими, могут быть очень плохими. Если собрание проводится формально, если в собраниях не достигается вот этого вот, именно, опять же, синергетического эффекта. Если люди просто вместе сходятся, потому что они должны сойтись, да? И потому что им нужно в скуке провести некоторое время. Если они думают, что, какой смысл собираться? Мы собираемся-собираемся, и ничего от этого не меняется, то в этом нет, действительно, никакого смысла.

Собрания, они имеют смысл только в том случае, если человек, который созывает эти собрания, он знает, как их проводить. Он может вызвать людей на то, чтобы вот произошёл какой-то эффект от этого, чтобы что-то сдвинулось, чтобы что-то изменилось. Собрания нужны для того, чтобы действительно, во-первых просто принять какие-то решения. Принципом такого собрания должно быть то, что мы создаём что-то новое, мы принимаем какие-то серьёзные, новые решения, а не просто собираемся, чтобы поговорить друг с другом. Ишта-гоштхи, принципом ишта-гоштхи должна быть открытость людей. Но мы не можем, опять же, требовать этой открытости. Мы должны вызвать людей на открытость, мы должны создать такую атмосферу, чтобы люди были открыты. Атмосферу доверия. Чтобы люди захотели открыться, чтобы люди не стеснялись открыться, чтобы люди могли открыться. Так что, это очень большое искусство. И, в общем-то, если люди не могут этого делать, то лучше вообще не делать.

Вопрос: а как это можно сделать?

Ответ: Как это можно сделать… для этого нужно развить в себе привычку первую, вторую, третью, четвёртую, пятую (смех), и тогда всё будет. То есть, нужно начать с того, чтобы создать атмосферу доверия между людьми. Прежде всего, нужно добиться того, чтобы они доверяли вам. Чтобы они доверяли вам, они должны видеть в вас вот эти качества. В английском языке есть замечательная поговорка, (??? 66,31), это значит, буквально, ходи то, что ты говоришь. Или иначе, делай так, как ты говоришь. Она не так хорошо звучит по-русски. Смысл в том, что человек должен развить в себе все эти качества, о которых я говорил. Если у него будут эти качества, только в этом случае он, на самом деле, сможет создать эту атмосферу. А если ему никто не доверяет, то как он сможет создать эту атмосферу доверия? То есть, всё то, о чём говорилось тут, надо практиковать, развивать в себе, и тогда мы сможем это сделать.

Вопрос, неразборчиво: А вот, значит, чтобы как бы улучшить положение в коллективе, необходимо, значит, высказаться друг другу. Но это нужно делать один раз, или периодически? (не слышно, смех)

Ответ: Вась, ты меня уважаешь? (смех) Это нужно делать. Потребность в этом, высказывать всё то, что я думаю о человеке, есть у меня только до тех пор, пока мы находимся в плохих отношениях с человеком. Если я нахожусь в хороших отношениях с человеком, то он и так знает, что я о нём думаю. Я ему постоянно в своём общении говорю ему об этом. Для меня это не секрет. Если у нас возникли какие-то препятствия в отношениях с ним, то тогда я, так сказать, не высказываю ему то, что я о нём думаю, тогда я делаю это у него за спиной. Но если у нас есть хорошие отношения, если это отношения сотрудничества, то не нужно никаких специальных церемоний, да? Это не то, что периодически мы, так сказать, созываем церемониальное выяснение отношений (смех). Нет. Если отношения и так хорошие, то их не нужно выяснять, вот. Поэтому это нужно делать только до тех пор, пока они плохие.

Вопрос: А вот на примере ИСККОН, где-нибудь есть такие коллективы?

Ответ: Есть! (смех) Я знаю, что, по крайней мере, на Кришналоке есть такой коллектив. Я не имею ввиду радио «Кришналока». (смех) Я имею ввиду планету Кришналока. К сожалению, радио «Кришналока», оно не совсем отвечает этим характеристикам (смех). Вот. Есть разные коллективы, они в большей или меньшей степени соответствуют этому идеалу, о котором я описал. И, в общем, мы можем видеть, что идёт работа над созданием этих коллективов. Иногда инстинктивно, иногда осознанно. Но, в любом случае, лучше делать это осознанно, потому что если делать это осознанно, зная всё это, можно избежать очень многих больших неприятностей и ошибок.  А коллективы такие, конечно, есть.

Вопрос (не слышно)

Ответ: Все привычки, да? А я думаю, что мы сделаем это с помощью аудитории. Вот, молодой человек уже второй раз спрашивает, перечислить все привычки, все качества. В чём заключается первая привычка, о которой я говорил? Есть кто-то вообще, кто был на первой лекции? Никого нет, да? (смех)

(не слышно)

Да. Эта первая привычка – это способность не зависеть от обстоятельств, или свобода от обстоятельств. Свобода. Способность не подчиняться обстоятельствам. Не просто реагировать рефлекторно на обстоятельства, а делать это на основании каких-то внутренних своих ценностей. Вторая привычка? Никто не помнит.

Голос из зала: Ставить цель.

БВГМ: А как она точно формулировалась? Ставить цель, да. Но как она формулировалась? Миссия, да. Но она начиналась так: начинать с конца в уме. То есть, мы начинаем с того, чего мы хотим добиться. Мы перед каждым своим делом чётко определяем то, к чему мы идём. Мы визуализируем это, определяем свою миссию, и только потом уже, так сказать, идём. Не идём просто наобум, слепо.

Третья привычка. А? В общем, всё. Я чувствую себя полным идиотом (смех). Я не смог ничего. Но, по крайней мере, я сам научился. Так что, я в любом случае благодарен вам за это. Да, способность выделять главное. То есть ставить главные вещи первыми, и не забывать о главных вещах, вернее, о важных вещах в текучке вот в этой, чтобы она не заедала. (??? 71,22) она по-английски называется. То есть, способность выделять приоритеты в своей деятельности. Чётко понимать, что для меня главное, что для меня важное. Заниматься этим, отсеивать неважные вещи. Не распыляться на неважное.

Четвёртая привычка?

Голос из зала: строить взаимовыгодные отношения.

 БВГМ: Да. То есть, стараться делать так, чтобы в наших отношениях все выигрывали. Пятая привычка, совсем недавно я о ней рассказывал, у меня есть шансы, что вы ещё помните её (смех). (не слышно) Да. Сначала мы должны понять другого, прежде чем рассчитывать на то, что они поймут нас. И наконец вот, шестая привычка, это: стараться пользоваться различиями других людей, и создавать вот это вот единое целое из разных индивидуальностей. Пользоваться сильными сторонами других людей. Ценить разницу.

Голос из зала: а более детально… (не слышно)

БВГМ: более детально, это есть в книге, о которой я рассказываю. Она называется Стивен Кави (??? 72,35)

Голос из зала: а перевод есть на русский?

БВГМ: нет, нет.

Голос из зала: а на английском?

БВГМ: у меня есть (смех). Я могу сказать координаты, по которым её можно выписать.

(реплику из зала не слышно)

Возможно ли создать варнашрама-дхарму прямо сейчас, или нужно два или три поколения (смех). Я думаю, что если через два, или три, поколения она создастся, то можно считать, что нам сильно повезло. Я не знаю. Очень трудно сказать. Если верить некоторым пророкам, которые есть среди нас… правда, их нет в этом зале. То скоро вообще конец света наступит (смех). Вот. Но, в принципе, Шрила Прабхупада хотел создать варнашрама-дхарму. В 77-ом году он сказал, что половину своего дела я сделал. Теперь мне нужно сделать другую половину, создать варнашрама-дхарму. Но он, к сожалению, не успел сделать эту вторую половину, создать общество варнашрама-дхармы. И пока ещё очень трудно, на самом деле, действительно создать это общество. Пока мы вот тут вот не можем один храм как следует создать, не говоря уже об обществе варнашрама-дхармы. Но мы должны попытаться. Если нам удастся даже создать небольшой коллектив, даже, я не знаю там, одну «Фортуну» сделать хорошей. Осуществить принципы варнашрама-дхармы в кафе «Фортуна», то это будет уже большой победой нашей. (реплику из зала не слышно) Да, Майяпур, он должен быть вот таким идеальным городом, где будут существовать принципы варнашрама-дхармы. Это возможно, в этом нет ничего нереального. Это возможно, просто нужно очень чётко, осмысленно действовать в этом направлении. И я думаю, что какие-то зачатки, на самом деле, её создаются. Так или иначе, мы можем наблюдать это и видеть. Но чтобы варнашрама-дхарма, как таковая… Если серьёзно говорить уже о варнашрама-дхарме, то, чтобы варнашрама-дхарма могла функционировать, должен быть достаточно большой коллектив. Почему, скажем, модели варнашрама-дхармы, они не получались на вот маленьких коллективах, именно потому, что в маленьких коллективах нет достаточного количества всех представителей всех сословий, чтобы они могли дополнять и составлять вот это идеальное единое целое. Если о варнашрама-дхарме, как таковой, говорить.

Да. (реплику из зала не слышно) Дело в том, что мы должны осознавать, что… Почему Шрила Прабхупада такой упор делал на варнашрама-дхарму? Потому что, мы должны прекрасно понимать, что никогда все люди не смогут стать преданными. Никогда все люди не смогут полностью отречься от всего, переселиться в храм и жить только в храмах. Это совершенно нереальная ситуация. Этого не будет никогда. Но варнашрама-дхарма,  институт варнашрама-дхармы нужен, чтобы люди оставались на своих местах, выполняли свои социальные обязанности, были по-своему привязаны там, я не знаю, к коровам, к богатствам, к силе, к власти. Но, тем не менее, прогрессировали. В обществе варнашрама-дхармы человек он рождается шудрой. Если он хорошо исполняет свои обязанности шудры, в идеальном обществе, то тогда в следующей жизни он рождается вайшьей. Он исполняет свои обязанности вайшьи хорошо, в следующей жизни он рождается кшатрием. Потом он рождается брахманом, потом он уходит в духовный мир. Вот.

То есть, вот этот вот прогресс духовный, он становится очень гладким, и он реально очень может… Мы не можем ожидать, что все, вдруг, сразу, там я не знаю… Харибол будут кричать. И мы можем видеть это. Скажем, мы можем видеть, как по-разному… На «Кришналоке» это видно. Когда мы проповедуем по радио,  вот эта проповедь, она порождает совершенно разные категории людей. Есть очень много поклонников «Кришналоки». Некоторые поклонники серьёзно практикуют преданное служение. Они встают рано. Вчера мне, например, одна женщина звонила, уже после живого эфира. Она мне рассказывала, как она там встаёт каждый день в три часа, читает 16 кругов. Её никто не знает тут, она не приходит в храм. Но она каждый день читает 16 кругов. Потом она читает книги, потом готовит прасад. Потом идёт проповедует там кому-то.

И есть целый спектр людей, которые занимают самые разные места. И это, в принципе, нормально. В этом нет ничего плохого. Это естественная вещь. Это то, к чему приводит наша проповедь. Некоторые люди, скажем, услышав нашу проповедь, они могут усвоить что-то одно, принять что-то одно. Например, просто вегетарианство, да. Они станут проповедовать вегетарианство. Наше дело – проповедовать чистое преданное служение. Но значит, вот в результате этой проповеди должна возникнуть вся вот эта система. Общество, которое приносит духовное благо каждому человеку, в той или иной форме, в зависимости от его уровня. Поэтому, это – в принципе, очень важная, но достаточно отдалённая задача сейчас. (реплику из зала не слышно)

Я буду в январе теперь продолжать. Я хотел ещё рассказать о седьмой привычке. Потом провести практикум по каждой из этих привычек. То есть, потренироваться давать именно практические задания и пытаться испытывать людей. Ну вот именно, практически делать, практикум сделать. И потом ещё провести экзамен. В январе, да.

(реплику из зала не слышно)

Среди персонажей «Шримад-Бхагаватам» можно ли найти такого героя, который бы практиковал это? Ну, в «Шримад-Бхагаватам» описываются цари праведные ведических времён, которые создавали вот это общество. То есть, они создавали коллектив. Скажем, царь Притху. И в четвёртой песне «Шримад-Бхагаватам» много говорится о нём. Каким образом он создал свой коллектив, свою команду, свою группу. И как он управлял обществом. То есть, я думаю, что можно вот это вот сказать. А так, я сейчас сразу затрудняюсь. (реплику из зала не слышно)

Мудрецы собрались на берегу Ганги и слушали Шукадеву Госвами. В сущности, когда люди заняты одним делом, то есть, даже та же самая ситуация лекции. Если это – действительно хорошая лекция, и если все люди… Если лектор смог приковать внимание всех людей, и все люди думают, над чем он говорит, следят внимательно, за чем он говорит, они поглощены этим. То это вот как раз тот самый момент, когда сумма, она больше механической суммы частей. То есть, вот при этом создаётся вот это единство, которое можно ощущать. Мы можем видеть это. Правда, люди, которые борются с нами, они говорят, что они гипнотизируют при этом людей (смех), в этих ситуациях. Вот. Но, на самом деле, это вот как раз тот самый эффект, когда люди забывают о своём эго. Вот, как раз эффект такого, такого вот сотрудничества, заключается в том, что люди забывают о своём эго. Они начинают думать над общими какими-то вещами, и над общими целями. Они находятся вот в этом едином коллективе и чувствуют единство.

(реплику из зала не слышно)

Я уже говорил, что, в принципе, вот такой авторитарный стиль, он имеет своё место. И эти силовые методы, на первых этапах, они возможны. Но нужно понимать, что они очень ограничены, и далеко на них не уедешь. Человек не должен полагаться только на них. На первом этапе формирования коллектива он может быть достаточно, не то что, не просто силовым, а он может применять достаточно жёсткие авторитарные методы. Он должен, как бы, спускать сверху вниз свои указания. Если он знает вообще, что он делает. Но он должен понимать, что его цель, в сущности, создать вот этот коллектив. И если он хороший лидер, то тогда что получается? Вот это всё происходит очень естественно. Скажем, хороший лидер, он создаёт этот коллектив. Этот коллектив, он гладко проходит через все эти четыре стадии, доходят этой стадии. Они сами даже не понимают, как это произошло. Они начинают вместе работать слаженно, как единое целое. Вот. Это – искусство хорошего лидера. Они не замечают вот этих, всех этих этапов. Они говорят, это всё произошло само собой. Поэтому, в общем-то, на самом деле, хороший лидер он не злоупотребляет, ни в коем случае, вот этими силовыми методами. Силовые методы, они очень ограничены. И, в конечном счёте, они не могут прочных связей между людьми поддерживать. Силой можно на какое-то время заставить людей что-то делать, но, в конце концов, они разлетятся, и не смогут вместе работать. Я боюсь, что я разочаровал многих менеджеров, которые тут присутствуют, но я должен это сказать.

(реплику из зала не слышно)

Третий период, по-английски эти четыре стадии называются так, они называются: (??? 83,06) форминг, шторминг, норминг, и перформинг. Форминг – это формирование. Второе – это когда штормить начинает. Третье – это когда всё приходит примерно в порядок, это когда вот люди начинают выкладывать, отношения нормализуются, нормализующийся период. И, наконец, перформинг, когда люди начинают вместе работать для достижения единой цели. Это очень легко запомнить. Форминг, шторминг, норминг, и перформинг.

Реплика из зала, неразборчиво: …у японцев… но при этом у них остаётся ритуальное избиение чучела директора…

Ответ: Да, это очень, на самом деле, эффективный метод. Там есть специальные комнаты, там стоят резиновый манекен директора, и рядом лежит резиновая дубинка. И человек приходит, и бьёт (смех). И чувствует при этом экстаз. Избежать этого легко, если у нас будет правильная миссия. Если мы будем понимать, что все мы заняты единой миссией, то тогда мы сможем избежать этого. На самом деле, как я уже говорил, реально, осуществить в полной степени все эти привычки, развить в себе, может только чистый преданный. В сущности, это всё привычки мадхьяма-адхикари. Это всё – уровень мадхьяма-адхикари. Всё это – качества преданного, который достиг вот этой вот средней ступени преданного служения, и действует вместе с другими. И, если мы делаем это ради Кришны, если у нас есть цель – Кришна, то мы никогда не забудем, что мы – преданные. Мы будем делать это вот именно для Кришны. И нам не нужно будет избивать президента храма там (смех), в специальных комнатах. Просто, ещё, преданным всё это сделать гораздо легче. Я об этом говорил в самых первых лекциях, что реально развить все эти привычки преданным гораздо легче. Потому что у нас есть очень большая, очень хорошая основа для этого. У нас есть реальная основа для этого.

Как я говорил, основой всех привычек является первая привычка. В конечном счёте, в основе первой привычки лежит понимание того, что я не есть тело, так. Кто лучше, чем преданные, может, по крайней мере теоретически, может понять это, да? И начать развивать… и так далее. Я пытался, как раз, вот в этом своём семинаре провести связь нашей реальной практики преданного служения, со всеми этими привычками. И показать, насколько это актуально. Всё это есть в книгах Шрилы Прабхупады. В сущности, вот эта система, которую дал Кави, там нет ничего, это просто систематизированный здравый смысл. Эта система основана на здравом смысле. Но если к этому здравому смыслу дать духовную основу, которая у нас есть, то тогда этот здравый смысл, он приобретает очень глубокое, большое значение. И может очень помочь нам.

(реплику из зала не слышно)

Я не думаю, что это обязательно. Я не думаю, что это обязательно, но, в любом случае, смысл в том, что мы должны, так или иначе, добиться этого. Когда вместе соединяются кармические люди, то их, в действительности, очень мало связывает друг с другом. В течение какого-то времени они могут сотрудничать друг с другом, для достижения каких-то материальных целей. Потом, в конце концов, их начинает разводить в разные стороны. Но у преданных, я не думаю, что это должно быть обязательно неизбежностью, в этом отношении. Потому что у нас есть гораздо более глубокие вещи, которые связывают нас. И если мы добились этого, то мы можем в течение достаточно долгого времени сохранять это. Другое дело, что, естественным направлением действия материальной энергии является деградация. Рано или поздно, всё деградирует. Мы видели, скажем, достижения великих ачарьев. Великие ачарьи приходили, они создавали духовный мир на Земле, по сути дела. А потом в этот духовный мир приходили обычные люди, они делали из этого духовного мира опять материальный мир. Они приходили туда вместе со своими привычками, с грязными ботинками входили в этот духовный мир. И, соответственно, разводили там свою грязь.  То есть, естественно, в материальном мире всё долго не держится. Но если у нас будет твёрдая духовная основа этого (дух он вечен по своей природе), то мы можем, по крайней мере, в течение достаточно долгого времени находится там. Нет никаких причин для этого. Мы видим, что до тех пор, пока во главе всего этого стоит очень сильная духовная личность, которая может повести за собой других людей, то вот такой коллектив он может очень долго находиться. И всегда, когда великие ачарьи уходят, всегда есть какой-то период разброда, шатания временных. Это можно было видеть на примере истории ИСККОН. После ухода Шрилы Прабхупады был какой-то, относительно такой, период таких вот, такого разброда и шатания, который, слава Богу, уже вот сейчас практически кончился. О кей, я думаю, что уже достаточно долго мы с вами говорили. Спасибо вам большое. Шрила Прабхупада ки! Джай! Марафон Шрилы Прабхупады 95-го года ки! Джай!

Print Friendly

Комментарии запрещены.

Архивы